Ссылку в сопроводительном письме на приложенное к письму имущество, суд расценил как факт передачи этого имущества

Ссылку в сопроводительном письме на приложенное к письму имущество, суд расценил как факт передачи этого имущества

Зачастую правоохранительными органами у граждан и юридических лиц при проведении проверок в порядке ст.144, 145 УПК РФ по факту наличия какого-либо преступления изымается разное имущество, которое впоследствии, оказывается, никому не нужным, но, и ответственного за его сохранность, как выясняется, сразу не найдешь.

Судья Петропавловск-Камчатского городского суда Сергей Лубнин 30 сентября 2014 года, рассмотрев жалобу в порядке ст.125 УПК РФ представителя ООО «Морское-Камчатка» адвоката Игоря Копытова, в которой ставился вопрос о признании бездействия и удержания продукции следователем Камчатского следственного отдела на транспорте следственного комитета Кальницкого Е.С. незаконными,  вынес постановление об отказе в удовлетворении заявленных требований.


Судья посчитал, что в уголовно-процессуальном законодательстве отсутствуют положения о том, как передается имущество на досудебных стадиях судопроизводства и признал, что если есть сопроводительное письмо следственного отдела в адрес УМВД РФ по Камчатскому краю, в котором в приложении указана продукция, то и эта продукция считается переданной.  Правильности такому судебному решению и изложенным в нем выводам, теперь даст оценку апелляционная инстанция Камчатского краевого суда.  Вместе с тем, суд уже повторно пытается высказать точку зрения, что разрешать спор о судьбе изъятого имущества в таком решении как постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела не всегда нужно. Можно, к примеру, как в данном случае, рапортом выделить изъятое и отправить сопроводительным письмом куда-нибудь еще даже без утруждения себя проверкой на наличие, сохранности передаваемого имущества и подписании каких-то документов о его передачи.  С нашей точки зрения это может привести к злоупотреблению и хаосу в следственных органах и органах дознания. Представьте себе, имущество возвращать нужно, а его нет…-пишем рапорт о наличии признаков чего-то (за это же никто не накажет) и сопроводительным письмом отправляем в какой-нибудь правоохранительный орган. Тот обязан зарегистрировать сообщение о преступлении, но вместе с этим будет считаться, что имущество уже числится за этим органом. Чтобы избавиться от имущества, вероятно этот орган тоже может применить подобную схему передачи…..  Почему согласен с указанной практикой суд? Эти вопросы, вероятно, проясняться Камчатским краевым судом….

Ниже приводится текст решения суда и апелляционная жалоба представителей ООО «Морское-Камчатка».

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Камчатский краевой суд

от ООО «Морское-Камчатка» в лице представителей по доверенности- адвокатов Камчатской коллегии адвокатов «ЗАЩИТА» Копытова Игоря Александровича и Бургач Светланы Игоревны

683024, г.Петропавловск-Камчатский, пр.50-лет Октября, 20-50, тел. 8 -962-280-39-52

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на постановление Петропавловск-Камчатского городского суда

в порядке ст.125 УПК РФ

             ООО «Морское – Камчатка»  на основании Договора купли-продажи от 25 июля 2011 года приобрело у ООО РПК «Дальинторг»  продукцию из минтая, весом нетто 48 410 кг и отправило ее в двух контейнерах с номерами DLTU 6004330 (25000 кг) и DLTU 2961970 (23464 кг).  Данная продукция была продана ООО «Морское-Камчатка» и поставлялась с условиями договоров купли-продажи от 16 июня 2011 года и от 11 июля 2011 года в адрес ОАО «Рыбмаркет».  Во время пути следования по железной дороге в г.Хабаровске должностными лицами Хабаровского ЛОВДДТ – дознавателем Ивановым Е.В., в ходе осмотра места происшествия от 28 июля 2011 года, вся продукция была изъята и передана на хранение в ООО «Побережное».
                  Таким образом, с 28 июля 2011 года проводилась проверка в порядке ст.144-145 УПК РФ по материалам, на основании которых изъята продукция ООО «Морское-Камчатка».
По результатам проверки старшим следователем Камчатского следственного отдела на транспорте Дальневосточного следственного управления на транспорте Следственного комитета РФ (далее — следователь) Кальницким Е.С. было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 24 ноября 2011 года.
             Однако следователь не вернул изъятое ООО «Морское-Камчатка» имущество, числящееся за ним,  а согласно письма от 24.11.2011 года за №135пр-11/1864 уведомил генерального директора ООО «Морское-Камчатка» Хайруллина Р.Х. о том, что вся изъятая продукция у ООО «Морское-Камчатка» по которой проводилась проверка в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ и было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии Кожушка В.И. и Хайруллина Р.Х. состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.238 УК РФ, передана в УМВД РФ по Камчатскому краю, а именно в отдел по экономической безопасности и противодействию коррупции в рыбной отрасли ОРЧ полиции (683, г.Петропавловск-Камчатский, ул.Партизанская, 9).
Суд, при рассмотрении жалобы ООО «Морское-Камчатка» на постановление от 22 ноября 2011 года о передаче сообщения о преступлении по подследственности,  установил законность действий и решений следователя Кальницкого Е.С., выразившиеся в вынесении указанного постановления от 22 ноября 2014 года.
              Вместе с тем, как следует из постановления следователя Кальницкого Е.С.от 22 ноября 2014 года и указанного выше его письма от 24.11.2011 года, в УМВД РФ по Камчатскому краю вместе с материалами проверки должна была быть передана и рыбопродукция, числящаяся в том момент именно за следователем Кальницким Е.С., который не приняв решения о ее возвращении при вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, включил ее в материал проверки направляемый в УМВД РФ по Камчатскому краю, которая находилась все это время на хранении в ООО «Побережное».  
Однако, как установлено вступившим в законную силу решением арбитражного суда Хабаровского края от 15 июля 2013 года по делу №А73-2687/2013 по иску ООО «Побережное» к Управлению на транспорте МВД РФ по Дальневосточному Федеральному округу и УМВД РФ по Камчатскому краю, УМВД РФ по Камчатскому краю не получало указанную рыбную продукцию и ответственности за ее судьбу, в том числе имущественную, не несет (является ненадлежащим ответчиком).
             В вынесенном УМВД РФ по Камчатскому краю постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела по материалам, переданным следователем Кальницким Е.С. вопрос о судьбе рыбной продукции не разрешался в силу отсутствия таковой при материалах проверки.   
          В настоящее время рыбная продукция ООО «Морское-Камчатка» не возвращена по причине, что реально она не была передана следователем Кальницким Е.С. вместе с материалами проверки должностным лицам УМВД РФ по Камчатскому краю и последние при проведении проверки за ее судьбу ответственности не несли и ее судьбу при вынесении окончательного решения не решали.
         С учетом изложенного, полагаем, что бездействие следователя Кальницкого Е.С., выразившееся в фактической непередачи рыбной продукции, изъятой  в ходе осмотра места происшествия от 28 июля 2011 года вместе с  материалами проверки согласно постановления  о передаче сообщения о преступлении по подследственности от 22.11.2011 года, в результате чего продукция, принадлежащая ООО «Морское-Камчатка», оказавшаяся по договору хранения в ООО «Побережное» оказалась брошенной, что привело к утрате ее срока годности и невозможности ее фактического возвращения в настоящее время ООО «Морское-Камчатка», незаконным.
          В   соответствии   со  ст.  125  УПК  Российской  Федерации,  действия (бездействие)   следователя, которые способны причинить ущерб конституционным правам и   свободам  участников уголовного судопроизводства могут быть обжалованы   в районный суд по месту производства предварительного расследования.
ООО «Морское-Камчатка» является  организацией, у которой произведено   изъятие объектов права собственности, в связи с чем права организации,   безусловно,  ограничены.  В  соответствии  с  ч.  2  ст. 8 Конституции   Российской  Федерации,  в Российской Федерации признаются и защищаются равным  образом  частная,  государственная, муниципальная и иные формы   собственности.
        В данном случае, суд должен оценить на соответствие требованиям закона   действия (бездействие)  следователя  по  невыполнению своего собственного решения о передаче рыбной продукции, числящейся за ним, как за должностным лицом, проводившим процессуальную проверку,  в  рамках  доследственной   проверки.
         Согласно  ст.  1  Протокола  No.1 Конвенции «О защите прав человека и   основных  свобод»  от  04  ноября  1950  года,  каждое  физическое  и   юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности, никто не может  быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на   условиях,  предусмотренных  законом и общими принципами международного   права.   Данные   положения   неоднократно   разъяснялись  в  решениях   Европейского  Суда  по  правам человека, в частности, указывалось, что   «статья   1   требует  также  наличия  разумной  соразмерности  между   используемыми  средствами  и  поставленной  целью,  при  этом  условие   считается   не   выполненным,   если   лицо  подверглось  «особому  и   чрезмерному  обременению»  (Hakansson  et  Sturesson, 51). При этом в   практике   Европейского   Суда  по  правам  человека  имеется  понятие   «фактической    конфискации»,    обозначающее    невозможность   для   собственника  вступить  во  владение  некоторым  движимым  имуществом,   вследствие действий должностных лиц органон государственной власти, не   имеющих  к  этому достаточных оснований. Так, в одном из своих решений   Суд   указал,  что  утрата  возможности  распоряжаться  имуществом,  в   совокупности с отсутствием должных действий представителей государства   по восстановлению этого права, повлекла за собой серьезные последствия   для  заявительницы,  de  facto  подвергшейся  конфискации способом, не   совместимым  с  ее  правом  на  уважение  частной  собственности (дело   Vasilesku).
Статья   35   Конституции   России   закрепила,   что   право  частной   собственности  охраняется  законом,  каждый  вправе  иметь имущество в   собственности, владеть пользоваться и распоряжаться им. Никто не может  быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.   
            По данному делу ООО «Морское-Камчатка»  подверглось именно   описанной «фактической конфискации». Так, имущество организации было   изъято  28 июля 2011 года  в рамках проверки сообщения о наличии   признаков состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.238 УК РФ.  По данным материалам было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, но продукция по ним возвращена не была. Следователь принял решение о передаче иных материалов в орган дознания УМВД РФ по Камчатскому краю, но продукцию вместе с этими материалами не передал, чем фактически ее изъял (конфисковал) из торгового оборота.
          Согласно требованиям ч.4 ст.81 УПК РФ предметы, изъятые в ходе досудебного производства, не признанные вещественными доказательствами, подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты. Указанную обязанность следователь не исполнил.
            Вопрос собственности продукции и длительности ее удержания по материалам проверки, находящимся в производстве следователя Кальницкого Е.С., который проводил таковую после руководителя СО на транспорте СК РФ Артеменко А.А., уже рассматривался судом и суд постановлением от 18 ноября 2011 года уже признал незаконным бездействие руководителя Камчатского следственного отдела на транспорте СК РФ Артеменко А.А., выразившееся в непринятии решения в порядкее и сроки, предусмотренные статьей 144, 145 УПК РФ, по материалу проверки №144-со-11 от 29.07.2011 года, удержании изъятой рыбопродукции. Указанное решение суда вступило в законную силу.
         Не   может быть также признано законным последующее, после отказа в возбуждении уголовного дела,  и передаче материалов проверки в УМВД РФ по Камчатскому краю без передачи продукции, длительное удержание следователем  изъятого имущества без каких-либо законных оснований, так как   данное   удержание   не   отвечает   требованию ни законности (не основано на положениях закона допускающего произвольное удержание продукции без наличия материалов проверки), а также  соразмерности  между   используемыми  средствами  и  поставленной  целью, закрепленному ст. I   Протокола  No.1 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод»   от 04 ноября 1950 года.
         Таким образом, действия и бездействие  следователя Кальницкого Е.С., выразившиеся в фактической непередачи рыбной продукции из минтая, весом нетто 48 410 кг, принадлежащей ООО «Морское-Камчатка» и изъятой 28 июля 2011 года в ходе доследственной проверки в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ по факту совершения преступления, предусмотренного ч.1 ст.238 УК РФ в УМВД РФ по Камчатскому краю согласно постановлению о передаче сообщения о преступлении по подследственности от 22.11.2011 года, а также удержание указанной продукции и невозвращения ее владельцу – ООО «Морское-Камчатка» после вынесения постановления о передаче сообщения о преступлении по подследственности от 22.11.2011 года, не законны и не обоснованы.
         Указанными действиями и бездействием существенно нарушены права и законные интересы ООО «Морское-Камчатка», которое в силу указанных бездействия и действий фактически лишилось своего имущества, которое являясь скоропортящимся товаром потеряло годность  летом 2012 года, а, значит, ООО «Морское-Камчатка» причинен реальный ущерб.

            Указанные доводы были приведены и в судебном заседании. Более того, в судебном заседании следователь Кальницкий Е.С. подтвердил, что никаких актов приема-передачи не составлял, так как законом не предусмотрено их составление. Он полагал, что если в сопроводительном письме указывалась продукция (хотя в письме указывалось, что продукция находится в ООО «Галатея-Хабаровск», а ее место нахождения было ООО «Побережное», что свидетельствует о том, что сам следователь ни разу не видел изъятое имущество по материалам проверки), значит, она и была фактически передана.

            Судьей Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края Лубниным С.В. вынесено постановление от 30.09.2014 года, которым жалоба заявителя Копытова Игоря Александровича в интересах ООО «Морское-Камчатка» о признании незаконными действий и бездействия старшего следователя Камчатского следственного отдела на транспорте Дальневосточного следственного управления на транспорте Следственного комитета РФ Кальницкого Е.С. выразившиеся в не передаче рыбной продукции, принадлежащей ООО «Морское-Камчатка», изъятой 28 июля 2011 года в ходе проводимой доследственной проверки в УМВД РФ по Камчатскому краю, согласно постановлению о передаче сообщения о преступлении по подследственности от 22 ноября 2011 года, а также удержания указанной продукции и невозвращения ее владельцу оставлена без удовлетворения.
         Указанным решением суд пришел к выводу, что если в письме руководителя следственного органа было указано, что к указанному письму приложена продукция, то, значит, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством указанная продукция считается переданной, даже если ее никто не видел: ни передающий, ни принимающий.
           То есть в процессуальное законодательство Петропавловск-Камчатским городским судом предложено включить правило «писем», на которые можно было бы сослаться как на то, что должностные лица не обязаны разрешать судьбу изъятого по материалам проверки имуществу, не должны принимать никаких мер к сохранности этого изъятого имущества, не должны отвечать за принятие мер к его реальной передачи кому — либо, а имущество, изъятой в ходе доследственной проверки, не признанное вещественным доказательством, вне зависимости от того, изымалось ли оно в ходе проводимой проверки, является фантомом, за который несет ответственность тот, кому пришло письмо с указанием в приложении этого имущества. Хорошо если это письмо пришло в орган полиции, а если гражданину или юридическому лицу… Неужели и в этом случае суд действительно считает, что раз получил письмо, то продукция тебе уже возвращена, даже при условии, что «хранитель» вообще не в курсе этих писем и продолжает хранить имущество изъятое в свое время каким-то должностным лицом.
          И вообще, как согласуется сопроводительное письмо в котором указано о приложенной к нему продукции с процессуальным решением о ее передачи?
      Раньше, в уголовном судопроизводстве считалось, что для того, чтобы куда-то что-то передать, нужно принять процессуальное решение об этом, а уж потом включать передаваемое имущество в сопроводительное письмо. Однако судья сослался на то, что уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает, что при передаче имущества нужно составлять какие-то документы в части подтверждающей реальную передачу имущества от одного лица – другому.
        Конечно, если быть справедливым, то, действительно, уголовно-процессуальное законодательство не регулирует многие вопросы в части доследственной проверки, но ведь есть иное законодательство, которое регулирует гражданско-правовые отношения в обществе, Гражданский кодекс Российской Федерации, к примеру.  Но, почему-то, суд принял вариант доследственной проверки как какой-то исключительности, в ходе которой не действуют ни гражданское законодательство, ни иное, есть только полномочия следователя следственного комитета и инструкция, утвержденная его руководителем. Но, ведь у следователя полиции тоже есть руководители и есть аналогичные инструкции, из которых вовсе не следует, что получив «письмо счастья» они уже «приняли» продукцию и несут за нее ответственность. Ведь инструкции следственного комитета не распространяются на следователей полиции. И теперь, когда стал вопрос об ответственности за продукцию, которую изъяли в 2011 году, и которая так и не была никем возвращена собственнику, суд решил переложить ответственность о ее сохранности на орган дознания, который проводил в действительности проверку по материалам, в рамках которых эта продукция процессуально нигде не изымалась и не могла там находиться как изъятое имущество.
         Защита глубоко убеждена, что суд ошибочно сослался на приказ Следственного комитета РФ от 18 июля 2012 года №40 о введении Инструкции по делопроизводству Следственного комитета РФ, согласно которого передача сообщений о преступлении по подследственности фиксируется в книге учета сообщений о преступлениях и передаются сопроводительным письмом.
          Во-первых, приказ принят в 2012 году, а речь идет о событиях 2011 года.
          Во-вторых, сообщение передано может быть и сопроводительным письмом, но материальные ценности этим письмом никогда не передавались.

          Давайте остановимся на нормативных актах Следственного комитета Российской Федерации, если уж суд решил в основу своего решения положить именно указанный акт.
         В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации и в целях совершенствования в Следственном комитете Российской Федерации (СК России) порядка изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств, ценностей и иного имущества по уголовным делам, руководствуясь статьей 13 Федерального закона от 28.12.2010 № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» и пунктом 43 Положения о Следственном комитете Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 14.01.2011 № 38 «Вопросы деятельности Следственного комитета Российской Федерации», Председателем Следственного комитета Российской Федерации был издан приказ Следственного комитета России от 30 сентября 2011 г. № 142 “Об утверждении Инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств, ценностей и иного имущества по уголовным делам в Следственном комитете Российской Федерации”, которым была утверждена Инструкция о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств, ценностей и иного имущества по уголовным делам в Следственном комитете Российской Федерации.
       Согласно п.38 раздела IV. «Передача, реализация и уничтожение вещественных доказательств, ценностей и иного имущества»  скоропортящиеся товары и продукция, а также подвергающееся быстрому моральному старению имущество, хранение которых затруднено или издержки по обеспечению специальных условий хранения которых соизмеримы с их стоимостью, возвращаются их владельцам, а в случае невозможности возврата оцениваются и с согласия владельца либо по решению суда передаются для реализации либо уничтожаются (в том случае, если такие скоропортящиеся товары и продукция пришли в негодность) в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.
           А согласно пункта 42 указанной Инструкции при передаче уголовного дела от одного следователя другому составляется акт приёма-передачи вещественных доказательств и другого изъятого имущества, в котором расписываются оба следователя. При этом они получают в камере хранения вещественных доказательств упаковки с вещественными доказательствами и проверяют их состояние, целостность, наличие подписей и печатей, после чего отражают это в акте приёма-передачи. В случае обнаружения факта вскрытия или повреждения упаковки, составляется протокол осмотра ее содержимого, проверяется наличие хранившегося в ней вещественного доказательства и его соответствие протоколу изъятия, первичного осмотра вещественного доказательства или заключению судебной экспертизы.
         При отсутствии следователя, в производстве которого находилось уголовное дело, принимающий дело следователь по письменному указанию руководителя следственного органа СК России получает в камере хранения вещественных доказательств упаковки с вещественными доказательствами по данному уголовному делу и в присутствии лица, ответственного за хранение, проверяет их состояние, целостность, наличие подписей и печатей, чего отражается в акте приёма-передачи, который подписывают следователь, принимающий уголовное дело, и лицо, ответственное за хранение вещественных доказательств.
        По уголовным делам, где вещественные доказательства, ценности и иное имущество переданы на хранение юридическим и физическим лицам (в том числе перечислены в банк или иную кредитную организацию), проверяется наличие в деле соответствующих квитанций, актов и расписок.
            И в пункте 49 Инструкции говорится, что предметы, изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами, подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты.
          Так должен ли следователь передавать имущество, изъятое, но не признанное вещественным доказательством, если он считает, что это имущество должно быть передано с его рапортом и регулируется ли указанная передача какими-либо актами?
          ООО «Морское-Камчатка» представляется, что эта ситуация с передачей имущества, в том числе материалов проверки и урегулирована и акт приема-передачи составлен был быть должен.
Именно поэтому, ООО «Морское-Камчатка» полагает, что следователь Кальницкий Е.С., может и должен был передать продукцию, но реальное ее не передал, чем допустил нарушение закона и продукция так и осталась числиться за ним, как за должностным лицом в силу положений той же Инструкции следственного комитета России.
         Таким образом, суд допустил несоответствие выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, неправильное применение уголовного закона, то есть допустил нарушение, предусмотренное п.1 и 3 ч.1 ст. 389.15 УПК РФ.
          С учетом изложенного, просим:
-признать незаконным постановление судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Лубнина С.В. от 30 сентября 2014 и вынести по делу новое решение:
признать действия и бездействие  следователя Кальницкого Е.С., выразившиеся в фактической непередаче рыбной продукции из минтая, весом нетто 48 410 кг, принадлежащей ООО «Морское-Камчатка» и изъятой 28 июля 2011 года в ходе доследственной проверки в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ по факту совершения преступления, предусмотренного ч.1 ст.238 УК РФ, в УМВД РФ по Камчатскому краю согласно постановлению о передаче сообщения о преступлении по подследственности от 22.11.2011 года, а также удержание указанной продукции и невозвращении ее владельцу – ООО «Морское-Камчатка» после вынесения постановления о передаче сообщения о преступлении по подследственности от 22.11.2011 года по настоящее время, незаконными и обязать соответствующее должностное лицо устран6ить допущ
енное нарушение закона.


Приложение:   — копия доверенности на представление интересов ООО «Морское-Камчатка» на имя адвоката Копытова И.А.

                            — копия доверенности на представление интересов ООО «Морское-Камчатка» на имя адвоката Бургач С.И.

-ордер адвоката Копытова И.А.;

-ордер адвоката Бургач С.И.

Представители

ООО «Морское-Камчатка»

по доверенности

Адвокаты Камчатской

коллегии адвокатов «ЗАЩИТА»                                                                       И.А.Копытов


                                                                                                                                                                            С.И.Бургач

30 сентября 2014 года

20:17
2396
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...