Вопросы освобождения от уголовной ответственности, применения акта амнистии

ВОПРОСЫ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ, ПРИМЕНЕНИЯ АКТА АМНИСТИИ

Данный обзор сделан судебной коллегией Пермского краевого суда в 2014 году

Уголовная ответственность состоит в том, что лицо держит ответ перед государством за совершенное преступление, а также претерпевает государственное осуждение, наказание и иные меры уголовно-правового характера. Она начинается с привлечения лица в качестве обвиняемого, продолжается постановлением обвинительного приговора и завершается в момент отбытия назначенного судом наказания либо истечения установленного испытательного срока или освобождения от наказания.

Основание уголовной ответственности предусмотрено ст. 8 УК РФ, согласно которой таковым является совершение деяния (действие или бездействие), содержащего все признаки состава преступления.

Однако при определенных условиях цели восстановления социальной справедливости, исправления лица, совершившего преступление, и предупреждения совершения новых преступлений могут быть достигнуты за счет освобождения виновного от уголовной ответственности.

Освобождение от уголовной ответственности — это выраженное в официальном акте государственного органа решение освободить лицо, совершившее преступление, от обязанности подвергнуться судебному осуждению и претерпеть меры государственного принудительного воздействия.

Основанием для этого выступает нецелесообразность привлечения к уголовной ответственности по тем или иным причинам.

При этом в институте освобождения от уголовной ответственности одновременно реализуются принципы гуманизма и справедливости. Он является одним из способов разрешения задач, стоящих перед уголовным законодательством. Освобождение от уголовной ответственности — не прощение содеянного и преступника, а эффективное средство борьбы с преступностью.

Институт освобождения от уголовной ответственности и наказания в действующем уголовном законе характеризуется:

а) направленностью на стимулирование позитивного посткриминального поведения, выражающегося в добровольной явке с повинной лица, совершившего преступление, в его способствовании раскрытию преступления, возмещении им ущерба или иным образом заглаживании виновным вреда, причиненного в результате преступления;

б) выполнением задач по «разгрузке» суда от напрасной траты времени, сил и средств по делам, связанным с совершением преступлений небольшой и средней тяжести и полностью потерявшим социальное значение;

в) обеспечением упрощенного производства по делам, по которым привлечение к уголовной ответственности или отбывание наказания, вынесенного судом, невозможно (истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности).

В уголовном законе выделяют следующие виды освобождения от уголовной ответственности: в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК); специальные виды освобождения от уголовной ответственности (ч. 2 ст. 75 УК); в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК); по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ст. 76.1 УК); в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК); в связи с актом амнистии (ст. 84 УК); в связи с применением к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК).

Практически все виды освобождения от уголовной ответственности являются безусловными, то есть окончательными. Они не могут быть впоследствии отменены, за исключением освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности в связи с применением к ним принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК).

К числу обязательных видов освобождения от уголовной ответственности, не зависящих от усмотрения правоприменителей, относятся: освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, в связи с актом амнистии или с истечением сроков давности (за исключением закрепленных в ч. ч. 4 и 5 ст. 78 УК). Остальные виды освобождения от уголовной ответственности принадлежат к числу факультативных.

Процессуальные особенности применения норм главы 11 УК РФ

Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, примирением сторон и истечением сроков давности уголовного преследования, а также по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности осуществляется в форме прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, ст. 25, 28 и 28.1 УПК РФ. В соответствии с ч. 2 ст. 27 УПК РФ обязательным условием принятия такого решения является согласие на это лица, совершившего преступление. Если лицо возражает против прекращения уголовного дела, производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

В связи с этим судам необходимо разъяснять лицу его право возражать против прекращения уголовного дела по указанным основаниям (п. 15 ч. 4 ст. 47 УПК РФ) и юридические последствия прекращения уголовного дела. В частности, информировать о том, что вышеуказанные основания прекращения дела не являются реабилитирующими, соответственно, не влекут за собой права на реабилитацию и не освобождают это лицо от обязанности возмещения причиненного им материального ущерба и компенсации морального вреда при предъявлении таких требований потерпевшей стороной в порядке гражданского судопроизводства. Не снимается с них обязанность и по возмещению процессуальных издержек. После разъяснения всех юридических последствий прекращения дела по указанным основаниям суду следует убедиться, что эти разъяснения понятны лицу, привлекаемому к уголовной ответственности, и его согласие на прекращение дела является осознанным.

Разъяснение юридических последствий прекращения дела и согласие (несогласие) лица должны найти отражение как в протоколе судебного заседания, так и в судебном решении.

При решении вопроса о возможности прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования на основании ст. 25 УПК РФ (в связи с примирением с потерпевшим) суду надлежит проверить добровольность и осознанность (отсутствие заблуждения) заявления о примирении потерпевшего, являющегося физическим лицом, а также наличие полномочия у представителя организации (учреждения) на примирение.

Если имеется несколько нереабилитирующих оснований, суд в целях соблюдения требований ч. 2 ст. 27 УПК РФ разъясняет лицу право возражать против прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования по каждому из этих оснований и прекращает уголовное дело и (или) уголовное преследование по тому основанию, против которого оно не возражает.

По результатам предварительного слушания судья может вынести постановление о прекращении уголовного дела и (или) уголовного преследования по основаниям, предусмотренным п. 3 ч. 1 ст. 24, ст. ст. 25, 28 и 28.1 УПК РФ, если обвиняемый против этого не возражает (ч. 2 ст. 27, ч.ч. 1 и 2 ст. 239 УПК РФ).

Если во время судебного разбирательства будет установлено обстоятельство, указанное в п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (истечение сроков давности уголовного преследования), а также в случаях, предусмотренных ст. ст. 25 (в связи с примирением сторон), 28 (в связи с деятельным раскаянием) и 28.1 (в сфере экономической деятельности) УПК РФ, суд прекращает уголовное дело и (или) уголовное преследование только при условии согласия на это подсудимого. При этом не имеет значения, в какой момент производства по делу истекли сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности.

Если в результате продолженного судебного разбирательства в связи с возражением подсудимого против прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования будет установлена его виновность, суд постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

В случае, когда при постановлении приговора суд, назначив наказание, в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ изменяет категорию преступления на менее тяжкую, то при наличии оснований, предусмотренных ст. ст. 75, 76, 76.1 и 78 УК РФ, он освобождает осужденного от отбывания назначенного наказания.

Освобождение лица от уголовной ответственности, в том числе в случаях, специально предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, не означает отсутствие в деянии состава преступления, поэтому прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в таких случаях не влечет за собой реабилитацию лица, совершившего преступление (п. 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 19 от 27 июня 2013 года «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»).

Однако, если уголовное дело было возбуждено, несмотря на наличие указанных выше обстоятельств, либо вред причинен вследствие продолжения уголовного преследования после возникновения или установления таких обстоятельств, за исключением случаев продолжения уголовного преследования в связи с возражением лица против его прекращения по данным основаниям, лицо имеет право на возмещение вреда в порядке главы 18 УПК РФ (п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 17 от 29 ноября 2011 года «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве»).

Если суд в ходе судебного разбирательства придет к выводу о наличии оснований для оправдания лица, возражавшего против прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию, то это лицо подлежит реабилитации.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (статья 75 УК РФ)

Согласно ч. 1 ст. 75 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным.

Процессуально данный вопрос урегулирован ст. ст. 28 и 254 УПК РФ.

В отличие от добровольного отказа от преступления (ст. 31 УК РФ), который является обстоятельством, исключающим уголовную ответственность за преступление, по доброй воле не доведенное до конца, деятельное раскаяние после совершения преступления по общему правилу не исключает уголовной ответственности, а лишь смягчает наказание. Поэтому деятельное раскаяние приобретает значение обстоятельства, освобождающего от уголовной ответственности, только при сочетании определенных условий.

Первое из них законодатель связывает с деятельным раскаянием, то есть совершением позитивных постпреступных действий, примерный перечень которых приведен в ст. 75 УК РФ. К ним относятся:

а) явка с повинной. Она означает, что лицо, совершившее преступление, по собственной воле обращается в орган, имеющий право возбудить уголовное дело, с заявлением о совершенном им преступлении, о котором органам власти зачастую еще неизвестно, и сам отдает себя в руки властей;

б) способствование раскрытию и расследованию преступления. Оно может состоять в выдаче орудий и средств совершения преступления, в указании места его совершения или места сокрытия похищенного имущества, в изобличении других участников преступления и в иных подобных действиях;

в) добровольное возмещение причиненного ущерба, то есть компенсация причиненного имущественного вреда в денежном или ином выражении, достаточном для возмещения убытков, понесенных потерпевшим в результате преступления (предоставление имущества взамен утраченного, ремонт или исправление поврежденного имущества; в денежной форме – возмещение стоимости утраченного или поврежденного имущества, расходов на лечение и т.д.);

г) иным образом заглаживание вреда, причиненного в результате преступления: устранение своим трудом причиненных разрушений или повреждений (например, починка поврежденного имущества, предоставление равноценной вещи взамен утраченной и т.п.); заглаживание причиненного морального вреда(принесение извинений, опровержение ложных измышлений, порочащих другое лицо или подрывающих его репутацию, и т.п.). Под заглаживанием вреда следует понимать денежную компенсацию морального вреда, оказание какой-либо помощи потерпевшему, а также иные меры, направленные на восстановление нарушенных в результате преступления прав и законных интересов потерпевшего.

Для освобождения от уголовной ответственности на основании ст. 75 УК РФ достаточно хотя бы одной из указанных в законе форм деятельного раскаяния.

Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, содержащемуся в постановлении № 19 от 27 июня 2013 года «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», возмещение ущерба и (или) заглаживание вреда (статьи 75 — 76.1 УК РФ) могут быть произведены не только лицом, совершившим преступление, но и по его просьбе (с его согласия или одобрения) другими лицами, если само лицо не имеет реальной возможности для выполнения этих действий (например, в связи с заключением под стражу, отсутствием у несовершеннолетнего самостоятельного заработка или имущества). В случае совершения преступлений, предусмотренных статьями 199 и 199.1 УК РФ, возмещение ущерба допускается и организацией, уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с которой вменяется лицу (примечание 2 к статье 199 УК РФ). Обещания, а также различного рода обязательства лица, совершившего преступление, загладить вред в будущем вне зависимости от наличия у него объективной возможности для их выполнения не являются обстоятельствами, дающими основание для освобождения этого лица от уголовной ответственности.

В ч. 1 ст. 75 УК перечислены возможные формы позитивного постпреступного поведения. Следует иметь в виду, что по некоторым делам объективно невозможно проявить деятельное раскаяние во всех предусмотренных законом формах. Например, лицо было задержано на месте совершения преступления, поэтому его явка с повинной уже невозможна, или преступлением не причинялся имущественный ущерб, в этой связи нечего возмещать, и т.д.

Если некоторые из предусмотренных законом видов постпреступного поведения, свидетельствующих о деятельном раскаянии, не выполняются по объективным основаниям, то это не препятствует прекращению дела в связи с деятельным раскаянием. Если же виновный не совершает требуемые действия по субъективным основаниям, например, явился с повинной, но в последующем отрицал вину, не способствовал расследованию преступления, то отсутствуют основания для вывода о его деятельном раскаянии и, соответственно, для прекращения дела по этому основанию.

В качестве второго условия освобождения от уголовной ответственности предусмотрено, что оно применяется только к совершившим преступление небольшой (ч. 2 ст. 15 УК РФ — умышленные и неосторожные деяния, максимальное наказание за которые не превышает 3 лет лишения свободы) или средней тяжести (ч. 3 ст. 15 УК РФ – умышленные деяния, максимальное наказание за которые не превышает 5 лет лишения свободы, и неосторожные деяния, максимальное наказание за которые превышает 3 года лишения свободы).

Третье условие — освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием возможно только в отношении лиц, совершивших преступление впервые. К ним относятся виновные, как ранее не совершавшие преступлений, так и совершавшие преступления, если общественно опасные деяния не влекут правовых последствий. Например, судимость снята или погашена, истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности, отказано в возбуждении уголовного дела, дело прекращено и т.д.

Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, содержащемуся в постановлении № 19 от 27 июня 2013 года «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности», в статьях 75, 76 и 76.1 УК РФ впервые совершившим преступление следует считать, в частности, лицо:

а) совершившее одно или несколько преступлений (вне зависимости от квалификации их по одной статье, части статьи или нескольким статьям Уголовного кодекса Российской Федерации), ни за одно из которых оно ранее не было осуждено (аналогичное разъяснение и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 11 января 2007 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»);

б) предыдущий приговор в отношении которого на момент совершения нового преступления не вступил в законную силу (аналогичное разъяснение и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 11 января 2007 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»);

в) предыдущий приговор в отношении которого на момент совершения нового преступления вступил в законную силу, но ко времени его совершения имело место одно из обстоятельств, аннулирующих правовые последствия привлечения лица к уголовной ответственности (например, освобождение лица от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности исполнения предыдущего обвинительного приговора, снятие или погашение судимости);

г) предыдущий приговор в отношении которого вступил в законную силу, но на момент судебного разбирательства устранена преступность деяния, за которое лицо было осуждено;

д) которое ранее было освобождено от уголовной ответственности.

Кроме того, следует учитывать, что при постановлении обвинительного приговора с освобождением осужденного от наказания в силу акта об амнистии или в связи с истечением срока давности, виновный, как не отбывающий наказание, признается не имеющим судимости, независимо от продолжительности предварительного заключения (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 18 марта 1970 года № 4 «Об исчислении срока погашения судимости).

Только совокупность трех рассмотренных условий, которые с учетом конкретных обстоятельств лицо имело объективную возможность совершить, может свидетельствовать о таком уменьшении общественной опасности лица, при котором становится нецелесообразным привлекать его к уголовной ответственности.

Кроме того, разрешая вопрос об утрате лицом общественной опасности, необходимо учитывать всю совокупность обстоятельств, характеризующих поведение лица после совершения преступления, а также данные о его личности. При этом признание лицом своей вины без совершения действий, предусмотренных указанной нормой, не является деятельным раскаянием.

В ч. 2 ст. 75 УК РФ речь идет о специальных видах освобождения от уголовной ответственности, размещенных в примечаниях к некоторым статьям Особенной части Уголовного кодекса РФ. Их выделение обусловлено тем, что они, как правило, распространяются на лиц, проявивших деятельное раскаяние после совершения преступлений не только средней тяжести, но также тяжких и даже особо тяжких; содержат обязательный вид освобождения от уголовной ответственности. Кроме того, совершение преступления впервые редко выделяется в качестве условия освобождения от уголовной ответственности; уголовный закон не требует, чтобы поведение виновного содержало все формы деятельного раскаяния. Обычно в примечаниях называется одно постпреступное действие лица, реже два. Причина освобождения таких лиц от уголовной ответственности кроется в том, что законодатель преследует цели сохранения наиболее значимых объектов уголовно-правовой защиты и устранения условий опасности.

Не все нормы об освобождении от уголовной ответственности, содержащиеся в примечаниях к статьям Особенной части Уголовного кодекса РФ, по своей юридической природе относятся к деятельному раскаянию. В этой связи все виды освобождений от уголовной ответственности, размещенные в Особенной части Уголовного кодекса РФ, можно объединить в две группы: являющиеся специальным видом освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием и иные. Первые предусмотрены в примечаниях к ст. ст. 126, 127.1, 178, 198, 199, 204, 205.1, 208, 210, 222, 223, 228, 275, 282.1, 282.2, 291, 307 УК РФ; вторые — к ст. ст. 122, 205, 337, 338 УК РФ.

Освобождение от уголовной ответственности за преступление небольшой или средней тяжести в случаях, специально предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, производится по правилам, установленным такими примечаниями. При этом выполнения общих условий, предусмотренных ч. 1 ст. 75 УК РФ, не требуется, то есть освобождение лица от уголовной ответственности на основании примечаний к статьям особенной части УК РФ носит не факультативный (в отличие от ч. 1 ст. 75 УК РФ), а обязательный характер.

Невозможность применения примечания не исключает освобождение от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 75 УК РФ, если лицом выполнены условия, установленные данной нормой, и вследствие этого оно перестало быть общественно опасным (например, может быть освобождено от уголовной ответственности лицо, совершившее преступление, предусмотренное частью 1 статьи 222 УК РФ, которое хотя и не сдало огнестрельное оружие в связи с его сбытом, но при этом явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию указанного преступления).

Процессуальной формой освобождения от уголовной ответственности в силу деятельного раскаяния, как и по другим основаниям, является постановление (определение) суда.

Пример № 1: Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием допустимо при наличии не всех, а нескольких, перечисленных в ст. 75 УК РФ обстоятельств, в частности, при отсутствии явки с повинной.

Так, уголовное дело в отношении П., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ, прекращено с освобождением от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Не соглашаясь с решением суда, прокурор принес на вышеуказанное решение представление, указывая, что условия для прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием отсутствовали, поскольку П. добровольно с повинной не явилась. Уголовное дело было возбуждено лишь после того, как был обнаружен поддельный проездной документ.

Судебная коллегия, оставляя представление прокурора без удовлетворения, исходила из того, что П. впервые совершила преступление небольшой тяжести, приняла меры к заглаживанию причиненного вреда — внесла в бюджет стоимость проездного билета, имеет пенсионный возраст, вину признала, способствовала раскрытию преступления, в содеянном раскаялась. В этой связи судебная коллегия согласилась с выводом суда о том, что она не представляет общественной опасности (№ 22-2315-09).

Такая позиция представляется оправданной, поскольку деятельное раскаяние может выразиться и в признании лицом своей вины, активном содействии раскрытию преступления, отрицательной оценке содеянного и других обстоятельствах, свидетельствующих, что лицо перестало быть общественно опасным.

Пример № 2: Деятельное раскаяние возможно и при отсутствии явки с повинной.

Органами следствия Г. обвинялся в незаконной порубке лесных насаждений в значительном размере, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 260 УК РФ.

Постановлением мирового судьи производство по уголовному делу в отношении Г. прекращено с освобождением от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, то есть по основаниям, предусмотренным ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ.

Постановлением апелляционной инстанции указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения.

В кассационном представлении в качестве одного из оснований отмены состоявшихся по делу решений указывалось на отсутствие явки с повинной.

Признавая доводы представления необоснованными, судебная коллегия указала, что по смыслу закона освобождение лица от уголовной ответственности и прекращение в отношении него уголовного преследования возможно при установлении как всей совокупности предусмотренных ч. 1 ст. 75 УК РФ обстоятельств, так и какого-либо одного из этих обстоятельств, при условии, что оно свидетельствует о действительно деятельном раскаянии виновного. В частности, деятельное раскаяние может иметь место и при отсутствии такого его признака, как добровольная явка с повинной, например, в случаях, когда лицо было задержано прямо на месте преступления и в посткриминальных действиях этого лица имеются признаки деятельного раскаяния.

Из материалов уголовного дела следовало, что Г. обвинялся в совершении преступления небольшой тяжести, ранее к уголовной ответственности не привлекался, вину признал, как сразу после его задержания на месте незаконной порубки, так и в ходе дальнейшего расследования уголовного дела, последовательно давал изобличающие его в содеянном пояснения и показания, в ходе осмотра места происшествия указал места спилов деревьев и складирования спиленной древесины, тем самым способствовал раскрытию и расследованию преступления, в содеянном раскаялся, полностью возместил причиненный незаконной порубкой ущерб, имеет пенсионный возраст, по месту жительства характеризуется положительно.

При таких обстоятельствах выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что указанные обстоятельства свидетельствуют о деятельном раскаянии Г., в силу которого он перестал быть общественно опасным и о наличии в этой связи предусмотренных ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ оснований для прекращения его уголовного преследования, были признаны правильными (Определение Пермского краевого суда от 02.12.2010 года по делу № 22-8515).

Пример № 3: Обоснованно отказано в прекращении дела, однако ссылка на возможность прекращения дела только при наличии совокупности всех условий, указанных в с. 75 УК РФ исключена из судебного решения.

Ц. признан виновным в том, что, участвуя в качестве подсудимого в судебном заседании по уголовному делу, проявил к суду неуважение, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства — потерпевшего и свидетеля, и осужден по ч. 1 ст. 297 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденный Ц. просил приговор отменить, а уголовное дело прекратить по основаниям, предусмотренным ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений государственного обвинителя, изменила приговор в части обоснования принятого судом решения, указав следующее.

Суд правильно отказал Ц. в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ, не усмотрев в его поведении деятельного раскаяния, так как на всем протяжении производства по уголовному делу осужденный утверждал, что произнесенные им в судебном заседании слова были спровоцированы поведением самих потерпевших, и отрицал их оскорбительный характер.

Однако при этом суд, кроме того, указал, что прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ, возможно только при наличии совокупности всех условий, указанных в этих статьях.

Не согласившись с таким толкованием закона Верховный Суд РФ указал, что по смыслу названных норм, освобождение лица от уголовной ответственности и прекращение в отношении него уголовного дела возможно при установлении как всей совокупности предусмотренных ими обстоятельств, так и какого-либо одного из этих обстоятельств, при условии, что оно свидетельствует о действительно деятельном раскаянии виновного.

С учетом этого Судебная коллегия изменила приговор в отношении Ц. и исключила из его мотивировочной части указание о том, что прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ, возможно только при наличии совокупности всех условий, указанных в этих статьях (Определение Верховного Суда РФ от 29.04.2009 года № 16-О09-11).

Пример № 4: Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием допускалось при отсутствии перечисленных в законе оснований.

Так, в отношении Р., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ, уголовное дело было прекращено в связи с деятельным раскаянием. Отменяя постановление суда, судебная коллегия указала, что деятельное раскаяние предполагает активное поведение лица после совершенного преступления, которое свидетельствует об утрате им общественной опасности. В принятом же судом первой инстанции решении не было указано, в чем конкретно выразилось деятельное раскаяние Р. и почему она перестала быть общественно опасной (№ 22-1561).

Пример № 5: Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием при отсутствии перечисленных в законе оснований.

Постановлением суда уголовное дело в отношении Б., обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ст. 286, ч. 1 ст. 292 УК РФ, было прекращено на основании ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ в связи с деятельным раскаянием.

Судебная коллегия постановление суда отменила, указав следующее.

Приходя к выводу, что Б. после совершения преступления деятельно раскаялась, активно способствовала раскрытию преступления, в связи с чем ее необходимо освободить от уголовной ответственности, суд не указал, в каких именно активных, деятельных и реальных поступках подсудимой это проявилось, и какими доказательствами это подтверждается, а ограничился лишь перечислением ряда обстоятельств, характеризующих личность подсудимой, общественную опасность совершенных ею деяний и смягчающих обстоятельств: тяжесть совершенных преступлений, признание вины, положительные характеристики, преклонный возраст, наличие инвалидности 2-й группы, которые должны учитываться при назначении наказания (дело № 22-8256).

Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (статья 76 УК РФ).

Согласно ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Процессуально данный вопрос урегулирован ст. ст. 25 и 254 УПК РФ.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим возможно только при наличии следующих условий: деяние должно быть совершено впервые; небольшой или средней тяжести; обвиняемый или подозреваемый обязан загладить вред, причиненный преступлением, и примириться с потерпевшим.

По своему содержанию первые два условия полностью совпадают с аналогичными условиями освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, приведенными выше.

В зависимости от того, какой вред причинен (моральный, материальный или физический), заглаживание вреда может выражаться в разных формах: принесении извинений, возмещении в денежной или иной форме, представлении разного рода медицинских услуг за счет виновного и др.

При этом в каждом конкретном случае суду следует выяснять, в какой форме заглажен вред, и отражать это в протоколе судебного заседания (обещание загладить вред не может быть расценено как выполнение этого условия).

Если потерпевшим по делу не заявлен гражданский иск, то суду следует выяснить, не будет ли он заявлен.

Заключительное условие применения ст. 76 УК — это примирение с потерпевшим после устранения причиненного ему вреда. Судья обязан удостовериться, что потерпевший действует добровольно, без какого-либо принуждения со стороны виновного или иных лиц либо заблуждения. Соответственно, сторонам необходимо разъяснить все последствия прекращения дела по данному основанию, что отразить в протоколе судебного заседания.

Только все четыре условия в совокупности позволяют принять решение о прекращении дела на основании ст. 76 УК.

Применение освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим дает возможность разрешить конфликтную ситуацию между пострадавшим и лицом, совершившим преступление, с меньшими процессуальными и моральными затратами.

Решение о прекращении уголовного дела (или об отказе в его возбуждении) в связи с примирением лица, совершившего преступление, с потерпевшим может быть принято судьей в любой момент производства по уголовному делу вплоть до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

На основании ч. 2 ст. 268 УПК РФ в подготовительной части судебного заседания судья обязан разъяснить потерпевшему право на примирение с подсудимым в случаях, предусмотренных ст. 25 УПК РФ.

Инициатива прекращения дела по указанному основанию должна исходить от потерпевшего, что должно быть отражено в протоколе судебного заседания. Кроме того, рекомендуется приобщать к материалам дела письменное заявление потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с наступившим примирением с подсудимым и заглаживанием последним вреда.

В этой связи представляется недопустимой в судебном решении формулировка о том, что подсудимый либо его защитник обратился с данным ходатайством, а потерпевший его поддержал.

Учитывая, что выяснение обстоятельств, позволяющих прекратить дело по данному основанию (добровольность заявления потерпевшего, осознание им последствий прекращения дела, форма возмещения причиненного вреда) практически невозможно без потерпевшего, представляется, что данный вопрос должен решаться с его участием.

При этом суд обязан разъяснить сторонам последствия прекращения дела по указанному основанию. В частности, подсудимый должен понимать, что это основание прекращения дела не является реабилитирующим, не исключает возможности предъявления к нему потерпевшим иных исковых требований. Кроме того, до сведения сторон должна быть доведены положения ч. 9 ст. 132 УПК РФ, согласно которой при прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон процессуальные издержки взыскиваются с одной или обеих сторон.

Согласно ч.ч. 8, 9 ст. 42 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные настоящей статьей, переходят к одному из его близких родственников и (или) близких лиц, а при их отсутствии или невозможности их участия в уголовном судопроизводстве — к одному из родственников; в случае признания потерпевшим юридического лица его права осуществляет представитель.

При этом необходимо учитывать, что положения указанной нормы не препятствуют признанию потерпевшими не одного, а нескольких лиц.

В соответствии с ч.ч. 2, 3 ст. 45 УПК РФ для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители или представители; при этом законные представители и представители потерпевшего имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица.

Таким образом, уголовно-процессуальный закон не содержит каких-либо ограничений в процессуальных правах таких лиц, поэтому примирение лица, совершившего преступление, с ними может служить основанием для освобождения его от уголовной ответственности (Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 19 от 27 июня 2013 года «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»).

При этом, если мнение несовершеннолетнего потерпевшего по вопросу о примирении с подсудимым и прекращении уголовного дела не совпадает с мнением его законного представителя, то основания для прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон отсутствуют (Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 19 от 27 июня 2013 года «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»).

Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим по делам публичного и частно-публичного обвинения является факультативным, а по делам частного обвинения (ст. ст. 115, 116 УК) — обязательным.

По делу частного обвинения судья вправе отказать в прекращении уголовного дела за примирением сторон в случае, если дело возбуждено при отсутствии заявления потерпевшего в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 20 УПК РФ. В таких случаях в соответствии с ч. 5 ст. 319 УПК РФ уголовное дело может быть прекращено за примирением сторон в порядке, предусмотренном ст. 25 УПК РФ (п. 31 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 года № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве»)

Однако в этом случае судам следует учитывать, что возбуждение уголовного дела в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 20 УПК РФ, то есть при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, возможно только в том случае, когда преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, что обязывает суд проверить обоснованность возбуждения дела в таком порядке. В том случае, если обстоятельств, позволяющих возбудить дело частного обвинения без заявления потерпевшего, установлено не будет, то при наличии примирения потерпевшего с подсудимым уголовное дело подлежит безусловному прекращению.

При разрешении вопроса об освобождении от уголовной ответственности судам следует учитывать конкретные обстоятельства уголовного дела, включая особенности и число объектов преступного посягательства, их приоритет, наличие свободно выраженного волеизъявления потерпевшего, изменение степени общественной опасности лица, совершившего преступление, после заглаживания вреда и примирения с потерпевшим, личность совершившего преступление, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Исходя из этого суду надлежит всесторонне исследовать характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимого, иные обстоятельства дела. Принимая решение, необходимо оценить, соответствует ли это целям и задачам защиты прав и законных интересов личности, отвечает ли требованиям справедливости и целям правосудия.

Характер общественной опасности преступления определяется в соответствии с законом с учетом объекта посягательства, формы вины и категории преступления (статья 15 УК РФ), а степень общественной опасности преступления — в зависимости от конкретных обстоятельств содеянного, в частности от размера вреда и тяжести наступивших последствий, степени осуществления преступного намерения, способа совершения преступления, роли подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, наличия в содеянном обстоятельств, влекущих более строгое наказание в соответствии с санкциями статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации(Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 года № 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания»).

Необходимо также учитывать сведения о личности виновного, к которым относятся как данные, имеющие юридическое значение в зависимости от состава совершенного преступления или установленных законом особенностей уголовной ответственности и наказания отдельных категорий лиц, так и иные характеризующие личность подсудимого сведения, которыми располагает суд. К таковым могут, в частности, относиться данные о семейном и имущественном положении подсудимого, состоянии его здоровья, поведении в быту, наличии у него на иждивении несовершеннолетних детей, иных нетрудоспособных лиц (жены, родителей, близких родственников)(Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.10.2009 года № 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания»).

Совершение подсудимым двух и более преступлений небольшой и средней тяжести не исключает возможности прекращения дела за примирением с потерпевшими, однако в этом случае суду необходимо обсуждать вопрос о целесообразности прекращения уголовного дела и мотивировать свой вывод в этой части.

Очень внимательно следует подходить к вопросу прекращения дела по так называемым «двухобъектным» преступлениям. Это преступления против порядка управления (ст. 318, 319 УК РФ), против безопасности движения и эксплуатации транспорта (ч. 2 ст. 264 УК РФ), против общественной безопасности (ч. 1 ст. 213 УК РФ). При этом следует учитывать, что преступное посягательство в подобных случаях распространяется не только на физическое лицо – потерпевшего, но и на иной защищаемый законом объект, поэтому примирение с потерпевшим не всегда устраняет вред, нанесенный основному объекту преступного посягательства.

По таким делам при наличии условий и оснований, указанных в статье 76 УК РФ, суд вправе прекратить уголовное дело за примирением сторон, но при этом следует учитывать характер и степень преступного посягательства на основной объект преступления и мотивировать свое решение в этой части.

Отсутствие по делу потерпевшего (экологические преступления, злостное уклонение от уплаты алиментов и т.п.) предполагает невозможность прекращения дела по указанному основанию.

В случае совершения преступления несколькими лицами от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим могут быть освобождены лишь те из них, кто примирился с потерпевшим и загладил причиненный ему вред (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 19 от 27 июня 2013 года «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»).

При этом следует учитывать, что лица, совместно причинившие материальный вред, несут солидарную ответственность по его возмещению, соответственно, возмещение одним из подсудимых лишь своей доли этого вреда, исключает возможность прекращения дела за примирением с потерпевшим в порядке ст. 25 УПК РФ. Что же касается компенсации морального вреда, учитывая, что виновными лицами он возмещается в долевом порядке, то возмещение одним из группы подсудимых своей доли причиненного вреда при наличии всех других условий позволяет прекратить в отношении этого лица уголовное дело за примирением с потерпевшим.

Если в результате преступления пострадало несколько потерпевших (например, лицо умышленно причинило средней тяжести вред здоровью двух лиц либо угрожало убийством двум лицам), то отсутствие примирения хотя бы с одним из них препятствует освобождению лица от уголовной ответственности на основании ст. 76 УК РФ за данное преступление (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 19 от 27 июня 2013 года «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»).

Вытекающее из положений ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ право, а не обязанность суда прекратить уголовное дело не означает произвольное разрешение данного вопроса судом, который, рассматривая заявление о прекращении уголовного дела, не просто констатирует наличие или отсутствие указанных в законе оснований для этого, а принимает соответствующее решение с учетом всей совокупности обстоятельств, включая вид уголовного преследования, особенности объекта преступного посягательства, наличие выраженного свободно, а не по принуждению волеизъявления потерпевшего, чье право, охраняемое уголовным законом, нарушено в результате преступления, изменение степени общественной опасности деяния после заглаживания вреда, личность подсудимого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.Таким образом, решение вопроса о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон зависит от конкретных обстоятельств уголовного дела, исследование и оценка которых является прерогативой судов общей юрисдикции(Определение Конституционного Суда РФ от 21.06.2011 года № 860-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Зяблина Евгения Владимировича на нарушение его конституционных прав статьей 76 Уголовного кодекса Российской Федерации»)

Пример № 1: Суд обоснованно не усмотрел добровольности в заявлениях потерпевших о примирении с подсудимыми и отказал в прекращении дела за примирением с потерпевшими.

Ф., Р. и Н. признаны виновными в нанесении побоев из хулиганских побуждений Ш., Т. и К.

В кассационной жалобе осужденный Ф. и адвокат в защиту его интересов просили прекратить уголовное преследование в связи с примирением с потерпевшими и их просьбами в суде не привлекать его к уголовной ответственности за побои.

Потерпевшие просили отменить обвинительный приговор в отношении Ф. в части его осуждения по ч. 2 ст. 116 УК РФ, а дальнейшее производство по делу прекратить за примирением сторон.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения, а кассационные жалобы осужденных и потерпевших — без удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ч. 2 ст. 20 УПК РФ уголовное дело о преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 116 УК РФ, не относится к делам частного обвинения.

Согласно ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

При этом по смыслу уголовного закона разрешение вопроса о применении или неприменении данной нормы права является не обязанностью, а правом суда.

Как усматривается из приобщенных к материалам дела «расписок» от потерпевших, речь в них шла о получении каждым из них в порядке компенсации по 1 тыс. рублей от отца осужденного Ф., а также о том, что они претензий к осужденному не имеют и просят уголовное дело прекратить.

В ходе судебного разбирательства потерпевшая Т. показала, что причиненный ей преступлением вред не заглажен. Привлекать Ф. к уголовной ответственности она не желает, просит прекратить дело, так как «ей и дальше придется жить с родными осужденного в одной деревне».

Потерпевший Ш. в ходе судебного разбирательства заявил, что не желает привлекать Ф. к уголовной ответственности, он простил его, поскольку «ему еще жить в деревне», где произошли указанные события.

Потерпевший К. вопрос о наказании осужденных оставил на усмотрение суда, исходя из того, что они заслужили. Он согласен с прекращением в отношении Ф. уголовного дела, так как он опасается за свою безопасность.

С учетом этих обстоятельств суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что примирения осужденного Ф. с каждым из потерпевших не было достигнуто, и он не загладил причиненный им вред. При этом суд не установил у потерпевших добровольности их волеизъявления на прекращение уголовного дела по указанному основанию. Они связывали положительное разрешение данного вопроса не с примирением с ними Ф. и заглаживанием им причиненного вреда, а со своей и своих родных безопасностью.

Таким образом, нарушений требований уголовно-процессуального закона, которые влекут отмену или изменение обвинительного приговора суда в кассационном порядке, по делу не допущено (Определение Верховного Суда РФ от 20.12.2007 года № 10-О07-22).

Пример № 2:Принимая решение о прекращении уголовного дела на основании статьи 76 УК РФ, суд не удостоверился в том, что подсудимый действительно загладил потерпевшему причиненный вред.

Р. обвинялся в совершении в отношении Ш. хулиганства и угрозы убийством.

По ходатайству потерпевшего Ш. суд прекратил производство по делу в связи с примирением с подсудимым.

В кассационной жалобе потерпевший Ш. просил постановление судьи отменить, поскольку заявление о примирении с Р. он написал под давлением защитника и помощника прокурора, никакого ущерба подсудимый ему не возместил.

Отменяя принятое судом решение, судебная коллегия указала, что суд не удостоверился в том, что подсудимый действительно загладил потерпевшему Ш. причиненный вред. В материалах дела отсутствуют данные о возмещении потерпевшему морального вреда, потерпевший в жалобе утверждает, что не получил от Р. возмещения морального вреда.

При таких обстоятельствах признано, что судом не соблюдены все необходимые условия для прекращения уголовного дела за примирением с потерпевшим на основании ст. 25 УПК РФ (Определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 15.04.2005 года, дело № 22-3664/2005).

Пример № 3: Ущерб возмещен частично.

В отношении К. и А., обвиняемых в совершении кражи имущества ЗАО «С.», судом прекращено уголовное дело в связи с примирением с потерпевшим. При этом ЗАО «С.» был причинен ущерб на сумму 29 157 рублей 80 копеек. На указанную сумму в ходе предварительного следствия был заявлен и гражданский иск. Однако в счет возмещения материального ущерба, причиненного ЗАО «С.», К.и А. уплачено в кассу предприятия 20 000 рублей, каждым по 10 000 рублей. В остальной части ущерб предприятию не возмещен, при этом, как указала судебная коллегия, в материалах дела отсутствуют какие-либо сведения, что представитель ЗАО «С.» отказывался в остальной части от своих исковых требований. Поэтому данное постановление было отменено (№ 22-711).

Пример № 4: Не учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности подсудимого, ущерб возмещен частично.

Судебной коллегией по уголовным делам по кассационному представлению прокурора отменено постановление суда о прекращении уголовного дела на основании ст. 76 УК РФ в отношении А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264, ст. 125 УК РФ.

При этом судебная коллегия указала, что суд, удовлетворяя ходатайство потерпевшего о прекращении уголовного дела, не учел и не исследовал данные о личности подсудимого, который неоднократно привлекался к административной ответственности за нарушения Правил дорожного движения, а также суд оставил без внимания обстоятельства совершенного преступления, а именно, грубое нарушение Правил дорожного движения, в том числе управление транспортным средством без водительского удостоверения, в состоянии алкогольного опьянения, оставление потерпевшего в опасном для жизни и здоровья состоянии. Также судебной коллегией обращено внимание, что заявленные потерпевшим исковые требования удовлетворены не в полном объеме, а потерпевший от гражданского иска в оставшейся части не отказывался. Соответственно, отсутствовали основания для вывода о полном возмещении причиненного вреда (№ 22-2870).

Пример № 5: Необоснованно отказано в прекращении дела за примирением с потерпевшими со ссылкой на совершение подсудимым не одного, а трех преступлений.

По приговору суда М. осужден за хищения сотовых телефонов у потерпевших Е., Р. и О. Его действия квалифицированы по ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 159, ч. 1 ст. 159 УК РФ, предусматривающих уголовную ответственность за совершение преступлений небольшой и средней тяжести.

М. вину в совершении указанных преступлений признал. Написал по указанным фактам заявления о явке с повинной, мать осужденного от имени сына и по его просьбе принесла извинения потерпевшим и возместила причиненный им материальный ущерб, а потерпевшему Р. — еще и моральный вред в денежном выражении, что судом признано смягчающими обстоятельствами.

Все потерпевшие обратились в суд с заявлениями о прекращении уголовного дела в отношении М. в связи с примирением сторон.

Отказывая в прекращении уголовного дела в отношении М. за примирением с потерпевшими, суд мотивировал свое решение только тем, что впервые совершившим преступление небольшой или средней тяжести является лицо, совершившее одно преступление, в то время как М. совершил несколько преступлений.

Судебная коллегия не согласилась с таким выводом суда и указала в определении, что по смыслу закона впервые совершившим преступление следует считать лицо, совершившее одно или несколько преступлений, ни за одно из которых оно ранее не было осуждено, либо лицо, предыдущий приговор в отношении которого не вступил в законную силу.

Как следует из материалов уголовного дела, М. до совершения указанных преступлений не был судим, поэтому следует признать, что преступления им совершены впервые.

При таких обстоятельствах приговор в отношении М. в этой части был отменен, а уголовное дело — прекращено (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2008 год»)

Пример № 6:Возможно прекращение дела за примирением с потерпевшим, представлявшим интересы своего убитого родственника.

Д. и З. обвинялись в том, что умышленно причинили легкий вред здоровью, а Д. также оказал пособничество в совершении насильственных действий, причинивших физическую боль.

Суд прекратил уголовное преследование в отношении обоих по указанным составам преступлений в связи с отсутствием заявления потерпевшего.

В кассационном представлении был поставлен вопрос об изменении постановления о прекращении уголовного преследования. Автор представления полагал, что суд в постановлении в качестве оснований для прекращения уголовного преследования в отношении Д. по ст. 115 ч. 1, 33 ч. 5, ч. 1 ст. 116 УК РФ и З. по ч. 1 ст. 115 УК РФ необоснованно указал отсутствие заявления потерпевшего. По мнению государственного обвинителя, основания для этого должны быть другие — прекращение в связи с примирением потерпевшего с подсудимыми, так как данные основания в ходе судебного заседания подтверждены. Кроме того, уголовное дело по данным фактам возбуждалось не по заявлению потерпевшего.

Судебная коллегия изменила постановление по следующим основаниям.

Факты совершения Д. и З. противоправных действий в отношении П. были установлены в ходе предварительного следствия по делу об убийстве данного потерпевшего.

Как видно из материалов дела в нем имеется заявление потерпевшего П., с просьбой привлечь Д. и З. за нанесение ему множественных ударов руками и ногами по голове и телу.

П. представлял интересы своего убитого родственника, поэтому его заявление о привлечении к уголовной ответственности не противоречит требованиям уголовно-процессуального закона.

Выводы суда о необходимости прекращения уголовного преследования в связи с отсутствием заявления потерпевшего не основаны на законе и противоречат материалам дела.

Вместе с тем, судом установлено, что П. примирился с Д. и З. и не настаивал на привлечении их к уголовной ответственности.

Как правильно указано в постановлении, ранее высказанная П. позиция не является препятствием к прекращению дела, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 20 УПК РФ примирение может состояться в любой момент судопроизводства, но до удаления суда в совещательную комнату.

В данном случае указанное требование закона соблюдено.

В связи с изложенным судебная коллегия, изменив основание прекращения дела, указала, что оно прекращено по основаниям, предусмотренным ст. 76 УК РФ и 25 УПК РФ, то есть в связи с примирением с потерпевшим (Определение Верховного Суда РФ от 27.11.2008 года № 1-О08-28)

Пример № 7: Возможно прекращение дела по преступлениям, посягающим на два объекта.

К. признана виновной в том, что 13 июня 2012 года, находясь в зале судебного заседания, при оглашении приговора по уголовному делу в отношении ее мужа К. в присутствии участников судебного разбирательства проявила неуважение к суду, выразившееся в оскорблении судьи П.

Постановлением судьи уголовное дело в отношении К. по ч. 2 ст. 297 УК РФ прекращено в связи с тем, что подсудимая примирилась с потерпевшей и загладила причиненный ей вред.

В кассационном представлении государственного обвинителя ставился вопрос об отмене постановления, при этом указывалось, что по ст. 297 УК РФ основным объектом является нормальная деятельность суда по осуществлению правосудия, а дополнительным — честь и достоинство личности, в данном случае судьи, поэтому уголовное дело прекращению за примирением с потерпевшей быть не может. Каких-либо сведений о том, что подсудимая приняла меры направленные на заглаживание причиненного вреда нормальной деятельности суда по отправлению правосудия вследствие проявленного ею неуважения, стороной защиты не представлено.

Отказывая в удовлетворении представления государственного обвинителя, суд указал, что от потерпевшей П. поступило заявление о прекращении уголовного дела в отношении подсудимой за примирением сторон. Потерпевшая пояснила, что она примирилась с подсудимой, последняя принесла ей публичные извинения в средствах массовой информации, чем загладила причиненный ей вред. Кроме того, в судебном заседании установлено, что подсудимая К. ранее несудима, имеет семью, троих малолетних детей, положительно характеризуется, совершенное ею преступление относится к категории небольшой тяжести.

При таких обстоятельствах, оснований, препятствующих прекращению уголовного дела, о чем указывается в кассационном представлении, не имелось (Кассационное определение Верховного Суда Российской Федерации от 26.02.2013 года № 19-О13-8сп).

Пример № 8: При отсутствии по делу потерпевшего, дело не может быть прекращено на основании ст. 76 УК РФ.

К. осужден по ст. 316 УК РФ за укрывательство особо тяжких преступлений.

В кассационной жалобе он, ссылаясь на ст. 76 УК РФ, ставил вопрос о прекращении уголовного дела по ст. 316 УК РФ за примирением с потерпевшей, при этом указывал, что суд не разъяснил потерпевшей ее право на примирение с ним, в судебном заседании этот вопрос не выяснялся, чем нарушено его и потерпевшей право на примирение, влекущее прекращение в отношении него уголовного дела.

Приговор суда оставлен без изменения. При этом указано, что из содержания ст. 76 УК РФ следует, что освобождение от уголовной ответственности по данному основанию допустимо лишь по делам о преступлениях, посягающих на законные права и интересы конкретных лиц, потерпевших от преступлений. Совершенное же К. укрывательство преступлений является преступлением против правосудия. Поэтому освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим по делам данной категории противоречит смыслу закона (Определение Верховного Суда РФ от 17.01.2006 года № 53-о05-83).

Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности (статья 78 УК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 78. УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

а) два года после совершения преступления небольшой тяжести;

б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести;

в) десять лет после совершения тяжкого преступления;

г) пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу. В случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно (ч. 2 ст. 78 УК РФ).

Течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной (ч. 3 ст. 78 УК РФ).

Процессуально данный вопрос урегулирован ст. ст. 24, 27 и 254 УПК РФ.

Давность привлечения к уголовной ответственности — это истечение установленных в законе сроков со дня совершения преступления, которые делают нецелесообразным привлечение лица к уголовной ответственности.

Срок давности исчисляется со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу. В отношении длящихся преступлений срок давности исчисляется со времени их прекращения по воле виновного или вопреки ей, а в отношении продолжаемых преступлений — с момента совершения последнего преступного действия. При совершении преступлений, слагающихся из двух действий, срок давности исчисляется со дня совершения последнего преступного действия.

Под днем совершения преступления, с которого начинается течение и исчисление сроков давности привлечения к уголовной ответственности, следует понимать день совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий (ч. 2 ст. 9 УК РФ).

Сроки давности привлечения к уголовной ответственности оканчиваются по истечении последнего дня последнего года соответствующего периода (например, если преступление небольшой тяжести было совершено 12 августа 2010 года в 18 часов, то срок давности в данном случае начинает течь 12 августа 2010 года, последний день срока давности — 11 августа 2012 года, по истечении которого, т.е. с 00 часов 00 минут 12 августа 2012 года, привлечение к уголовной ответственности недопустимо). При этом не имеет значения, приходится ли окончание сроков давности на рабочий, выходной или праздничный день.

Когда последний день срока давности совпадает с днем вступления приговора в законную силу, лицо не подлежит освобождению от уголовной ответственности, поскольку срок давности еще не истек.

По смыслу ч. 2 ст. 78 УК РФ, сроки давности исчисляются до момента вступления в законную силу не только приговора, но и любого иного итогового судебного решения.

Освобождение в связи с истечением сроков давности возможно на любой стадии уголовного процесса до вступления приговора в законную силу. В уголовном процессе истечение сроков давности считается одним из обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу.

Освобождение от уголовной ответственности за давностью допускается при условии, что в течение установленного срока виновный не уклонялся от следствия или суда, в противном случае течение срока давности приостанавливается (ч. 3 ст. 78 УК).

Уклонение от следствия или суда — это умышленные действия, направленные на уклонение от уголовной ответственности. Оно также может иметь место как в тех случаях, когда орган следствия или суд уже осуществили определенные процессуальные действия (избрана мера пресечения, предъявлено обвинение и др.), так и тогда, когда лицо скрывается в целях уклонения от уголовной ответственности, не будучи еще известным органам правопорядка и правосудия.

При применении положений ч. 3 ст. 78 УК РФ о приостановлении сроков давности в случае уклонения лица, совершившего преступление, от следствия или суда необходимо проверять доводы лица о том, что оно не уклонялось от следствия и суда, в том числе и тогда, когда в отношении его объявлялся розыск.

Под уклонением лица от следствия и суда следует понимать такие действия подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, которые направлены на то, чтобы избежать задержания и привлечения к уголовной ответственности (например, намеренное изменение места жительства, нарушение подозреваемым, обвиняемым, подсудимым избранной в отношении его меры пресечения, в том числе побег из-под стражи). Отсутствие явки с повинной лица в случае, когда преступление не выявлено и не раскрыто, не является уклонением от следствия и суда.

Течение срока давности после его приостановления возобновляется с момента задержания скрывшегося преступника или явки его с повинной. При приостановлении течения сроков давности время, которое истекло до уклонения лица от следствия или суда, не аннулируется, а подлежит зачету в общий срок давности.

Прекращение возбужденного уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 78 УК РФ, не допускается, если против этого возражает подсудимый. Производство по делу в этом случае продолжается в обычном порядке. Если оно завершается вынесением обвинительного приговора, суд с учетом истечения срока давности должен освободить виновного от наказания.

Пример № 1:

В соответствии с ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения им преступления небольшой тяжести истекло 2 года.

Как установлено судом, хищение водительского удостоверения у С. осужденный совершил 20 октября 2008 года. За эти действия З. осужден по ч. 2 ст. 325 УК РФ, то есть за преступление, относящееся к категории небольшой тяжести.

20 октября 2010 года истек двухгодичный срок давности уголовного преследования за данное преступление.

С учетом того, что срок давности уголовного преследования истек после постановления приговора, судебная коллегия в соответствии с ч. 8 ст. 302 УПК РФ освободила осужденного от наказания по ч. 2 ст. 325 УК РФ (Определение Верховного Суда РФ от 06.12.2010 года № 33-О10-34)

Пример № 2:

Согласно ч. ч. 1, 2, 3 ст. 78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли 2 года. Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу. Течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия и суда.

В соответствии со ст. 94 УК РФ сроки давности, предусмотренные ст. 78 УК РФ, при освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности сокращаются наполовину.

Из материалов уголовного дела усматривается, что несовершеннолетний К., родившийся 4 марта 1992 г., совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 119 УК РФ, 30 августа 2008 года. Данное преступление в соответствии со ст. 15 УК РФ относится к категории небольшой тяжести, срок давности по которому, с учетом положений ст. 94 УК РФ, составляет 1 год.

На момент вынесения кассационного определения 14 октября 2009 г. срок давности привлечения осужденного к уголовной ответственности истек, поэтому он был освобожден от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 119 УК РФ, на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 24.02.2010 года № 396-П09ПР)

Пример № 3:

По приговору суда от 1 февраля 2013 года В. осужден по ч. 1 ст. 159-1 УК РФ (в редакции ФЗ от 29.11.2012 N 207-ФЗ) к штрафу в размере 10 000 рублей в доход государства. На основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освобожден от назначенного наказания за истечением сроков давности уголовного преследования.

В. признан виновным в мошенничестве в сфере кредитования, совершенном 25 мая 2010 года.

В апелляционном представлении государственный обвинитель, ссылаясь на положения п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ и п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, указывает, что уголовное дело и уголовное преследование подлежали прекращению. Считает, что в данном случае положения ч. 8 ст. 302 УПК РФ не подлежали применению ввиду приоритета материального закона (ст. 78 УК РФ) над процессуальным.

Отменяя приговор суда, судебная коллегия указала, что в соответствии с ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо, совершившее преступление небольшой тяжести, освобождается от уголовной ответственности, если со дня преступления истекли два года.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в случае истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности производство по делу подлежит прекращению.

В соответствии со ст. 239 УПК РФ, в случаях, предусмотренных п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (истечение сроков давности уголовного преследования) судья выносит постановление о прекращении уголовного дела.

Согласно ст. 254 УПК РФ, если указанные в п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ обстоятельства будут установлены во время судебного разбирательства, то суд прекращает уголовное дело в судебном заседании.

Обстоятельства, предусмотренные п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, существовали уже на момент поступления уголовного дела в суд, в связи с чем у суда, с учетом согласия подсудимого на прекращение дела в связи с истечением срока давности, не имелось оснований при разрешении настоящего дела по существу руководствоваться ч. 8 ст. 302 УПК РФ, а следовало решить вопрос о прекращении уголовного дела по указанному выше основанию (Апелляционное определение Московского городского суда от 10.04.2013 по делу N 10-1261/13).

Пример № 4:

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Е.И. Зубенко, признанная потерпевшей по уголовному делу, впоследствии прекращенному судом в связи с истечением срока давности уголовного преследования, оспаривала конституционность части второй статьи 27 «Основания прекращения уголовного преследования» и пункта 1 статьи 254 «Прекращение уголовного дела в судебном заседании» УПК Российской Федерации. По мнению заявительницы, данные законоположения, обязывая суд прекращать уголовное дело в связи с истечением срока давности уголовного преследования без учета мнения потерпевшей относительно такого решения, противоречат статьям 2, 17 (часть 3), 18, 19 (часть 1), 21 (часть 1), 45, 46 (части 1 и 2), 52, 55, 56 (часть 3), 118 (часть 1) и 120 Конституции Российской Федерации.

Отказывая в принятии жалобы Е.И. Зубенко к рассмотрению Конституционный Суд Российской Федерации указал, что оспариваемые заявительницей нормы предусматривают полномочие суда прекратить уголовное дело по ряду оснований в судебном заседании и не допускают прекращение уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям в случае, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает.

При этом установление в уголовном и уголовно-процессуальном законах оснований, позволяющих отказаться от уголовного преследования определенной категории лиц и прекратить в отношении них уголовные дела, относится к правомочиям государства. В качестве одного из таких оснований закон (статья 78 УК Российской Федерации, пункт 3 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации) признает истечение сроков давности, что обусловлено как нецелесообразностью применения мер уголовной ответственности ввиду значительного уменьшения общественной опасности преступления по прошествии значительного времени с момента его совершения, так и осуществлением в уголовном судопроизводстве принципа гуманизма. При этом прекращение уголовного дела и освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности не освобождает виновного от обязательств по возмещению нанесенного ущерба и компенсации причиненного вреда и не исключает защиту потерпевшим своих прав в порядке гражданского судопроизводства (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июня 2007 года N 591-О-О, от 16 июля 2009 года N 996-О-О, от 21 апреля 2011 года N 591-О-О, от 20 октября 2011 года N 1449-О-О, от 25 января 2012 года N 23-О-О и от 17 июля 2012 года N 1470-О).

Таким образом, отсутствуют основания утверждать, что оспариваемые нормы нарушают конституционные права заявительницы, в связи с чем ее жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению (Определение Конституционного Суда РФ от 28.05.2013 N 786-О" Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Зубенко Елены Ивановны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 27 и пунктом 1 статьи 254 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации").

Амнистия

Амнистия — акт высшего законодательного органа государственной власти, освобождающий определенную категорию лиц, совершивших преступления, от уголовной ответственности и наказания, смягчающий назначенное наказание или снимающий с осужденных судимость.

Порядок объявления и правовые последствия акта амнистии предусмотрены ст. 84 УК РФ.

Правом издания такого акта согласно п. «ж» ч. 1 ст. 103 Конституции РФ обладает Государственная Дума. Акт амнистии влечет за собой определенные уголовно-правовые последствия, устанавливаемые в уголовном законе.

Помимо акта об амнистии Государственная Дума принимает постановление о порядке его применения. Основной его задачей является закрепление механизма освобождения от уголовной ответственности или от наказания, поэтому в нем определяются органы, на которые возложено исполнение амнистии, раскрывается содержание терминов, использованных в акте об амнистии, и т.д.

Для применения амнистии необходимо наличие определенных оснований и условий. К основаниям относятся обстоятельства различного характера, в частности: категория преступления; форма вины; осуждение лица впервые; осуждение к лишению свободы на определенный срок; осуждение к наказаниям, не связанным с лишением свободы; применение условного осуждения; применение отсрочки отбывания наказания и др.; к условию — совершение преступления до вступления в силу акта об амнистии.

В соответствии с ч. 2 ст. 84 УК акты об амнистии могут предусматривать: освобождение от уголовной ответственности; освобождение от наказания; сокращение назначенного приговором суда наказания; замену назначенного судом наказания более мягким видом наказания; освобождение от дополнительного наказания; снятие судимости.

В постановлении об объявлении амнистии указываются лица, на которых распространяется акт амнистии, условия ее применения, а также лица, на которых амнистия не распространяется. В постановлении о порядке применения амнистии указываются органы, на которые возлагается исполнение акта об амнистии, разъясняются положения и термины, используемые в постановлении об амнистии.

Решение о применении амнистии принимается соответствующим органом в отношении каждого лица индивидуально.

Сроки исполнения амнистии, указываемые в постановлении об объявлении амнистии (как правило, шесть месяцев), не определяют пределов ее действия во времени. Указание на срок исполнения амнистии только ориентирует уполномоченные органы в сроках исполнения содержащихся в акте об амнистии предписаний в отношении лиц, уже привлеченных к уголовной ответственности или осужденных. Амнистия является актом бессрочным, в сферу ее действия подпадают все лица, совершившие преступления до вступления акта в силу, независимо от времени привлечения этих лиц к уголовной ответственности.

Если в указанный срок исполнения амнистии истекают сроки давности, применяются не положения акта об амнистии, а положения ст. 78 или ст. 83 УК РФ как более льготные.

Поскольку акт об амнистии является бессрочным, возможны случаи, когда деяние виновного лица подпадает под действие нескольких актов об амнистии. В таких случаях следует руководствоваться не положениями ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона, а принципом справедливости. При наличии конкурирующих предписаний должны применяться предписания того акта об амнистии, момент вступления в силу которого наиболее близок к моменту совершения преступления.

Если акт об амнистии вступает в силу до начала судебного разбирательства дела по существу, то освобождение от уголовной ответственности подозреваемых (обвиняемых) осуществляется путем прекращения уголовного дела, находящегося в производстве органа дознания, органа предварительного следствия или суда, либо путем прекращения уголовного преследования. Следует отметить, что в ст. 24 УПК РФ в перечне оснований прекращения уголовного дела такое основание, как акт амнистии, отсутствует. Если подозреваемый (обвиняемый) возражает против прекращения уголовного преследования, производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке (ч. 2 ст. 27 УПК РФ). Как подчеркнул Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 28 октября 1996 г. N 18-П <1>, решение о прекращении уголовного дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность лица. Поэтому уголовное дело не может быть прекращено, если обвиняемый против этого возражает и ходатайствует о продолжении производства по делу.

Если акт об амнистии вступает в силу в ходе судебного разбирательства, а обвиняемый возражает против прекращения уголовного преследования, суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу. В случае постановления обвинительного приговора и при наличии оснований для применения амнистии суд освобождает осужденного от наказания (ч. 8 ст. 302 УПК РФ). Но наличие обвинительного приговора вряд ли может рассматриваться как освобождение от уголовной ответственности.

Для правильно решения вопроса о применении акта амнистии по длящимся и продолжаемым преступлениям следует руководствоваться разъяснениями, содержащимися в сохраняющем свою силу Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.1929 года «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям».

Согласно п. 1 названного постановления длящиеся преступления характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния. Длящееся преступление начинается с какого-либо преступного действия (например, при самовольной отлучке) или с акта преступного бездействия (при недонесении о преступлении). Следовательно, длящееся преступление можно определить как действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования.

Продолжаемые преступления складываются из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление. К этим преступлениям относится, например, истязание, выражающееся в систематическом нанесении побоев.

Как длящиеся, так и продолжаемые преступления характеризуются продолжительностью преступных действий, и при применении амнистии к этим преступлениям необходимо точно устанавливать начало и конец их совершения.

Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти).

Поэтому амнистия применяется к тем длящимся преступлениям, которые окончились до ее издания. К длящимся же преступлениям, продолжавшимся после издания амнистии, таковая не применяется.

Началом продолжаемого преступления надлежит считать совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а концом — момент совершения последнего преступного действия.

В соответствии с этим амнистия применяется к продолжаемым деяниям, закончившимся до издания амнистии, и не применяется, если хотя бы одно из преступных действий, образующих продолжаемое деяние, совершено было после издания амнистии.

Лицо, освобожденное от уголовной ответственности, не освобождается от обязанности возместить вред, причиненный его противоправными действиями. Во многих (но не во всех) актах об амнистии это положение устанавливается особо. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 24 апреля 2003 г. N 7-П <1> подчеркивается, что реализация права государства на отказ от уголовного преследования отдельных категорий лиц вследствие амнистии не должна ограничивать незыблемые конституционные права человека и гражданина, включая закрепленное ст. 52 Конституции РФ право потерпевших на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Потерпевший может реализовать свое право как в рамках уголовного судопроизводства, так и путем предъявления иска в порядке гражданского судопроизводства.

Освобождение от уголовной ответственности на основании акта об амнистии в соответствии со ст. 27 УПК РФ оформляется: на стадии возбуждения уголовного дела — постановлением об отказе в его возбуждении; на стадии расследования либо в отношении дел, по которым закончено расследование, но они не были направлены в суд, — постановлением о прекращении уголовного дела; по делам, поступившим в суд, в случае если акт об амнистии вступил в силу до удаления суда в совещательную комнату, — постановлением судьи о прекращении уголовного дела (ст. 239 УПК РФ).

Лицо, освобожденное от наказания вследствие амнистии в зале суда при провозглашении приговора, считается несудимым (ч. 2 ст. 86 УК). Кроме того, в акте об амнистии может содержаться специальное указание о снятии судимости с определенных категорий амнистируемых лиц.

Такое же разъяснение содержится в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 18.03.1970 N 4 «Об исчислении срока погашения судимости»: при постановлении обвинительного приговора без назначения наказания, а также с освобождением осужденного от наказания в силу акта об амнистии или в связи с истечением давностного срока виновный, как не отбывавший наказание, признается не имеющим судимости, независимо от продолжительности предварительного заключения.

Примеры из практики Пермского краевого суда.

1. При решении вопроса о мере пресечения судами не всегда учитывалось, что к обвиняемому может быть применен акт об амнистии.

Постановлением от 31 января 2014 года продлен срок содержания под стражей Б., обвиняемой в совершении трех преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 159 УК РФ, на 2 месяца, а всего до 5 месяцев 8 дней, то есть по 8 апреля 2014 года.

Пермский краевой суд, рассмотрев 5 февраля 2014 года жалобу защитника, постановление судьи отменил, обвиняемую из-под стражи освободил, указав, что Б., исходя из представленных материалов, подпадает под действие Постановления об амнистии, поскольку обвиняется в совершении преступлений, за которые предусмотрено наказание не свыше 5 лет лишения свободы, имеет несовершеннолетнего ребенка, ранее не судима, предусмотренных актом об амнистии препятствий для применения амнистии не имеется.

2. При отсутствии оснований применен акт об амнистии к несовершеннолетнему К.

Согласно приговору от 24 декабря 2013 года К. осужден по ч. 1 ст. 318 УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей, от наказания освобожден на основании подп. 2 п. 6 Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года.

При этом суд не учел, что в силу подп. 1 п. 10 указанного Постановления об амнистии этот акт об амнистии не распространяется на лиц, совершивших преступления, предусмотренные ст. 318 УК РФ.

3. Постановлением мирового судьи от 23 декабря 2013 года прекращено уголовное преследование в отношении несовершеннолетнего Т., обвиняемого по ч. 1 ст. 175 УК РФ, на основании подп. 2 п. 6 Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года. При этом судом не учтено, что в силу подп. 1 п. 10 Постановления об амнистии не распространяется амнистия на лиц, совершивших преступление, предусмотренное ст. 175 УК РФ.

4. По приговору от 19 декабря 2013 года осуждены несовершеннолетний Н. по ч. 1 ст. 158 (2 преступления), п. «а» ч. 2 ст. 158 (3 преступления), ч. 2 ст. 69, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10 % заработка в доход государства, с отбыванием в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными, но в районе места жительства осужденного, и несовершеннолетний Р. за совершение 2 преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, в силу ч. 2 ст. 69, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 9 месяцам ограничения свободы. Оба осужденных освобождены от наказания на основании п. 4 Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года. При этом судом не было учтено, что согласно п. 11 Постановления об амнистии не распространяется амнистия на осужденных, злостно нарушающих установленный порядок отбывания наказания, к которым, в силу пп. 4 п. 13 Постановления о порядке применения Постановления об амнистии относятся лица, совершившие умышленные преступления до вступления приговора суда в законную силу либо во время отбывания наказания.

Как следует из вводной части приговора, Н. был ранее судим по приговору от 29 июля 2013 года по п. «а» ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 158, ч. 2 ст. 69 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ удержанием 10 % заработка в доход государства, а Р. был судим по приговору от 4 февраля 2013 года по ч. 1 ст. 158, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 150 часам обязательных работ.

Н. совершил 2 преступления, предусмотренные п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, за которые осужден по последнему приговору, уже после вынесения предыдущего приговора, не отбыв по нему наказание, Р. также совершил преступления, за которые осужден по последнему приговору, в период отбывания наказания по предыдущему приговору. Соответственно, в силу требований п. 11 Постановления об амнистии они как осужденные, злостно нарушающие порядок отбывания наказания, не подлежали освобождению от наказания.

5. Постановлением мирового судьи на основании подп. 6 п. 2 Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года прекращено уголовное дело в отношении К., совершившего в несовершеннолетнем возрасте 21 ноября 2013 года преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Прекращение уголовного дела нельзя признать обоснованным, поскольку К. относится к лицам, злостно нарушающим установленный порядок отбывания наказания, так как совершил преступление в период отбывания наказания по предыдущим приговорам. По приговору от 5 августа 2013 года он был осужден по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 140 часам обязательных работ, по приговору мирового судьи от 10 сентября 2013 года по ч. 1 ст. 119, ст. 70 УК РФ к 160 часам обязательных работ.

6. Постановлением от 13 января 2014 года прекращено уголовное дело в отношении В., обвиняемого в совершении в несовершеннолетнем возрасте преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, на основании подп. 2 п. 6 Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года.

При этом не принято во внимание, что В. можно отнести к лицам, злостно нарушающим установленный порядок отбывания наказания, на которых амнистия не распространятся, поскольку он совершил преступление 16 июня 2013 года, то есть в период отбывания наказания по приговору от 12 апреля 2011 года, которым был осужден по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ к штрафу в размере 5000 рублей. Штраф был уплачен только 6 ноября 2013 года.

7. Согласно п. 7 Постановления о порядке применения Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года Постановление об амнистии не применяется в отношении осужденных по совокупности преступлений, если одно из преступлений предусмотрено статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, указанными в подпункте 1 пункта 10 Постановления об амнистии.

По приговору от 13 января 2014 года К. осужден за совершение в несовершеннолетнем возрасте 29 июня 2013 года преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ – к 1 году 1 месяцу лишения свободы, в силу ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 2 года, на основании п. 4 Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года от наказания освобожден.

При этом суд не обратил внимания на то, что Постановление об амнистии к К. не могло быть применено, поскольку наказание К. в силу ч. 5 ст. 69 УК РФ назначено с учетом наказания по приговору от 29 июля 2013 года, которым он был осужден по ч. 1 ст. 175, п. «а» ч. 2 ст. 158 (2 преступления), ч. 2 ст. 69 УК РФ к 7 месяцам исправительных работ с удержанием 10 % из зарплаты в доход государства, а на лиц, совершивших преступление, предусмотренное ст. 175 УК РФ, амнистия в силу п. 10 Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года не распространяется.

Кроме того, К. не могло быть назначено наказание с применением ст. 73 УК РФ, поскольку по предыдущим приговорам ему было назначено реальное наказание (виде исправительных работ и ограничения свободы), и это наказание было частично присоединено к вновь назначенному наказанию в порядке ч. 5 ст. 69 УК РФ, а сложение условного и реального наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ не допускается.

8. Постановлением от 18 февраля 2014 года прекращено уголовное дело в отношении несовершеннолетнего В., обвиняемого по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 (2 преступления), пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 (5 преступлений), ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, на основании подп. 1 п. 6 Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года. Преступления совершены в период с августа по 7 ноября 2013 года.

Прекращение дела в данном случае является необоснованным, поскольку В. был осужден по приговору этого же суда от 22 ноября 2013 года к 2 годам 8 месяцам лишения свободы в воспитательной колонии за ряд преступлений, в том числе предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ, на которые в силу п. 10 Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года данный акт амнистии не распространяется.

С учетом приговора от 22 ноября 2013 года В. по настоящему делу подлежал осуждению с применением правил ч. 5 ст. 69 УК РФ, так как при наличии совокупности преступлений, если хотя бы на одно из них амнистия не распространяется, Постановление об амнистии не применяется (п. 7 Постановления о порядке применения Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года).

Этим же постановлением в нарушение ст. 299 УПК РФ удовлетворены гражданские иски потерпевших о взыскании с В., Г. и П., в отношении которых уголовное дело прекращено в связи с актом об амнистии, денежных сумм в возмещение ущерба, причиненного преступлениями.

9. В нарушение ст. 299 УПК РФ, предусматривающей удовлетворение иска только при постановлении обвинительного приговора, постановлением от 24 декабря 2013 года удовлетворены гражданские иски потерпевших (10 сельскохозяйственных предприятий) о взыскании сумм причиненного преступлениями ущерба: судом принято решение о взыскании этих сумм с Р. и Г., в отношении которых уголовное дело по фактам тайного хищения крупного рогатого скота прекращено этим же постановлением суда в связи с актом об амнистии 18 декабря 2013 года.

10. Представляется неверным с позиции закона взыскание процессуальных издержек с лиц, в отношении которых уголовное преследование прекращено в связи с актом об амнистии, а также с их законных представителей.

Так, постановлением от 24 декабря 2013 года прекращено уголовное дело в отношении несовершеннолетнего О., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 158 УК РФ, на основании подп. 1 п. 6 Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года. Этим же постановлением с Оборина С.В. взысканы процессуальные издержки в доход федерального бюджета в сумме 5.635 рублей, а в случае отсутствия у него доходов и имущества постановлено взыскать указанную сумму с его законного представителя П., с прекращением данной обязанности по достижении О. совершеннолетия.

Между тем суд не учел, что ст. 132 УПК РФ предусматривает возможность взыскания процессуальных издержек с осужденных и с законных представителей несовершеннолетних осужденных, но не предусматривает взыскания процессуальных издержек с лиц, в отношении которых уголовное дело публичного и частно-публичного обвинения прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Вывод о необоснованности взыскания в данном случае процессуальных издержек с несовершеннолетнего осужденного и его законного представителя согласуется и с разъяснением, содержащимся в п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 года № 28 (в редакции от 28 июня 2012 года) «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству», согласно которому, исходя из положений ч. 1 ст. 132 УПК РФ, процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета либо подлежат взысканию с осужденного, соответственно, суд не вправе был возложить обязанность по возмещению расходов, относящихся к процессуальным издержкам, на обвиняемого, поскольку в отношении него не был постановлен обвинительный приговор.

11. При аналогичных обстоятельствах взысканы процессуальные издержки с Я., совершившего в несовершеннолетнем возрасте преступление, предусмотренное пп. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, в отношении которого постановлением от 23 декабря 2013 года прекращено уголовное дело на основании подп. 2 п. 6 Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года.

12. По смыслу ст. 396 УПК РФ вопросы применения акта об амнистии к условно осужденным и осужденным, отбывание наказания которым отсрочено, решает по представлению уголовно-исполнительной инспекции районный (городской) суд по месту отбывания наказания.

Вместе с тем имеются случаи, когда эти вопросы с нарушением подсудности разрешались мировыми судьями.

Так, мировой судья по представлению УИИ 6 февраля 2014 года вынес постановление об освобождении от наказания Б., осужденного по приговору мирового судьи от 30 сентября 2013 года по ч. 1 ст. 157 УК РФ к 4 месяцам исправительных работ с удержанием 10 % заработка в доход государства условно, с испытательным сроком 6 месяцев, на основании п. 5 (во взаимосвязи с подп. 6 п. 2) Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года.

13.Не всегда правильно разрешался судами вопрос о том, какой орган должен применять к осужденному акт об амнистии, если приговор вступил в законную силу, но еще не обращен к исполнению.

По приговору от 20 сентября 2013 года П. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ к 2 годам ограничения свободы. 10 декабря 2013 года приговор вступил в законную силу, а 25 декабря 2013 года суд обратил его к исполнению, направив распоряжение о вступлении приговора в законную силу в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства осужденного, несмотря на то, что каких-либо препятствий для применения к П. судом Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года не имелось.

Суд не учел, что в силу п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2011 года № 21 (в редакции от 9 февраля 2012 года) «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора» предусмотрено право суда первой инстанции разрешать вопросы о применении акта об амнистии к лицам, приговоры в отношении которых вступили в законную силу, с учетом положений п. 15 ст. 397 УПК РФ в порядке, предусмотренном ст. 399 УПК РФ.

В подпункте «д» пункта 9.2.19 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утвержденной Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 года № 36 (в редакции от 18 марта 2013 года), разъяснен порядок исполнения постановлений судов о применении акта об амнистии как по приговору, не вступившему в законную силу, так и по вступившему в законную силу, но не обращенному к исполнению.

Лишь после поступления в краевой суд заявления осужденного П. по вопросу неприменения к нему амнистии суд вынес постановление об освобождении его от наказания в связи с актом об амнистии и отозвал из УИИ копию приговора и распоряжение о вступлении его в силу.

14. Орджоникидзевским районным судом г. Перми краевому суду был задан вопрос о возможности применения Постановления об амнистии в отношении лица, осужденного по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ (54 преступления), к 3 годам ограничения свободы, и преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 234 УК РФ, к штрафу в размере 100000 рублей, который на основании ч. 2 ст. 71 УК РФ постановлено исполнять самостоятельно. Приговор вступил в законную силу 9 августа 2012 года, наказание в виде штрафа отбыто.

Позиция краевого суда по данному вопросу была доведена до районного суда письмом заместителя председателя краевого суда от 16 января 2014 года.

В письме обращено внимание на то, что в соответствии с п. 7 Постановления об амнистии от 18 декабря 2013 года амнистия не применяется в отношении осужденных по совокупности преступлений, если одно из преступлений предусмотрено статьями Уголовного кодекса РФ, указанными в подпункте 1 пункта 10 Постановления об амнистии. Согласно подпункту 1 пункта 10 Постановления об амнистии, оно не распространяется на лиц, совершивших преступление, предусмотренное, в том числе, ст. 234 УК РФ.

По приговору суда рассматриваемое лицо фактически осуждено за совокупность преступлений, на одно из которых амнистия не распространяется. Ссылка на самостоятельность исполнения назначенного за это преступление наказания в виде штрафа обусловлена предусмотренными ст. 71 УК РФ особенностями исполнения отдельных видов наказаний. Таким образом, Постановление об амнистии к указанному лицу применено быть не может.

18:08
3833
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...