ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Ошибка капитана судна и будет ли суд рассматривать доводы защиты? Почему суд ошибаться может, а капитан судна нет?

Ошибка капитана судна и будет ли суд рассматривать доводы защиты? Почему суд ошибаться может, а капитан судна нет?

 

           30 января 2013 года судьей Камчатского краевого суда Олегом Чадновым рассмотрена жалоба защитника капитана судна «Бухта Наталии» Дмитрия Бабкина адвоката Игоря Копытова на постановление государственного инспектора ГМИ ПУ ФСБ РФ по Камчатскому краю А.Зарубина, которым капитан судна был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.8.37 КоАП РФ за то, что его помощник три дня ошибочно подавал координаты судна в ССД не на 24 часа прошедших суток, а на 0 часов этих суток, а также на решение судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Е.Лобановской, которым было оставлено в силе постановление инспектора ГМИ. 

 
           В судебном заседании, как и в самой жалобе было приведено достаточно много доводов, на которые обращал внимание защитник как на основание отмены или изменения состоявшихся решений. Судья О.Чаднов,  вынес решение, которым оставил в силе как постановление так и решение судьи городского суда.  Однако вряд ли можно согласиться с решением суда, так как при изучении текста кассационной жалобы защитника и судебных решений можно прийти к выводу, что практически все доводы суд рассматривать не стал. Более того, внимательное изучение текста судебного решения городского суда приводит к выводу, что в нем судьей допущены технические ошибки, использованы ссылки на несуществующие пункты и нормативные акты… Почему же ошибки допущенные помощником капитана судна содержат в себе состав правонарушения у капитана судна и влекут отрицательные последствия для государства, а ошибки, допущенные судьей в судебном решении,  свидетельствуют о торжестве правосудия?

 

 
 

 

           Именно об этом, защитник Игорь Копытов ссылается в надзорной жалобе, текст которой публикуется ниже….  Ситуация с рассмотрением жалоб по данному административному делу наглядно показывает как рассматривают подобные жалобы суды и о возможности гражданам реализовать свое право на судебную защиту своих прав и свобод, которая продекларирована в ст.46 Конституции России.
 
 

 

 

 

НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА
на постановление по делу об административном правонарушении, решение судьи Петропавловск-Камчатского городского суда и решение судьи Камчатского краевого суда
 
 
            Постановлением по делу об административном правонарушении от 9 ноября 2012 года государственного инспектора РФ по государственному контролю в сфере охраны морских биологических ресурсов ГМИ СВПУ береговой охраны ФСБ России Зарубина А.В., капитан судна ТР «Бухта Наталии» Бабкин Дмитрий Николаевич, как должностное лицо, признан виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч.2 ст.8.37 КоАП РФ и ему назначен штраф в размере 10 000 рублей.
          Решением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Лобановской Е.А. от 15 января 2013 года указанное постановление оставлено без изменения, а жалоба Бабкина Д.Н. – без удовлетворения.
          Данное решение судьи городского суда было обжаловано в Камчатский краевой суд. Но в жалобе защитнику решением судьи Камчатского краевого суда Чаднова О.В. от 30 января 2013 года было отказано.
          Нет, понятно, что в настоящее время никому нет дела до вникание в суть случившегося…
          Но вот интересно: почему простая невнимательность человека к ошибке, допущенной другим,  не повлекшая никаких материальных последствий для государства,  судом рассматривается как серьезное административное правонарушение, при этом доводы защитника не рассматриваются по существу, им не дается никакой оценки. Может именно это называется той самой гарантией судебной защиты прав и свобод гражданина, о которой говорится в ч.1 ст.46 Конституции России?
 
Обстоятельства дела.
          Нарушение законодательства заключалось в том, что помощник капитана судна ТР «Бухта Наталии» по радиоэлектронике подавал в соответствии с требованиями нормативных актов судовые суточные донесения в период следования судна из района промысла в порт Владивосток при этом ошибочно в течение трех суток перехода указал координаты судна не на 24 часов 6, 7 и 8 ноября, а на 24 часа 5, 6 и 7 ноября 2012 года. Ошибкой послужило то обстоятельство, что судовые суточные донесения должны подаваться в 8 часов утра ежедневно именно за прошедшие сутки. Помощник капитана судна ошибся в понимании координат прошедших суток, которые брал строго из судового журнала.  В момент проверки судна 9 ноября 2012 года должностное лицо ГМИ выявило ошибки в подаче ССД в части координат судна, после чего указанные ошибки были исправлены капитаном судна Бабкиным Д.Н. путем подачи исправлений в ССД. 
          Однако суд не разобрался с местом допущенного нарушения и нормами закона, которые были нарушены во взаимосвязи с положениями ч.2 ст.8.37 КоАП РФ.
 
          Доводы защитником изложены были, но судья Камчатского краевого суда либо не захотел их рассматривать, либо посчитал рассмотрение их лишними, не исключено потому, что их рассмотрение привело бы к иному судебному решению. Зачем тогда защитник обращался с жалобой в Камчатский краевой суд? Ну написали бы защитнику, что Камчатский краевой суд не будет рассматривать доводы по причине отсутствия такой обязанности или еще как-то…
 
          То, что судья не стал рассматривать доводы защитника следует из документов.
 
           Так, защитником изложен первый довод:
           1.Бабкину Д.Н. неправильно вменено нарушение п.п. 7 п.2 ст.12.4 ФЗ РФ «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации» (кстати, в решении суда указано ошибочно п.п. 7, 2 ст.12.4), так как эту норму закона он не нарушал, ведь им представлялось бесплатно и беспрепятственно та информация, которая указана в этой норме закона, в частности о погруженных с других судов уловов водных биоресурсов, в федеральные органы исполнительной власти. Достоверность координат судна указанная норма не устанавливает.
 
            А вот этот довод в решении судьи Камчатского краевого суда от 30 января 2013 года: 
 
 
 
 
             Как рассмотрел судья Камчатского краевого суда этот довод, посмотрим ниже:
 
 
          1.О положении закона ни слова. Довод о законе был забыт, вроде как и закона не было….
          2.Защитник говорил, что приказ не является нормативно правовым актом. Да приказом было введено в действие Положение, но в данном случае именно Положение является нормативно-правовым актом и потому ссылка на нарушение пункта приказа незаконна. 
 
          Именно об этом защитник говорит в своем третьем доводе в кассационной жалобе: «3. Пункта 4.2.1, на который имеется ссылка в решении суда, в указанном приказе №185 нет, а потому неправильно ссылаться на несуществующее положение акта».
 
         Судья краевого суда, вероятно, сделал вывод, что довода защитника не понял…
         Именно поэтому ниже приведена выдержка из решения судьи городского суда, решение которого обжаловалось:
 
 
         Имеется ссылка на норму закона, кстати, которой (п.п. 7, 2 ст.12.4), не существует. Но, главное, в п.п. 7 п.2 ст.12.4 ФЗ РФ «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации» — это обязанность предоставлять бесплатно и беспрепятственно сведения не связанные с координатами.  Речь же идет о неточности координат судна, не занимающегося добычей, хотя и занимающегося промысловой деятельностью в виде транспортировки продукции. При этом капитан судна Бабкин предоставлял беспрепятственно и бесплатно  отчетные материалы о сроках, видах и районах добычи (вылова) водных биоресурсов, об уловах водных биоресурсов, в том числе сведения о количестве, качестве и видах выгруженных на другие суда или погруженных с других судов уловов водных биоресурсов, рыбной продукции и иной продукции из водных биоресурсов, о количестве, качестве и видах выгруженных или погруженных в иностранных портах уловов водных биоресурсов, рыбной продукции и иной продукции из водных биоресурсов, в федеральные органы исполнительной власти.
         И нужно быть честным. Если капитан не нарушал указанную норму закона, то ссылка на нее выглядит некорректно и судья краевого суда должен был исключить ее упоминание.
         Но, это единственная норма закона, относящаяся к соблюдению правил рыболовства. Без нее вряд ли можно самостоятельно ссылаться на нормативный акт. 
         Второе, в решении судьи городского суда на Положение, как на нормативный акт суд сослался как на то, что указанный нормативный акт говорит, что судно является судном персонального учета. Больше ссылок на Положение в решении судьи нет.
        Третье, судья сослалась на п.4.2.1 приказа…. Такого пункта в приказе нет и указанного в решении судьи требования, тоже нет в приказе. 
         Складывается впечатление, что судьям все равно на какие акты ссылаться и никому не интересно относятся ли они к исследуемому событию или нет, являются они нормативно-правовыми актами или нет. И этому оценка не дана. 
 
        Довод второй, изложенный в кассационной жалобе защитника:
 
       2. Приказ Государственного комитета РФ по рыболовству №185 от 10 октября 1996 года имеет название: «О порядке и механизме предоставления оперативной и статистической отчетности по добыче рыбы и переработке рыбопродукции», а судно ТР «Бухта Наталии» добычей рыбы и ее переработкой не занималось.
 
        Судья краевого суда сделал вид, что такого довода не было, как видимо, и ссылки на приказ, как на нормативно-правовой акт в решении судьи городского суда отсутствовали. Но ведь они были! И о них говорил защитник в ходе заседания в краевом суде. 
 
        Довод четвертый, изложенный в кассационной жалобе:
 
        4. В нормативном акте — Положении по функционированию отраслевой иерархической информационно-аналитической автоматизированной системы управления использованием водных биоресурсов (далее Положения) (его пунктом 4.2.1), действительно установлено, что все суда персонального учета обязаны безвозмездно и своевременно представлять в ИСР (отраслевую иерархическую информационно-аналитическая автоматизированную систему управления использованием водных биоресурсов (Информационную систему "Рыболовство") достоверную оперативную отчетность в виде судовых суточных донесений (ССД) по инструкции, приведенной в разделе 5.5 Положения. Значения показателей и реквизитов, включаемые в ССД, должны строго соответствовать промысловому, судовому и технологическому журналам.
         Как следует из 5.5 Положения:
         Инструкция определяет объем и порядок представления ССД о промысловой деятельности судов персонального учета в море (на переходах и на промысле), в порту и при нахождении во внеэксплуатационном состоянии.
         ССД содержит информацию о результатах работы судна за прошедшие отчетные сутки, которые исчисляются по судовому времени, и заполняется на основании записей из соответствующих журналов и документов по состоянию на 24.00 судового времени.
         ССД передают с судов через радиоцентр, наземную спутниковую станцию или по сети передачи данных в РИЦ каждые сутки в сроки, установленные регламентом связи, радиограммой или файлом в формализованном (закодированном по правилам настоящего Положения) виде.
         В случае задержки передачи ССД при первой возможности в РИЦ направляется весь пакет пропущенных донесений. При нахождении судна в порту ССД подается обязательно 1 числа каждого месяца и за те отчетные сутки, когда велись грузовые операции либо менялись внеэксплуатационные показатели.
         В случае обнаружения ошибок в составлении ССД или искажения информации ССД исправляется капитаном судна и повторно направляется в РИЦ.
 
         Таким образом, Положением (нормативным актом) предусмотрена возможность допуска ошибок и их исправление, а, значит, ссылка Петропавловск-Камчатского городского суда в решении на странице 4 о том, что совершенное Бабкиным Д.Н. правонарушение считается оконченным с момента нарушения требований правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил, регламентирующих осуществление прибрежного рыболовства во внутренних морских водах РФ, ошибочна.               Положением, его пунктом 4.2.1 во взаимосвязи с разделом 5.5 установлено, что подаваемая оперативная отчетность в виде судовых суточных донесений  должна быть достоверной, при этом под достоверностью понимает возможность наличия в отчетности ошибок, которые с момента их выявления, в том числе и посредством проверки должностными лицами контролирующего органа, должны быть исправлены. Оконченным в данном случае нарушением в части неправильной подачи ССД будет такое нарушение, которое не может быть исправлено и приведено в соответствии путем внесения исправлений в ССД для приведения его в соответствие с судовым, промысловым и технологическим журналом (к примеру, по причине наличия существенного отличия записей координат в судовом журнале и действительного пути следования судна, отличия наличия количества перевозимой продукции (улова) и данным, отраженным в промысловом (технологическом) журнале и т.д.). Отсутствие возможности исправления ССД и его неисправление, может составлять оконченное правонарушение. Позиция суда в данном случае ошибочна, так как суд пришел к выводу, что если капитан судна допустил ошибку в ССД, то уже совершил оконченное правонарушение, предусмотренное ч.2 ст.8.37 КоАП РФ. Это же рассуждение можно применить и к случаю, когда капитан судна обнаружил ошибку в ССД до проверки его должностным лицом контролирующего органа и исправил, так как суд указал, что с момента нарушения требований Правил правонарушение считается оконченным, дав понять, что Положения раздела 5.5 Положения не применимы к вопросу о составе правонарушения. То есть по мнению суда законодатель установил не имеющее никакого значения правило о необходимости исправления ошибки в ССД.   
             Бабкиным Д.Н., с момента выявления ошибки в поданных ССД были сразу же внесены изменения в части неточности координат, при этом с момента внесения изменений эти ССД стали соответствовать требованиям пункта 4.2.1 и раздела 5.5 Положения о их соответствии судовому журналу   по состоянию на 24 часов судового времени за прошедшие отчетные сутки. Таким образом, капитан судна поступил в соответствии с требованиями раздела 5.5 Положения.
 
 
 
           Судья краевого суда вообще не стал давать оценку тому, когда правонарушение считается в данном случае оконченным и о каких правилах добычи идет речь.
 
           Далее приведу три довода, приведенные в кассационной жалобе, под их же номерами, объединив их по принципу: каждый отвечает за свои действия и бездействие. 
 
          5. Положение не оговаривает кем должно подаваться ССД. С учетом этого, на судне указанные должностные обязанности могут быть возложены е на капитана судна. Ни в каком нормативном акте или положении закона не говорится о том, что именно капитан судна подает ССД. На судне ТР «Бухта Наталии» отвечал за подачу ССД помощник капитана судна по радиоэлектронике о чем указал в протоколе об административном правонарушении Бабкин Д.Н…  Таким образом, действия по подаче ССД от имени судна ТР «Бухта Наталии» совершалось не капитаном судна Бабкиным Д.Н., а иным должностным лицом судна в связи с возложенными на него обязанностями. Этому доводу суд не дал оценку. Из ст.49 Конституции РФ следует, что никто не может быть осужден за то, что он не делал, а может быть осужден только за виновное совершение именно им правонарушение(преступление).
 
         6. Суд, признавая виновным Бабкина Д.Н. сослался на то, что «Отсутствие должной осмотрительности и внимательности со стороны Бабкина Д.Н. при предоставлении оперативной отчетности, привело к нарушению действующего законодательства» (абзац 1 стр.3 решения суда).  
          Указанное толкование вины в совершении правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.8.37 КоАП РФ ошибочно. 
          Из вывода суда следует, что отсутствие осмотрительности со стороны Бабкина Д.Н. привело к такому последствию, что было допущено нарушение, предусмотренное ч.2 ст.8.37 КоАП РФ, вместе с тем, ч.2 ст.8.37 КоАП РФ устанавливает, что нарушение должно быть совершено должностным лицом непосредственно, а не являться последствием неосмотрительности. В нашем случае суд пришел к выводу о том, что так как в результате неосмотрительности Бабкина Д.Н. было допущено нарушение, предусмотренное ч.2 ст.8.37 КоАП РФ, то и в действиях Бабкина Д.Н. имеется этот состав правонарушения. 
          Указанное утверждение противоречит положениям ч.1 ст.2.1 КоАП РФ, в котором говорится, что административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие), за которое КоАП РФ установлена административная ответственность.
          Неосмотрительность и невнимательность капитана судна сама по себе не содержит состава правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.8.37 КоАП РФ, вне зависимости если результатом этого нарушения явилось допущенное иным лицом нарушение подачи точности координат в ССД.
 
         9. Ссылка на ст.2.4 КоАП РФ о том, что должностное лицо подлежит административной ответственности в случае совершения им административного правонарушения в связи с ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей, не обоснована. В судебном заседании не исследовались обязанности капитана судна (должностные, инструкции и т.д.) согласно которых именно он был бы обязан подавать ССД лично и этого не сделало в силу ненадлежащего исполнения своих обязанностей. Как следует из ст.2.4 КоАП РФ каждый отвечает за выполнение своих обязанностей и не устанавливает правило, что капитан на судне, как должностное лицо, отвечает за ненадлежащее исполнение обязанностей всех членов экипажа. И потому, для наличия ответственности должностного лица не имеет значение что именно Бабкин Д.Н. являлся капитаном судна. Последствия должны наступить только в результате ненадлежащего исполнения своих обязанностей, а не в результате ненадлежащего исполнения обязанностей другого должностного лица. То, что капитан судна является руководителем всех членов экипажа, осуществляет управление судном не говорит о том, что он обязан выполнять обязанности всех других должностных лиц экипажа. 
 
         10. Сам капитан не подавал ССД и это утверждение в абзаце 1 стр.3 решения суда ошибочно, так как оно не основано ни на одном доказательстве и более того, противоречит пояснениям, не опровергнутым никем, капитана судна Бабкина Д.Н., что ССД подавал его помощник по радиоэлектронике.
 
          Вот как рассмотрел указанные доводы судья краевого суда:
 
 
А вот о чем шла речь в решении судьи городского суда:
 
 
                  Как же получается так, что судья городского суда ссылается на то, что ССД подавал лично Бабкин, а судья краевого суда говорит, что не важно, что не Бабкин, главное что обязанность капитана не исключалась по обеспечению на судне соблюдений законов.
 
                  А теперь еще одно. Если взять решение судьи краевого суда, то он говорит, что вина Бабкина заключается в том, что обязанность помощника капитана судна по подаче ССД, не исключает обязанность капитана по обеспечению законов на судне, то есть капитан не обеспечил, кто-то нарушил – капитан виноват в том правонарушении, которое допустил его подчиненный. А как этот постулат согласуется с правами, изложенными в Конституции России о том, что вина должна доказываться, а не предполагаться или опосредоваться?
                 Кстати судья краевого суда не возражал, что обязанности капитана судна и членов его экипажа в вопросе подачи данных ССД не исследовался. А зачем, подумал, вероятно судья, если и так все ясно – кто капитан – тот и виноват! 
Кстати не стал судья краевого суда изучать вопросы причинно-следственной связи с наступившими последствиями и т.д.
 
                Может быть, в порядке надзора доводы защиты будут рассмотрены по существу, каждый в отдельности, а не обтекаемо, мол, все рассмотрено, ничего не найдено. 
 
               Седьмым доводом в кассационной жалобе был следующий:
 
 
               7. Как следует из установленных обстоятельств, Бабкин Д.Н. не сознавал противоправный характер своего бездействия, не предвидел вредных последствий, не желал их наступления, не допускал их наступления. 
                Суд пришел к выводу, что Бабкин Д.Н. бездействовал, проявляя невнимательность и неосмотрительность, и потому его помощник допустил искажение ССД, а, значит, должен был и мог предвидеть наступление вредных последствий. 
               Этим суд своего рода сформулировал вину Бабкина Д.Н. как неосторожную, что по мнению суда возможно при нарушении ч.2 ст.8.37 КоАП РФ.
                С точки зрения защиты, неосторожная вина во всяком случае взаимосвязана с наступлением вредных последствий (ч.2 ст.2.2 КоАП РФ). А, значит, суд обязан был указать какие вредные последствия в результате бездействия наступили. Как следует из обстоятельств дела после выявления должностным лицом контролирующего органа несоответствия поданных координат судном за три дня указанные ошибки были устранены по правилам все того же нормативного акта о правилах подачи и исправления ССД – Положения.  При таких обстоятельствах защита не согласна с наличием неосторожной ВИНЫ и указанием суда о том, что при нарушении правил охраны рыбных запасов объективная сторона правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.8.37 КоАП РФ, может быть выражена и в виде бездействия, при этом наступления последствий для установления состава административного правонарушения не требуется.
 
                 Защитник не может даже сослаться на какой-либо абзац решения судьи краевого суда, так как о вредных последствиях в нем нет ни слова. Тогда получается, что судья не отрицал правильность доводов защитника, но решения судьи городского суда менять не стал. Почему?
 
                 Во взаимосвязи с доводом 7 следует довод 12 кассационной жалобы:
 
                  12. Суд сослался, что бездействие Бабкина Д.Н. не может быть признано малозначительным и что в отношении него не может быть применена ст.2.9 КоАП РФ.
                   Как следует из п.21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» если при рассмотрении дела будет установлена малозначительность совершенного административного правонарушения, судья на основании статьи 2.9 КоАП РФ вправе освободить виновное лицо от административной ответственности и ограничиться устным замечанием, о чем должно быть указано в постановлении о прекращении производства по делу. Если малозначительность административного правонарушения будет установлена при рассмотрении жалобы на постановление по делу о таком правонарушении, то на основании пункта 3 части 1 статьи 30.7 КоАП РФ выносится решение об отмене постановления и о прекращении производства по делу. 
                   Малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.
                   По нашему делу установлено, что в деянии Бабкина усматривается невнимательность и неосмотрительность. Вред как последствие указанной невнимательности отсутствует. Никаких тяжких последствий не наступило. Координаты в ССД исправлены.  Такое нарушение не влечет никаких существенных нарушений  охраняемых общественных правоотношений. 
                  Причем наказание за невнимательность и неосмотрительность, не повлекшие никаких существенных последствий в размере 10 тысяч рублей является явно не соответствующим принципу справедливости судебного решения.
 
Как же рассмотрел довод жалоба краевой судья?
 
 
           О каком характере говорит краевой судья? Как этот характер согласуется с требованиями закона и с требованиями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» во взаимосвязи с произошедшим?
 
           По сути, судья говорит, раз помощник капитана судна допустил ошибку в передаче координат (систематическая ошибка, основанная на невнимательности) судна, то капитан, обязанный обеспечить соблюдение законов (законов никто не нарушал), хоть сам и не нарушал, но в силу невнимательности, совершил правонарушение, которое имеет такой характер, который, как посягающий на охраняемый государством порядок правоотношений (о каких правоотношениях речь неясно, между кем и кем) в области охраны окружающей среды и природопользования (ошибка в подаче координат судна увязано с охраной окружающей среды!). Что же явилось результатом нарушения? Характер правоотношений?  Член экипажа ошибся… Но: судно позиционировалось, все остальные данные подавались правильно, судно сообщало свое местонахождение патрульным судам, и т.д. Что же в результате ошибки в ССД, которая была исправлена взорвалось, что послужило ссылкой на какой-то характер? 
 
 
            Наконец, последний довод: именно в части соблюдения процессуальных норм во взаимосвязи с тем, что суд должен установить место совершения правонарушения, если, тем более ссылка на данное место имеется в диспозиции статьи КоАП РФ.
 
            Этот довод был в кассационной жалобе под номером 11:
 
             11.Суд, к сожалению, не установил место совершения правонарушения и допустил в судебном решении неверные выводы связанные с местом деяния. 
             Так, в абзаце 1 стр. 2 решения суда, суд указал, что «В соответствии с ч.2 ст.8.37 Кодекса РФ об административных правонарушениях, основанием для привлечения лица к административной ответственности является нарушение правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил, регламентирующих осуществление промышленного»
              В абзаце же 4 стр.4 решения суда, суд указал, что «Совершенное Бабкиным Д.Н. правонарушение считается оконченным с момента нарушения требований правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил, регламентирующих осуществление прибрежного рыболовства во внутренних морских водах РФ».
              Поэтому остался противоречивым вопрос правила какого рыболовства нарушил Бабкин Д.Н. – промышленного или прибрежного и в каких водах, ведь, к примеру, экономическая зона России не относится к внутренним водам РФ. А суд, если исходить из позиции, что как только подал ССД, так сразу и совершил нарушение, не установил в каких примерно координатах находилось судно при подачи ССД и в каких водах это было: в территориальных, внутренних или в экономической зоне.
 
 
В решении судьи городского суда стр. 2, абзац 1:
 
А в абзаце 4 страницы 4  этого же решения:
 
 
          То есть основанием является нарушение в области промышленного, а нарушение было в области прибрежного рыболовства во внутренних морских водах РФ.
 
          Но почему, кстати, во внутренних водах? Кто устанавливал это место? В постановлении об административном правонарушении об этом ни слова. Но чудесным образом имеется ссылка на закон об исключительной экономической зоне, а не закон о внутренних водах? Как же так?  Судья городского суда ссылается на внутренние морские воды и применяет закон о исключительной экономической зоне в Российской Федерации?  Ведь внутренние морские воды не входят в состав исключительной экономической зоны России и рыболовство в них этим законом не регулируется….
 
           И, последнее. В решении судьи городского суда, как следует из указанного выше есть и ошибки и опечатки и т.д.  Вот например, судья написал «регламентирующих осуществление промышленного.» Ошибка или описка? Что это?  Помощник капитана судна, подавая честно все сведения, беспрепятственно и бесплатно, в ССД указывал координаты судна не на 24 часов суток, а на 0 часов этих же суток. Капитан судна не досмотрел за своим помощником, полагая, что все подается правильно. При проверке судна, ошибка была выявлена и исправлена. Никаких отрицательных последствий не наступило и патрульные суда не информировались неправильно, так как судно сообщало им реальные свои координаты совершенно правильно. Так почему у капитана судна судья краевого суда выявил характер правонарушения, который не дает возможность применить к нему положения ст.2.9 КоАП РФ?  В чем разница допущенных ошибок?  Не в том ли, что лицо, занимающее должность капитана судна, обязанное нести ответственность за все что ни произойдет на судне, должен быть признан только виновным, так как вина его изначально «большая» в силу занимаемой должности?
Может ли защитник сослаться на то, что решение суда должно быть справедливым к гражданам России, хотя бы для того, чтобы граждане России могли рассчитывать на справедливые судебные решения и на наличие в России права на судебную защиту прав и свобод, в том числе капитанам морских судов?  Ответ на этот вопрос, полагаю, и будет изложен в решении суда надзорной инстанции.
 
           С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст.25.5, 30.12 – 30.15, 30.17 КоАП РФ, прошу отменить постановление  по делу об административном правонарушении от 9 ноября 2012 года государственного инспектора РФ по государственному контролю в сфере охраны морских биологических ресурсов ГМИ СВПУ береговой охраны ФСБ России Зарубина А.В., решение судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 15 января 2013 года и решение судьи Камчатского краевого суда от 30 января 2013 года и прекратить производство по делу, в связи с наличием обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 КоАП РФ и недоказанности изложенных в жалобе обстоятельств, на основании которых вынесено постановление по административному делу и решения судей.
 
         Приложение: 
-копия постановления по делу об административном правонарушении;
-решение судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края Лобановской Е.А. от 15 января 2013 года;
-решение судьи Камчатского краевого суда Камчатского края Чаднова О.В. от 30 января 2013 года;
-ордер адвоката;
-копия надзорной жалобы для участника судопроизводства по настоящему делу (прокурор участия в настоящем судопроизводстве не принимал).
 
 
Защитник
Адвокат Камчатской коллегии 
адвокатов «ЗАЩИТА»                                                                              И.А.Копытов
 
13 февраля 2013 года
 

 

12:07
2168
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Загрузка...