ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Является ли улов рыбной продукцией? Ответит ли на этот вопрос Камчатский краевой суд?

Является ли улов рыбной продукцией? Ответит ли на этот вопрос Камчатский краевой суд?

 

 

7 мая 2014 года судья Камчатского краевого суда Евгения Керносенко, рассмотрела жалобу по делу об административном правонарушении в отношении ООО «Поларис» защитника адвоката Игоря Копытова  на постановление судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Евгении Лобановской отказала в удовлетворении жалобы заявителю, рассмотрев весьма специфично доводы жалобы о разнице понятий улова и рыбной продукции и предмете административного правонарушения.   Почему судьи Камчатского краевого суда стараются избежать рассмотрение доводов жалоб по существу и отказывая в удовлетворении требований либо ссылаются на описки, не разъясняя что именно и как «описалось» или односложно пытаясь сослаться на неправильное понимание норм материального права заявителем? Именно на эти размышления наводят нас изучение документов по данному административному делу.

 

 


 

В конце 2013 года рыбопромышленные предприятия столкнулись с проблемой в вопросе можно ли с судна, осуществляющего прибрежное рыболовство доставлять изготовленную на нем рыбную продукцию не на территорию прибрежного субъекта. Дело казалось бы достаточно простое. Нужно просто посмотреть в законе есть ли ограничения в правилах доставки рыбной продукции и ответ не должен быть сложным. Но не тут то было.  Пограничный орган предложил рассматривать рыбную продукцию не как продукцию, изготовленную из улова, то есть иной предмет правоотношений, а как сам улов, будто рыбаки из водной среды обитания улов добывают уже в промаркированных ящиках или мешках…. И хотя в законе «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» напрямую говорится о том, что улов можно использовать для изготовления рыбной продукции, а из взаимосвязи с многими положениями закона следует, что улов – это биоресурсы, которые добываются (вылавливается) при осуществлении рыболовства, до того как они будут использованы для чего-нибудь, а рыбная продукция – это фактически товар, судьи Петропавловск-Камчатского городского суда стали привлекать к ответственности юридические лица за недоставку продукции в места доставки улова.   

 

 

Одним из показательных дел в этой части явилось дело о доставке рыбной продукции, изготовленной на судне «Афалина» ООО «Поларис».  Дело рассматривалось Петропавловск-Камчатским городским судом. Судья вынесла постановление, которое было  обжаловано защитником адвокатом Игорем Копытовым в Камчатский краевой суд.  Проверяла законность решения судьи первой инстанции судья Камчатского краевого суда Евгения Керносенко.  Ниже публикуется решение судьи городского суда, жалоба защитника, решение судьи Камчатского краевого суда и направленная 6 июня 2014 года в порядке надзора жалоба защитника в которой он ставит по существу одним из вопросов: почему судья краевого суда не рассматривает доводы по существу, а продукцию понимает под уловом без ссылок на нормы материального права и простую человеческую логику?  Почему изучая ответ судьи краевого суда вывод о том, что продукция и улов это одно и тоже не приходит как-то логически в голову, а предлагается этому выводу «верить», как будто решение было вынесено не юристом, а предначертано свыше? Так, по данному делу,  в решении Камчатского краевого суда доводы защитника о сельди  не были рассмотрены по существу с ссылкой на «описку», при чем где «описался» судья городского суда разъяснено не было, а отказ в рассмотрении довода о разнице понятий продукции и улова как – то был взаимосвязан с тем, что этот довод противоречит сути прибрежного рыболовства, но в чем заключается суть прибрежного рыболовства   по доставке продукции для ее выгрузки на берег прибрежного субъекта и погрузки обратно на судно, в решении судьи не раскрывается.  А может действительно в суде полагают, что лишняя перевалка продукции в порту и есть суть прибрежного рыболовства, под которой Конституционный Суд России понимает интересы рыбообрабатывающей отрасти прибрежного государства?   Ответ защитник надеется получить от председателя Камчатского краевого суда или его заместителя….

Ниже публикуются указанные документы:

 

 

 

Камчатский краевой суд

 

от защитника общества с ограниченной ответственностью «Поларис» — адвоката Камчатской коллегии адвокатов «ЗАЩИТА» Копытова Игоря Александровича

_____________________________________________

683024, г.Петропавловск-Камчатский, пр.50-лет Октября, 20-50, тел. 8 -962-280-39-52

 

Дело №5-380/2014

Рассматривалось судьей Лобановской Е.А.

 

 

ЖАЛОБА

на постановление Петропавловск-Камчатского городского суда по делу об административном правонарушении

 

Постановлением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Лобановской Е.А. от 03 апреля 2014 года (указанное решение оглашено 3 апреля 2014 года, мотивированное решение выдано защитнику 16 апреля 2014 года), ООО «Поларис» привлечено к административной ответственности по ч.2 ст.8.37 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 100 000 рублей.

Данное решение не является законным и обоснованным по следующим основаниям.

Судом совершенно правильно установлено, что

«С учетом внесенных дополнений, пользователи водных биоресурсов получили альтернативу относительно мест использования добытых при осуществлении прибрежного рыболовства уловов водных биоресурсов при производстве их них рыбопродукции, а именно, добытые водные биоресурсы могут быть использованы для производства рыбной и иной продукции на территориях прибрежных субъектов РФ, либо для производства рыбной и иной продукции непосредственно на судах рыбопромыслового флота….

Из Распоряжения Правительства Российской Федерации от 14 июля 2013 года № 1196-р об утверждении Перечня районов добычи (вылова) водных биологических ресурсов, в которых разрешается при прибрежном рыболовстве осуществлять перегрузку уловов водных биологических ресурсов и производство на судах рыбопромыслового флота рыбной и иной продукции из водных биологических ресурсов, с указанием видов водных биологических ресурсов, в отношении которых осуществляются указанные перегрузка и производство рыбной и иной продукции, усматривается, что в Карагинской промысловой подзоне допускается переработка уловов и перегрузка палтуса белокорого, палтуса черного, трески, терпуга».

Иными словами, доводы защиты, изложенные письменно, в том числе вместе с дополнениями, и приобщенные к материалам дела в суде, оказались убедительными для суда.

Повторять в настоящей жалобе указанные доводы защита не будет.

Но вот вывод суда (итоговый) оказался ошибочен.

Вот что в итоге установил суд:

«Таким образом, с учетом внесенных вышеизложенных изменений в Закон о рыболовстве, распоряжения Правительства Российской Федерации от 14 июля 2013 года № 1196-р, с учетом положений ч. 2 ст. 1.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях, ООО «Поларис» правомочно было произвестиперегруз либо переработку добытых в период с 05 мая 2013 года по 30 ноября 2013 года в территориальном море РФ, Карагинской промысловой подзоне (6102.1), посредством судна PC «Афалина», при осуществлении прибрежного рыболовства улов палтуса белокорого, палтуса черного, трески, терпуга, однако обязано было доставить либо обеспечить доставку уловов сельди тихоокеанской для выгрузкина территорию прибрежного субъекта — Камчатского края, в места доставки, определенные Распоряжением Правительства Камчатского края от 26 декабря 2008 года № 577-РП».

Получается, де факто, что состав правонарушения в деянии ООО «Поларис» заключается в том, что улов из тихоокеанской сельди не был доставлен на территорию прибрежного субъекта – Камчатский край.

 

Именно в этой части защита хотела бы высказать свое несогласие:

Во-первых, тихоокеанская сельдь тоже значится в Карагинской промысловой подзоне как улов из которого можно в этой подзоне выпускать на судах продукцию.

Но есть еще второе. Сельдь судно «Афалина» не добывала. Дело в том, что судно «Афалина» осуществляла промысел ярусными орудиями лова. Сельдь – это нажива, с которой судно прибыло на промысел. На сельдь производится лов палтусовых… Поэтому сельдь не является уловом и никуда не должна была доставляться. Она была доставлена из порту Владивосток, но вероятно это к делу никак не относится.

 

Таким образом, суд правильно установил, что судно «Афалина» имела право выпускать продукцию из добытого им улова, так как это разрешено постановлением Правительства и ваимосвязанным с ним нормами федеральных законов.

Ссылка на сельдь, как недоставленный улов – ошибочна. 

Доставка рыбной продукции не имеет отношение к Распоряжению Правительства Камчатского края от 26 декабря 2008 года № 577-РП, так как указанное распоряжение регулирует вопросы доставки только уловов.

И еще один довод.

Часть 2 ст.8.37 КоАП РФ предусматривает следующее правонарушение: Нарушение правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил, регламентирующих осуществление промышленного рыболовства, прибрежного рыболовства и других видов рыболовства, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 8.17 настоящего Кодекса.

Союз «и» предполагает, что административное правонарушение, предусмотренное ч.2 ст.8.37 КоАП РФ это такое нарушение, которое является нарушением правил добычи (вылова) и только если такое нарушение есть, то должно быть еще какое –то, «иное» нарушение правил, регламентирующих осуществление рыболовства.

В нашем случае «иное» вроде как административный орган представить постарался, а с первой частью диспозиции нормы закона – ее нет, ибо нарушений правил добычи не было и это не отрицается административным органом.

 

На основании ст.25.5, главы 30  КоАП РФ,

 

ПРОШУ:

 

-отменить постановление судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Лобановской Е.А. от  03 апреля 2014 года и вынести новое решение — дело производством прекратить, в связи с наличием обстоятельств, предусмотренных ст. 24.5 КоАП РФ, а именно в связи с отсутствием состава правонарушения.

           

Приложение: -ордер адвоката

 

 

Защитник

Адвокат Камчатской

коллегии адвокатов «ЗАЩИТА»                                                          И.А.Копытов

 

17 апреля 2014 года

 

 

 

Председателю Камчатского краевого суда

Волгину В.А.

 

от защитника общества с ограниченной ответственностью «Поларис» — адвоката Камчатской коллегии адвокатов «ЗАЩИТА» Копытова Игоря Александровича

_____________________________________________

683024, г.Петропавловск-Камчатский, пр.50-лет Октября, 20-50, тел. 8 -962-280-39-52

 

Другие участники производства по делу об административном правонарушении:

 

Лицо, привлеченное к административной ответственности по ч.2 ст.8.37 КоАП РФ

 

                                                                                                 ООО «Поларис»

Юридический адрес: 683013, г.Петропавловск-Камчатский, пер.Садовый, д.5 кв.29

Почтовый адрес: 683031, г.Петропавловск-Камчатский, ул.Советская, д.16, оф.5

 

Дело №5-380/2014

Рассматривалось судьей Петропавловск-Камчатского городского суда Лобановской Е.А.

Дело №7-114/2014

Рассматривалось судьей Камчатского краевого суда

Керносенко Е.В.

 

 

НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА

по делу об административном правонарушении

 

Постановлением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Лобановской Е.А. от 03 апреля 2014 года, ООО «Поларис» привлечено к административной ответственности по ч.2 ст.8.37 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 100 000 рублей.

Данное решение было обжаловано в Камчатский краевой суд. Внимание суда было обращено на неправильное применение норм материального права при вынесении указанного судебного решения, а именно, суд при вынесении решения под понятием доставка рыбной продукции использовал понятие  — доставка улова. Дело в том, что улов и рыбная продукция, которая из него изготавливается – разные понятия. Да действительно, даже по смысловой нагрузке – улов – это то что выловлено, а продукция – это результат использования улова путем выпуска продукции. Единственное становится трудно понять чем отличается улов от продукции в материальном смысле этого слова. Для этого должен быть Технологический регламент, однако такового в настоящее время не принято. Но есть юридическое понятие.

По нашему делу изначально не было юридического спора о предмете. Из протокола об административном правонарушении следует, что речь шла о том, что юридически было установлено, что на судне «Афалина» был уже не улов, а рыбная продукция, полученная в связи с использованием улова и судно «Афалина» отправляла в порт Владивосток именно рыбную продукцию. Таким образом, речь юридически в дальнейшем должна была бы идти исключительно о доставке рыбной продукции, но в итоге суд использовал при рассмотрении дела ПРАВИЛА ДОСТАВКИ УЛОВА.

Таким образом, защита говорила, что есть два разных правила. Первое ПРАВИЛО ДОСТАВКИ УЛОВА, которое связано с территорией прибрежного субъекта, а ВТОРОЕ ПРАВИЛО – ПРАВИЛО ДОСТАВКИ ПРОДУКЦИИ, которое не связано с территорией прибрежного субъекта.

Вот на что обратила внимание защита в своей жалобе в Краевой суд:

Судом совершенно правильно установлено, что

«С учетом внесенных дополнений, пользователи водных биоресурсов получили альтернативу относительно мест использования добытых при осуществлении прибрежного рыболовства уловов водных биоресурсов при производстве их них рыбопродукции, а именно, добытые водные биоресурсы могут быть использованы для производства рыбной и иной продукции на территориях прибрежных субъектов РФ, либо для производства рыбной и иной продукции непосредственно на судах рыбопромыслового флота….

Из Распоряжения Правительства Российской Федерации от 14 июля 2013 года № 1196-р об утверждении Перечня районов добычи (вылова) водных биологических ресурсов, в которых разрешается при прибрежном рыболовстве осуществлять перегрузку уловов водных биологических ресурсов и производство на судах рыбопромыслового флота рыбной и иной продукции из водных биологических ресурсов, с указанием видов водных биологических ресурсов, в отношении которых осуществляются указанные перегрузка и производство рыбной и иной продукции, усматривается, что в Карагинской промысловой подзоне допускается переработка уловов и перегрузка палтуса белокорого, палтуса черного, трески, терпуга».

Иными словами, доводы защиты, изложенные письменно, в том числе вместе с дополнениями, и приобщенные к материалам дела в суде, оказались убедительными для суда.

Улов был добыт на судне добытчике и в соответствии с Распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 июля 2013 года № 1196-р из него была произведена рыбная продукция. Закон не нарушен.

С этого момента речь могла идти только о ПРАВИЛАХ доставки рыбной продукции, а не улова, так как улова уже не было.

ПРАВИЛА доставки рыбной продукции не обязывают доставлять ее именно по правилам доставки улова.

Но решение суда первой инстанции было еще более непонятным.

Вот что в итоге установил суд:

«Таким образом, с учетом внесенных вышеизложенных изменений в Закон о рыболовстве, распоряжения Правительства Российской Федерации от 14 июля 2013 года № 1196-р, с учетом положений ч. 2 ст. 1.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях, ООО «Поларис» правомочно было произвести перегруз либо переработку добытых в период с 05 мая 2013 года по 30 ноября 2013 года в территориальном море РФ, Карагинской промысловой подзоне (6102.1), посредством судна PC «Афалина», при осуществлении прибрежного рыболовства улов палтуса белокорого, палтуса черного, трески, терпуга, однако обязано было доставить либо обеспечить доставку уловов сельди тихоокеанской для выгрузкина территорию прибрежного субъекта — Камчатского края, в места доставки, определенные Распоряжением Правительства Камчатского края от 26 декабря 2008 года № 577-РП».

Получается, де факто, что состав правонарушения в деянии ООО «Поларис» заключается в том, что улов из тихоокеанской сельди не был доставлен на территорию прибрежного субъекта – Камчатский край.

 

Именно в этой части защита и высказала свое несогласие в адрес Камчатского краевого суда, а именно:

Во-первых, тихоокеанская сельдь тоже значится в Карагинской промысловой подзоне как улов из которого можно в этой подзоне выпускать на судах продукцию. Но к нашему случаю это отношение не может иметь потому что есть второе обстоятельство:

Второе и САМОЕ ГЛАВНОЕ: Сельдь судно «Афалина» не добывала. Эта сельдь была получена как рыбная продукция для использования ее в качестве наживы для осуществления рыболовства. Дело в том, что судно «Афалина» осуществляла промысел ярусными (то есть с использование крючкой на которые насаживается нажива) орудиями лова. Сельдь – это нажива, с которой судно прибыло на промысел. На сельдь производится лов палтусовых, то есть палтусов, трески и терпуга… Поэтому сельдь не является уловом и никуда не должна была доставляться. Она была доставлена из порта Владивосток, но вероятно это к делу никак не относится. О проблемах с сельдью вообще не было ничего сказано в протоколе об административном правонарушении и сельдь не вменялась как предмет правонарушения, в связи с чем вменение НОВОГО ПРЕДМЕТА АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВОНАРУШЕНИЯ не могло считаться правильным.

 

Таким образом, суд правильно установил, что судно «Афалина» имела право выпускать продукцию из добытого им улова, так как это разрешено решением Правительства и взаимосвязанными с ним нормами федеральных законов.

Ссылка на сельдь, как недоставленный улов – ошибочна. 

Доставка рыбной продукции не имеет отношение к Распоряжению Правительства Камчатского края от 26 декабря 2008 года № 577-РП, так как указанное распоряжение регулирует вопросы доставки только уловов и разрешает использовать уловы в районе промысла путем выпуска из них рыбной продукции. Если судно выпустили из улова в соответствии с этим распоряжением Правительства рыбную продукцию, то дальнейшие действия с ней это распоряжение Правительства не регулирует.

И еще один довод.

Часть 2 ст.8.37 КоАП РФ предусматривает следующее правонарушение: Нарушение правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил, регламентирующих осуществление промышленного рыболовства, прибрежного рыболовства и других видов рыболовства, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 8.17 настоящего Кодекса.

Союз «и» предполагает, что административное правонарушение, предусмотренное ч.2 ст.8.37 КоАП РФ это такое нарушение, которое является нарушением правил добычи (вылова) и только если такое нарушение есть, то должно быть еще какое –то, «иное» нарушение правил, регламентирующих осуществление рыболовства.

В нашем случае «иное» вроде как административный орган представить постарался, а с первой частью диспозиции нормы закона – ее нет, ибо нарушений правил добычи не было и это не отрицается административным органом.

 

Такие доводы были доведены в жалобе на судебное решение суда первой инстанции.

Жалобу защитника рассматривала судья краевого суда Керносенко Е.В. и вынесла решение от 7 мая 2014 года.

Однако доводы судья Камчатского краевого суда Керносенко Е.В. почему-то по существу не рассмотрела, а отказывая в удовлетворении жалобы сослалась на то, что (абзац 5 стр.2 решения от 7 мая 2014 года):

 «Как следует из материалов дела, ООО «Поларис», являясь пользователем … по разрешению … осуществляя прибрежное рыболовство посредством … судна РС «Афалина», … добыло водные биологические ресурсы в виде палтуса б/к, палтуса черного, трески, терпуга, изготовило из них мороженную рыбную продукцию, которую перегрузило по коносаментам … на ТР «Корона Рифер» и ТР «Виталий Шмыков» и посредством указанных судов, через порт Владивосток, доставило в порт Пусан, не обеспечив тем самым доставку и выгрузку уловов водных биоресурсов на территорию прибрежного субъекта РФ в места, определенные органами государственно власти….».

 

А после этого судья сделала вывод, что (абзац 7 стр.3 решения): «Толкование положений Федерального закона о рыболовстве, как позволяющих не доставлять уловы, добытые в результате прибрежного рыболовства, на территорию субъекта, в случае использования уловов биологических водных ресурсов для производства рыбной продукции на борту судна, противоречит сути прибрежного рыболовства как самостоятельного вида рыболовства».

 

Защита хотела бы, исходя из простого толкования и смысла русского предложения, высказать следующее.

 

1.      Если уловы использованы, то они перестают существовать. Так, к примеру, если яблоко использовано для изготовления сока, то яблоко перестает существовать.

2.      Никакой сути прибрежного рыболовства в том, чтобы продукцию доставить в порт прибрежного государства там сгрузить с судна, а потом загрузить ее на судно, нет. А говоря о рыбообрабатывающей отрасли Конституционный Суд России имел ввиду доставку уловов с тем, чтобы можно было для их использования путем изготовления рыбной продукции задействовать население прибрежной территории. Но законодатель учел, что в некоторых случаях доставка уловов невозможна и разрешил их использовать на судах.  Поэтому, никакой сути прибрежного рыболовства в создании искусственных условий грузовых операций в портах (ибо в иных местах прибрежного государства это невозможно), то есть сгрузи с судна и погрузи обратно, нет, и никому и в голову не приходило создавать условия «грузового бардака в портах» и экономических трудностей в вопросах сохранности продукции, экономической целесообразности и развития экономики государства в целом.

 

 

Из постановления городского суда следовало, что вина связана с доставкой улова из сельди, при этом изготовление продукции из палтусовых признано законным, а судья краевого суда сослалась на описку. В чем заключается описка? Какое слово описалось? Давайте внесем исправление, если это возможно… А не придется ли описку исправлять абзацами?

 

Если кто и описался, то нужно понимать как именно. Нужно пояснить, что такое то слово нужно читать так-то, но этого в решении нет. А может это не описка? Защите это не показалось опиской. Опиской можно назвать, если бы вместо слова «сельдь» было бы написано «соль», но не вывод о сельди, с указанием ее вида – сельдь тихоокеанская, ведь тихооокеанской в данном случае была только сельдь, а не палтус, треска или терпуг.  Но и заменить слово сельдь палтусом нельзя, так как улова из палтуса на судне после изготовления продукции не было.

И еще, обратите внимание, что пишет краевой судья. Она говорит, что судно добыло улов и выпустило из него продукцию, считая это законными действиями, а дальше говорит, что судно не обеспечило доставку и выгрузку УЛОВА. 

Защитнику не понятно, неужели для суда требуется заключение специалиста – филолога, чтобы понять о том, что вначале говорится О КОЛЕСАХ (улов), а ВИНУ признают за НАСОСЫ (доставка продукции) (из рассказа Аркадия Райкина). Почему судьи для правильного в дальнейшем рассмотрения вопроса о применении норм материального права не могут высказаться: УЛОВ и ПРОДУКЦИЯ это одно и тоже или разное? Складывается впечатление, что суд всячески хочет избежать ответ, на этот простой, но самый главный вопрос. Ведь если на него ответить, что это разные понятия, то тогда нужно признать, что Правила по доставке улова это одно, а Правила по доставке продукции – другое.

 

В материалах административного дела есть ответ из администрации Президента России, а также от территориального управления Федерального агентства по рыболовству.

Из обстоятельств дела следует, что в ходе судебного заседания суд принял решение сделать запрос в ТУ ФАР  по вопросу доставки улова и продукции. То есть возникли сомнения. Из письма администрации Президента следовало, что доставлять на территорию прибрежного субъекта нужно улов, добытый в ходе прибрежного рыболовства, если он не был использован для изготовления продукции, так как если уже продукция была из улова изготовлена, то правила в отношении улова перестают действовать. Судья получила ответ из ТУ ФАР о том, что рыбную продукцию не требуется доставлять на территорию прибрежного субъекта и вынес противоположное решение. А разве в состязательном споре это возможно? Для чего тогда делался запрос?

 

Именно поэтому, такое решение судьи Камчатского краевого суда не может считаться правильным.

Поэтому защита вынуждена обратиться с надзорной жалобой с тем, чтобы наконец – то проверили состоявшиеся решения во взаимосвязи с положениями законов и нормативно-правовыми актами, с разделением понятий улов и рыбная продукция и во взаимосвязи с правильным использованием русского языка. Защита просит разъяснить: — Почему судьи не хотят ответить на простой вопрос: как получается так, что законодатель разрешил рыбопромысловым судам выпускать продукцию из улова не только на территориях прибрежных государств, но и на рыболовных судах в море, но судьи продолжают осуждать пользователей, что те не доставляют улов на территорию прибрежного государства? — Почему в правоотношении о доставке рыбной продукции применяются правила доставки улова? – Почему администрация Президента Российской Федерации и Федеральное агентство по рыболовству понимает иначе законодательство в данной случае не так, как понимают его судьи Камчатских судов и под рыбной продукцией они понимают не уловы, а продукцию из рыбы?

С учетом изложенного, прошу в порядке п.4 ч.2 ст. 30.17 КоАП РФ отменить  постановление судьи Петропавловск-Камчатского городского суда от 03 апреля 2014 года, решение судьи Камчатского краевого суда от 07 мая 2014 года, а дело производством прекратить в связи с отсутствием в деянии ООО «Поларис» состава правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.8.37 КоАП РФ по отсутствия состава административного правонарушения, в соответствии с п.2 ч.1 ст. 24.5 КоАП РФ.

 

 

Приложение: -ордер адвоката;

-копия постановления от 03 апреля 2014 года

-копия решения от 07 мая 2014 года

 

           

 

Защитник

Адвокат Камчатской

коллегии адвокатов «ЗАЩИТА»                                                          И.А.Копытов

 

05 июня 2014 года

20:09
1522
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Загрузка...