ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Верховный Суд уведомил, что судья описался

Верховный Суд уведомил, что судья описался

Председатель судебного состава по административным делам Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда В.Н.Пирожков уведомил Виктора Кравченко, что технические описки, допущенные в постановлении судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14 марта 2014 года исправлены определением этого же судьи от 10 июля 2014 года, и вернул поданную Виктором Кравченко надзорную жалобу, как не подлежащую повторному рассмотрению… Так Верховный Суд России разъяснил гражданину России о наличии права судей Верховного Суда Российской Федерации на описки в своих постановлениях и наглядно продемонстрировал как исправляются эти описки. При этом доводы жалобы так и не получили письменного разрешения…

О том, как судья Верховного Суда Российской Федерации В.П.Меркулов рассмотрел надзорную жалобу и подписал постановление, в котором значились данные какого-то другого (или других) дела, рассказывалось нами ранее (Судья Верховного Суда РФ подписал ответ на жалобу не читая ее?). Виктор Кравченко, конечно же, полагался на то, что все-таки Верховный Суд России как-то обратит внимание на то, что жалоба его защитника адвоката Игоря Копытова, осталась по существу не рассмотренной, а ответ являлся какой-то формальной заготовкой, в которой изменены были лишь какие-то названия, без указания самих доводов и их рассмотрения. Он просил рассмотреть на этот раз его надзорную жалобу и не поручать ее рассмотрение судье Меркулову В.П.

Однако в Верховном Суде России поступили просто. По поступлению жалобы Виктора Кравченко по состоявшиеся решения по административному делу, судья Меркулов В.П. вынес определение об устранении своих описок, а председатель судебного состава по административным делам Судебной коллегии по административным делам В.Н.Пирожников сообщил, что технические описки исправлены, а права на рассмотрение надзорной жалобы у привлеченного лица уже нет, так как уже рассматривалась надзорная жалоба его защитника…

Ниже приводится тексты надзорной жалобы, определения судьи Верховного Суда об исправлении своих описок и письмо председателя судебного состава по административным делам Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ.

Председателю Верховного Суда Российской Федерации

от привлеченного к административной ответственности по ч.1 ст.14.9 КоАП РФ Кравченко Виктора Ивановича

_________________________________________

683024, г.Петропавловск-Камчатский, ул.Карбышева, 16, кв.206

Другие участники производства по делу об административном правонарушении:

защитник привлеченного к административной ответственности по ч.1 ст.14.9 КоАП РФ Кравченко Виктора Ивановича – адвокат Камчатской коллегии адвокатов «ЗАЩИТА» Копытов Игорь Александрович

683024, г.Петропавловск-Камчатский, пр.50-лет Октября, 20-50, тел. 8 -962-280-39-52

Заинтересованные лица:

Управление Федеральной антимонопольной службы по Камчатскому краю

_______________________________________

683000, г.Петропавловск-Камчатский, ул.Ленинградская, 90

Прокуратура Камчатского края

_______________________________________

683024, г.Петропавловск-Камчатский, пр.Рыбаков, 13-а

Дело №12-240/13

Рассматривалось судьей Лобановской Е.А.

Дело №21-81/2013

Рассматривалось судьей Кирилловой Н.А.

В Верховном Суде РФ: 60-АФ13-134

НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА

по делу об административном правонарушении

В отношении меня, Кравченко В.И., вынесено постановление о назначении административного наказания по делу об административном правонарушении №21-06/35-13 АД от 12 марта 2013 года.

Указанное постановление обжаловано в Петропавловск-Камчатский городской суд.

Решением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края Лобановской Евгенией Александровной от 29 мая 2013 года (мотивированное решение вынесено и вручено 10 июня 2013 года) указанное выше постановление, о признании Кравченко В.И. виновным в совершении правонарушения, предусмотренном ч.1 ст.14.9 КоАП РФ оставлено без изменения, а жалоба Кравченко В.И. – без удовлетворения.

Решением судьи Камчатского краевого суда Кирилловой Надежды Алексеевны от 3 июля 2013 года решение судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 29 мая 2013 года, постановление руководителя Управления Федеральной антимонопольной службы по Камчатскому краю № 21 -06/35-13 АД от 12 марта 2013 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 14.9 Кодекса РФ об административных — правонарушениях в отношении должностного лица — министра транспорта и туризма Камчатского края Кравченко Виктора Ивановича изменено, снижен размер назначенного наказания, который определен в виде административного штрафа в размере 15 000 рублей.

Защитником указанные решения были обжалованы в Верховный Суд РФ. Мной жалоба ранее в порядке надзора в Верховный Суд РФ не подавалась.

Жалобу защитника принял к своему производству судья Верховного Суда Российской Федерации В.П.Меркулов, который вынес постановление от 14 марта 2014 года, которым фактически довел до защитника, что судья Верховного Суда Российской Федерации подписывая постановления их не читает, как не читает, вероятно и жалобы, поступающие в Верховный Суд Российской Федерации.

Указанный вывод следует из того, что по неизвестным причинам в постановлении судьи сделана ссылка на постановление заместителя председателя Мурманского областного суда от 17 января 2013 года, оставленным без изменения постановлением председателя Мурманского областного суда от 1 марта 2013 года, постановление должностного лица, а также состоявшиеся в порядке его обжалования судебные постановления.

В резолютивной части постановления говорится о деле об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.14.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в отношении Щербина М.Г.

Конечно, можно допустить, что постановление готовил помощник судьи, который и не собирался рассматривать доводы защитника, и при этом, осуществляя судебную власть вместо судьи Меркулова В.П. занимался «оформлением» отказа в заявленных доводах защитнику используя шаблоны решений по другим жалобам, которые наверняка имели иные доводы, так как вызывает серьезное сомнение, что в разных делах заявители излагали свои доводы совершенно одинаково.

Сослаться на опечатки в решении вряд ли можно в данном случае, так как судья подписывал постановление уже в распечатанном варианте, что предполагает его прочтение перед проставлением подписи.

Вызывает серьезную озабоченность такой ответ судьи Верховного Суда Российской Федерации, который олицетворяя собой верховенство судебной власти, демонстрирует гражданам Российской Федерации безразличие к заявляемым их защитниками доводам. Такое рассмотрение доводов лиц, участвующих в административном производстве вряд ли ведет к реализации прав граждан, укреплению законности и правильному пониманию роли Верховного Суда Российской Федерации в государственном устройстве.

Именно поэтому, полагаю, что судьей Верховного СудаМеркуловым В.П. вынесено незаконное постановление от 14 марта 2014 года без фактических рассмотрений доводов.

Именно поэтому, я прошу Вас, уважаемый председатель Верховного Суда Российской Федерации, либо Вашего заместителя, рассмотреть на этот раз мою надзорную жалобу без поручения ее рассмотрения судье Меркулову В.П., так как указанный судья с учетом изложенных выше доводов, является заинтересованным лицом.

Кроме этого хотелось бы обратить Ваше внимание на следующее.

В постановлении предлагается решение в форме не рассмотрения доводов, а своеобразного изложения обстоятельствс ссылкой, что все доводы были предметом рассмотрения предыдущими судебными инстанциями.

Вместе с тем, ни разу по существу доводы не рассматривались.

К примеру, я не понимаю, почему ссылаясь на положения закона о правилах привлечения именно должностных лиц к административной ответственности во взаимосвязи с положениями ст.2.4 КоАП РФ, согласно которой административной ответственности подлежит должностное лицо В СЛУЧАЕ совершения им административного правонарушения В СВЯЗИ С НЕИСПОЛНЕНИЕМ ЛИБО НЕНАДЛЕЖАЩИМ ИСПОЛНЕНИЕМ СВОИХ СЛУЖЕБНЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ, я ни разу не получил ответа о том, должны ли вообще устанавливаться факты неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей или достаточно того, что решение или действие не соответствует (противоречит) требованиям какого-то закона.Если я исполнял свои обязанности добросовестно, после проверки и подготовки документов подчиненными работниками министерства, которые полагали предлагаемые действия или решения правильными, я подписал или совершил это, то я являюсь административным правонарушителем автоматически?

Почему во главу угла предлагается ставить зависимость вины не от субъективной составляющей, а исходя их факта выявленного несоответствия закону решения или действия, которые в момент или принятия (совершения) не были очевидными ни для кого, но позже были признаны недействительными или незаконными кем-либо из должностных лиц или судебных органов. Всегда ли совершение действия несоответствующего закону или нормативному акту порождаетадминистративное правонарушение должностного лица? Где, в каком решении судьи говорится о рассмотрении этого довода? А если он не рассматривался, то почему судьи указывают, что все доводы рассмотрены?

Именно поэтому, с учетом фактического отказа судьи Верховного Суда Российской Федерации Меркулова В.П. рассматривать доводы надзорной жалобы защитника, вынужден повторить их и просить рассмотреть их по существу не ссылаясь на общие фразы о рассмотрении их ранее неизвестными лицами. Я очень рассчитываю на внимательное отношение к данному административному делу, так как просто по человечески не считаю себя виновным в том, что произошло, когда я честно и по своему разумно исполнял свои должностные обязанности.

Из материалов дела следует, что Министр спорта и туризма Камчатского края Кравченко В.И. действовал в соответствии с требованиями нормативных актов, принятых в Камчатском крае, пониманием ихвсеми должностными лицами Правительства Камчатского края, юридическими и правовыми службами.

Как установлено в судебном заседании заключение соглашения, о котором идет речь, не было инициативой должностного лица, он не давал никаких к этому указаний, а подписывал его после тщательной процедуры проверки документов подчиненными работниками.

При таких обстоятельствах, Кравченко В.И., являясь министром спорта и туризма Камчатского края исполнял свои обязанности добросовестно и соглашение им было подписано не в силу плохого исполнения своих должностных обязанностей, а силу проверенной им правовой позиции, подтвержденной всеми работниками Министерства и работниками иных структур Правительства Камчатского края, в том числе и с учетом занимаемой в то время позиции прокуратуры Камчатского края.

Кравченко В.И., как должностное лицо, оказался привлеченным к административной ответственности не за то, что им совершено административное правонарушение в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей, а потому, что ОН БЫЛ МИНИСТРОМ, а, значит, ВИНОВЕН.

Так за что признан виновным Кравченко В.И., как должностное лицо?

В решениях судов и постановлении говорится, что при заключении соглашения требовалось соблюдение процедуры размещения государственного заказа в соответствии с ФЗ от 21.07.2005г. №94-ФЗ.

Так, получается, что должностное лицо осуждено не за то, что он совершил правонарушениев связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей, а за то, что процедура размещения заказа не была соблюдена. Теперь остается выяснить кем она, эта процедура, должна была быть соблюдена. В должностных обязанностях Министра нет обязанности соблюдения этой самой процедуры. Вероятно, есть обязанности у соответствующих иных должностных лиц.Или получается, что все трудились, давали заключения, проверяли, исполняли обязанности правильно, пришли к правильному выводу, что процедуры не должно было быть, но как только Кравченко В.И. подписал соглашение, то сразу он стал правонарушителем, а процедура проявилась, вроде как должна была быть.

В чем же неисполнение либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей должностным лицо Кравченко В.И., если его признали как должностное лицо виновным в совершении административного правонарушения? Почему суды не рассмотрели эти обстоятельства? Ведь не дав оценки данному обстоятельству, суд, вошел в противоречие с разъяснениями Конституционного Суда РФ, положениями Конституции РФ и российскими законами о том, что лицо, привлеченное к ответственности (осужденное) должно знать за что оно было привлечено к ответственности (осуждено).

В ходе судебного заседания было установлено, что Кравченко В.И. действовал в рамках предоставляемых ему полномочий, взвешенно, продуманно, а не легкомысленно, после проверки необходимых, с его точки зрения, документов, движимый благими побуждениями и выстроенным в то время в Правительстве Камчатского края мнением о том, что заключением указанного выше соглашения не нарушается действующее законодательство.

Кравченко В.И., как должностное лицо действовал добросовестно. Но почему то про добросовестность суд умолчал. Не возражая против указанного утверждения в жалобах защиты, суд про добросовестность забыл, получается.

Иными словами, довод защиты о добросовестности не опровергнут, но должностное лицо признано виновным за недобросовестность? Или за что-то другое? Тогда за что?

Как следует из положений ч.1 ст.2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Вина – умышленная, неосторожная должна быть доказана! Нельзя умолчать о наличии либо отсутствии вины. Это противоречит положениям закона и Конституции РФ (ее ст.49, ч.1 ст.46).

В соответствии со ст. 2.2. КоАП РФ:

Из части 1 -Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

Из части 2 — Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

В материалах административного дела отсутствуют доказательства виновности Кравченко В.И. как физического лица в совершении АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ. Само по себе решение Комиссии Камчатского УФАС России от 20.11.2012 года по делу о нарушении антимонопольного законодательства №21-06/175-12А не предполагает вину физического лица, так как предметом этого решения не были действия физических лиц.

Из ст. 2.4 КоАП РФ следует, что административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

Доказательств неисполнения Кравченко В.И. или ненадлежащего исполнения им своих обязанностей материалы дела не содержат.

Судья, в своем решении, ссылаясь на положения законов, устав Краевого государственного автономного образовательного учреждения дополнительного образования детей «Специализированная детско-юношеская спортивная школа олимпийского резерва по зимним видам спорта», сослалась на то, что Министерство совершило правонарушение в лице министра (абзац 7 стр.9 решения).

Хотелось бы сразу обратить внимание, что если при такой формулировке к ответственности привлекается и Министерство и министр, то по сути ответственность наступает за одно и тоже деяние, но, в такой ситуации, когда за данное деяние уже привлечено к административной ответственности Министерство, министр дополнительно привлечен быть не может, так как это противоречит положениям ч.1 ст.50 Конституции Российской Федерации.

Обращает на себя внимание, что Министерство признано судьей фактически виновным не в связи с тем, что неисполняло либо ненадлежаще исполнял свои служебные обязанности Кравченко, а в связи с тем, что должно было разместить государственный заказ на выполнение работ, но этого не сделало. При этом, причиной неразмещения заказа, как установлено в суде стало иное понимание законодательства ВСЕМ Министерством, включая Кравченко В.И., чем то, которое применено Управлением Федеральной антимонопольной службы по Камчатскому краю, а затем судом.

Судья следующим образом сформулировал вину должностного лица:

«…Кравченко В.И., являясь министром Министерства спорта туризма Камчатского края имел все необходимые полномочия и возможности для соблюдения законодательства Российской Федерации в области защиты конкуренции. Однако не разместил государственный заказ на выполнение работ,…в порядке, предусмотренном законодательством о размещении заказов, а предоставил автономному учреждению…, что явилось необоснованным препятствием осуществлению хозяйствующими субъектами деятельности на рынках выполнения строительных работ,…» (абзац3 стр.10 решения суда).

Наличие полномочий в каких-либо вопросах не предопределяет вину должностного лица. Указанными полномочиями наделены как нижестоящие должностные лица в Министерстве, таки вышестоящие, вплоть до Президента РФ. Почему тогда претензии высказаны именно Кравченко В.И. Что он сделал особенного?

Решение судьи краевого суда дублирует решение судьи городского суда: «Как следует из материалов дела, основанием для привлечения Кравченко В.И. к административной ответственности послужил тот факт, что являясь министром спорта и туризма Камчатского края, имея все необходимые полномочия и возможности для соблюдения законодательства Российской Федерации в области защиты конкуренции, он не разместил государственный заказ на выполнение работ», а не рассматривает довод защиты, в части вины и ответственности должностного лица, по существу.

Судьи не указали, почему они пришли к выводу, что именно Министры в Российской Федерации обязаны соблюдать законодательство Российской Федерации в области защиты конкуренции, и только министры, а не иные должностные лица.

Судят человека за должность или за его отношение к исполнению обязанностей?

Если суд нашел, что он имел какие-то полномочия, то должен был сослаться на соответствующее положение о полномочиях, а если нашел какую – то возможность, то указать, как должно было поступить должностное лицо по его мнению в этой ситуации, и почему, если оно поступило иначе, то это означает ненадлежащее исполнение своих полномочий (обязанностей).

В кассационной жалобе было очень много внимания уделено именно действиям должностного лица, его отношения к службе, добросовестности и вине. Но судья краевого суда сослалась в основном на другое, как бы получилось, что довод был об одном, а судья решила рассмотреть что-то свое…. А зачем тогда защита так много уделила внимания этому доводу?

Защита обращала снимание суда на то, что Кравченко В.И. старался добросовестно исполнять свои обязанности. И даже больше. В той ситуации ЛЮБОЙ Министр совершил бы те же самые действия, какие были совершены Кравченко В.И., так как они тогда воспринимались всеми как правильные. Причем, обиженных в недопущении к строительным работам лиц, как следует из материалов дела не было. Под конкуренцией понимается возможность соперничества в реализации своих возможностей в какой-то конкретной области. Но в нашем случае, в материалах дела отсутствует, что хоть один КОНКУРЕНТ в вопросах выполнения работ, о которых идет речь, существовал. Предположение, что если был бы объявлен аукцион мог появиться конкурент не может быть положено в основу решения. А в судебном решении, как и постановлении УФАС, вообще не говорится, в чем заключается наличие таких последствий, как «недопущение, ограничение либо устранение конкуренции». Кого же все-таки ограничили, недопустили или устранили? Указанные последствия не могут быть надуманными, а должны быть реальными.В судебном решении о наступлении этих последствий говорится, а в чем они проявились нет ни слова.

Судья указала, что факт нарушения Кравченко В.И. закона о защите конкуренции установлен должностным лицом и подтвержден имеющимися материалами дела (абзац 4 стр.10 решения суда). Защита обращала внимание, что нарушение закона не свидетельствует о совершении административного правонарушения, но суд этот довод тоже не рассмотрел по существу.

Таким образом, суд, установив, что должностное лицо добросовестно исполняло свои обязанности, но в связи с тем, что было установлено, что Министерство, которое возглавлял министр допустило нарушение закона, министр виновен также и по той же статье закона КоАП РФ.

Защита настаивает на рассмотрение довода о ВИНЕ ДОЛЖНОСТНОГО ЛИЦА во взаимоотношениях с его КОНКРЕТНЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ, ОБЯЗАННОСТЯМИ, ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМИ ДЕЛА (подготовленными иными лицами документами в этой части, заключениями, нормативными актами, отношению к службе и т.д.) и ПОЛОЖЕНИЯМИ ЗАКОНА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ДОЛЖНОСТНОГО ЛИЦА.

Говоря о последствиях и увязывая их с перечислением денег, суд не учел довода Кравченко В.И. о том, что денежные средства «СДЮСШОР» выделялись не Министерством, то есть Кравченко В.И., а Правительством, на иных основаниях, чему подтверждением служит копия Выписки из Сводного реестра главных распорядителей, распорядителей и получателей средств краевого бюджета, согласно которой«СДЮСШОР» относится к указанным участникам получения средств из краевого бюджета.

Именно поэтому мной заявляется второй довод о следующем:

1.Как следует из Решения, УФАС России по Камчатскому краю квалифицировал предоставление Министерством субсидии краевому государственному автономному учреждению физической культуры и спорта «Лыжная база «Лесная» (далее — учреждение) без размещения заказа в порядке, предусмотренном законодательством о размещении заказа, как нарушение части 1 статьи 15 Федерального закона «О защите конкуренции».

То есть, по мнению УФАС, расходование средств бюджета субъекта РФ (в данном случае — бюджета Камчатского края) может осуществляться только в порядке, установленным Федеральным законом от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказа на поставки товаров, выполнения работ, оказания услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее – Федеральный закон 94-ФЗ).

Вместе с тем, данное предположение является ошибочным. Помимо расходов, осуществляемых в рамках Федерального закона 94-ФЗ, отдельные виды расходов осуществляются в порядке, определяемом номами бюджетного законодательства без размещения государственного заказа.

В соответствии со статьей 79 Бюджетного кодекса РФ, такими видами расходов являются бюджетные инвестиции в объекты государственной собственности. Часть 1 статьи 79 БК РФ устанавливает, что бюджетные ассигнования на осуществление бюджетных инвестиций в объекты капитального строительства государственной собственности Российской Федерации, государственной собственности субъектов Российской Федерации и муниципальной собственности в форме капитальных вложений в основные средства государственных (муниципальных) учреждений и государственных (муниципальных) унитарных предприятий предусматриваются в соответствии с долгосрочными целевыми программами, а также нормативными правовыми актами соответственно Правительства Российской Федерации, высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации, местной администрации либо в установленном указанными органами порядке решениями главных распорядителей бюджетных средств соответствующих бюджетов.

Во исполнение порядка предоставления бюджетных ассигнований, издано постановление Правительства Камчатского края от 26.04.2011 № 162-П «О порядке предоставления в 2011 году бюджетных инвестиций в объекты капитального строительства государственной собственности Камчатского края в форме капитальных вложений в основные средства краевых государственных бюджетных и автономных учреждений» (далее — Постановление Правительства Камчатского края № 162-П).

Проект указанного постановления в установленном порядке проходил правовую экспертизу в Прокуратуре Камчатского края на соответствие законодательству РФ, в том числе и нормам Федерального закона «О защите конкуренции». Прокуратурой Камчатского края разработчику было направлено положительное заключение на проверяемый акт (в материалах дела имеется).

Согласно указанному постановлению Правительства Камчатского края, средства краевого бюджета, по соответствующим соглашениям, в форме субсидии, были переданы учреждению для приобретение спецтехники (снегоуплотнительных машин). При этом, размещения государственного заказа не требовалось.

Однако, в оспариваемом решении УФАС не дано оценки правоотношениям, регулируемым нормами статьи 79 БК РФ и постановления Правительства Камчатского края № 162-П. Антимонопольный орган рассмотрел факт перечисления и дальнейшего использования субсидии исключительно в рамках законодательства о размещении заказа, хотя на данные правоотношения эти нормы не распространяются.

2. В решении У ФАС отражено, что расходы краевого бюджета производились на «государственные нужды», а следовательно, с учетом положений статей 525, 763 ГК РФ, выполнение работ, оказание услуг осуществляется на основе государственного контракта в порядке, предусмотренном законодательством о размещении заказов.

Вместе с тем, антимонопольный орган не учел того обстоятельства, что статьи 525, 763' ГК РФ содержат лишь общие нормы, регулирующие расходы соответствующих бюджетов на «государственные нужды».

Нормы бюджетного законодательства РФ и постановления Правительства Камчатского края № 162-П являются специальными применительно к капитальным вложениям в основные средства краевых, государственных бюджетных и автономных учреждений.

Общеизвестно, что специальные нормы являются приоритетными по отношению к общим нормам.

Поэтому в данном конкретном случае необходимо руководствоваться нормами бюджетного законодательства РФ и постановления Правительства Камчатского края № 162-П.

Именно из такого понимания закона действовал Кравченко В.И., которое было выработано не одним человеком, а коллективом людей.

Может быть, применение закона коллективом министерства оказалось ошибочным, но это не означает, что министр виновен в совершении административного правонарушения.

С учетом изложенного, прошу пересмотреть состоявшиеся судебные решения, отменить решение судьи Петропавловск-Камчатского городского суда от 29 мая 2013 года, решение судьи Камчатского краевого суда от 3 июля 2013 года, а также постановление судьи Верховного Суда Российской Федерации Меркулова В.П. и вынести новое решение: признать незаконным постановление о назначении административного наказания по делу об административном правонарушении №21-06/35-13 АД от 12 марта 2013 года, и прекратить административное производство в связи с отсутствием в деянии Кравченко В.И. состава правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.14.9 КоАП РФ по причине недоказанности его вины, отсутствия состава правонарушения.

Приложение: -копия обжалуемого постановления;

-копия решения судьи Петропавловск-Камчатского городского суда от 29 мая 2013 года;

-копия решения судьи Камчатского краевого суда от 3 июля 2013 года

-копия постановления заместителя председателя Камчатского краевого суда от 20 сентября 2013 года

-копия постановления судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14 марта 2014 года;

В.И.Кравченко

30 мая 2014 года

22:15
539
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Загрузка...