ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Код Черешни: «единичка» и «двушка» - что это значит?

Код Черешни: «единичка» и «двушка» - что это значит?

 

В газете "Камчатский край" за 21 марта 2013 года опубликована статья Сергея Николаева "Код Черешни: «единичка» и «двушка» — что это значит?".  В прошлом году были возбуждены несколько уголовных дел в отношении министров правительства Камчатского края, в частности Виктора Писаренко, Николая Мизинина и Виктора Кравченко. Казалось бы что объединяет эти уголовные дела… А объединяет их то, что заявителем в отношении всех министров является один коммерсант —   Юрий Черешня… Защитником Виктора Писаренко и Виктора Кравченко является адвоката Игорь Копытов, однако со слов адвоката в настоящее время еще рано говорить о результатах к которым придет следствие по этим делам....

Ниже приводится текст статьи....

              

Код Черешни: «единичка» и «двушка» — что это значит?


            Когда в прошлом году сразу три краевых министра стали фигурантами уголовных дел, это стало настоящей сенсацией. Публика ждет не менее сенсационного продолжения этой истории. Однако, судя по всему, она будет разочарована.

         Напомню, что под следствием оказались министр спорта и туризма Виктор Кравченко, министр сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности Николай Мизинин, министр имущественных и земельных отношений Виктор Писаренко (в итоге все трое лишились своих должностей).

          Представлю еще одного персонажа – Юрия Черешню, гендиректора ЗАО «Эскада» и соучредителя ООО «АСКА» (эти фирмы занимались поставками в рамках госконтрактов, за которые якобы и платились «откаты»). Еще недавно он был известен лишь в узких деловых кругах Камчатки. Зато теперь его знают все, кто интересуется местными новостями. Ведь именно этот человек «потопил» министров, дав против них показания.

          Когда были возбуждены уголовные дела в отношении краевых чиновников, публика была крайне заинтригована. Но с тех пор страсти утихли, что позволяет более спокойно взглянуть на факты. Включая те факты, которые представил следствию Ю. Черешня.

В частности, он обвинил бывших министров в вымогательстве у него взяток. Но если внимательно познакомиться с его показаниями, то можно прийти к выводу, что Юрий Степанович не последователен в изложении событий, произошедших с ним.

           Так, 15 августа 2012 года Ю. Черешня дал следующее объяснение следственным органам. В декабре 2011 года по его указанию гендиректор ООО «АСКА» снял со счета компании 6 млн рублей. Из них Черешня отдал Кравченко 2 млн в виде взятки.      Остальную сумму равными частями (то есть по 2 млн) передал также в виде взятки Писаренко и Мизинину.

           А вот согласно объяснению Черешни, которое он дал в полиции 21 августа 2012-го, 6 млн были распределены совсем иначе. 3 млн получил Писаренко, а на остальные 3 млн был куплен автомобиль для Мизинина.

           Сколько же получили Писаренко с Мизининым – по 2 млн или по 3? Если по 3, что тогда осталось Кравченко?

           Обратите внимание еще на один нюанс. Взятка была якобы передана в декабре 2011 года. А Черешня сообщил о ней только в августе 2012-го. Процесс передачи взятки не фиксировали на скрытую камеру, министров не брали с поличным с мечеными купюрами в кармане. Чем же располагает следствие, кроме запоздалых показаний Черешни?

           Есть в деле аудиозаписи, который сделал сам Черешня. По его словам, они доказывают, что взятка действительно была. Видимо, следователи ждали от них откровения, а услышали невнятные, сбивчивые, неразборчивые обрывки разговоров, которые можно интерпретировать как угодно. Например, в одном из них упоминаются «единичка» и «двушка». Черешня утверждает, что это ключевая фраза, под которой подразумеваются миллионные суммы «отката». По словам же Кравченко, на этой записи они обсуждают ход выполнения государственных контрактов фирмой «АСКА», а «единичка» и «двушка» — суммы штрафных санкций, которые «АСКА» готова была выплатить за несвоевременную поставку. Остается только поверить кому-то из них на слово. Но почему надо верить Черешне?

         Кстати, как заявил Ю. Черешня, диктофон, которым он записывал В. Кравченко, потерялся. Вот на таком шатком фундаменте основаны упомянутые уголовные дела. Как видите, продолжение этой детективной истории оказалось не таким сенсационным, как ее начало. Хотя интрига еще остается. Заключается она в том, есть ли в уголовном преследовании экс-министров подоплека, невидимая для широкой публики.

          Стоит вспомнить, что фирма Ю. Черешни «Эскада» поставляла зерно комбикормовому заводу, членами совета которого были Писаренко и Мизинин. После того как «Эскада» не смогла своевременно поставить все зерно, она должна была оплатить неустойку. У Писаренко и Мизинина по этому вопросу была жесткая позиция, которая вряд ли устраивала Черешню. Именно в этой ситуации появляются его заявления в правоохранительные органы относительно Писаренко и Мизинина. Что касается Кравченко, то его могли притянуть «за компанию», учитывая наличие у Черешни упомянутых аудиозаписей, которые можно (хоть и с большой натяжкой) выдать за доказательства.

          Понятно, что заявления писались наскоро, поэтому в одном шла речь о трех министрах, а во втором о двух. Не исключено, что сейчас показания Черешни корректируются. Возможно, окончательная версия следствия будет отличаться от той, которую мы услышали несколько месяцев назад. Поживем — увидим.

          А пока советуем всем, кто водит знакомство с Ю. Черешней, в общении с ним очень осторожно подбирать слова. Ведь если Юрий Степанович имеет хобби тайно записывать свои разговоры на диктофон и передавать записи в правоохранительные органы, то все сказанное вами может быть использовано против вас.

 




На фото: Собиратель «раритетных записей» Юрий ЧЕРЕШНЯ

 



Сергей НИКОЛАЕВ 

 

Оригинал статьи можно прочитать тут....

 

02:31
1467
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Загрузка...