ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Гражданин может быть лишен права на судебную защиту в уголовном судопроизводстве по решению руководителя следственного органа

Гражданин может быть лишен права на судебную защиту в уголовном судопроизводстве по решению руководителя следственного органа

       Имеет ли гражданин право обжаловать в судебном порядке вынесенное в отношении него постановление об отмене постановления о прекращении уголовного дела (уголовного преследования). Любой студент юридического факультета скажет: да, имеет. И сошлется, справедливо, на положения частей 1 и 2 статьи 45, согласно которым государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется, при этом, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, части 1 и 2 статьи 46, согласно которым каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, а решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд, а также положения части 3 статьи 56, которой установлено, что не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьей 46 Конституции Российской Федерации.

       Но, судьи Камчатского края считают иначе. Они полагают, что, в случае, если после того, как было отменено постановление о прекращении уголовного дела, руководством следственного органа было вынесено постановление об отмене постановления о возбуждении уголовного дела, то, как бы и обжаловать отмену постановления о прекращении уголовного дела нельзя, ведь ни уголовного дела, ни уголовного преследования, получается не было. Именно такую процессуальную придумку решили реализовать в качестве правового прецедента должностные лица Следственного управления УМВД по городу Петропавловску-Камчатскому под руководством начальника следственного управления Н.Кравцовой.

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ОБМАН

       Идея отмены постановления о возбуждении уголовного дела через два года после расследования уголовного дела, в рамках которого имели место и аресты и избрания меры пресечения в виде залога, заключались соглашения о сотрудничестве, на основании которого проводились оперативно-розыскные мероприятия, принимались разные меры обеспечения и процессуального принуждения по делу, допрашивались свидетели, проводились экспертизы, то есть получались доказательства, в целях обнулить все это, а заодно и сроки предварительного следствия, да так, чтобы лишить возможности гражданина обжаловать в судебном порядке незаконно отмененное в ходе проведенного расследования постановление о прекращении в отношении него уголовного дела, родилась в связи с изучением руководством следственного органа статьи начальника управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры Самарской области С.Арзиани «Отмена незаконного постановления следователя о возбуждении уголовного дела» (копия статьи была приобщена к уголовному делу), в которой автор сослался на то, что полномочия руководителя следственного органа, предусмотренные статьей 39 УПК Российской Федерации гораздо шире, чем полномочия прокурора, предусмотренные статьей 146 УПК Российской Федерации. Автор утверждал, что если прокурор не отменил постановление о возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, то в дальнейшем прокурор не имеет права отменять постановление о возбуждении уголовного дела, но руководитель следственного органа на основании положений статьи 39 УПК Российской Федерации вправе отменить постановление о возбуждении уголовного дела в любое время по мотиву незаконности этого постановления. И, совершенно неважно, по мнению автора, что руководитель следственного органа осуществляет контроль за расследованием уголовного дела все время с момента его возбуждения. Обосновывая свое мнение, С.Арзиани сослался, неясно в связи в какой логикой, на положения части 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой установлено, что при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. То есть, фактически, автор предложил результатами уголовного преследования, полученными сторонами, обменяться. Интересно, в связи с этим, как орган следствия должен был получать результаты арестов, задержаний, соглашений, экспертиз и что, должен передать бывшему обвиняемому по уголовному делу? Согласитесь, странные фантазии. Однако, эти странные фантазии орган следствия решил воплотить в реальность.

ЭТАПЫ ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

       Речь идет о уголовном деле, возбужденном в отношении гражданина Х. 30 января 2017 года по пункту «г» ч.4 ст.228.1 УК Российской Федерации по факту сбыта наркотических средств. 2 февраля 2017 года в отношении гражданина Х. было возбуждено еще одно уголовное по ч.1 ст.228 УК Российской Федерации по факту незаконного приобретения и хранения наркотических средств. А 22 июня 2017 года в отношении него же было возбуждено третье уголовное дело по пункту «г» ч.4 ст.228.1 УК Российской Федерации по факту сбыта наркотических средств. Все уголовные дела были соединены в одно производство. Однако, в связи с получаемыми в ходе предварительного следствия доказательствами 18 августа 2017 года было вынесено постановление о прекращении уголовного преследования по обстоятельствам возбужденного уголовного дела 30 января 2017 года в связи с отсутствием состава преступления, так как органом следствия были установлены признаки очевидной провокации со стороны оперативно-розыскных служб. 18 июля 2018 года по результатам продолжавшегося предварительного следствия было вынесено еще одно постановление о прекращении уголовного преследования по обстоятельствам, возбужденного уголовного дела 22 июня 2017 года также в связи с отсутствием состава преступления. В уголовном деле остался эпизод по части 1 статьи 228 УК РФ – приобретение без цели сбыта наркотических средств, то есть речь шла уже о преступлении небольшой тяжести.

ОТМЕНА ПОСТАНОВЛЕНИЙ О ПРЕКРАЩЕНИИ УГОЛОВОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ. СПОРНЫЕ МОМЕНТЫ

       28 сентября 2018 года руководитель следственного органа – начальник следственного управления УМВД России по городу Петропавловску-Камчатскому полковник юстиции Н.Кравцова вынесла постановления об отмене постановления следователя о прекращении уголовного преследования, вынесенного следователем 18 августа 2017 года, то есть более чем через 1 год и 1 месяц, а также постановления следователя о прекращении уголовного преследования, вынесенного следователем 18 июля 2018 года.

       Однако, руководству следственного органа должна была быть хорошо известна позиция Конституционного Суда Российской Федерации, изложенная в постановлении от 14.11.2017 №28-П", в которой Конституционный Суд Российской Федерации обращал внимание, что в случае отмены решения о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования по реабилитирующим основаниям аннулируются и его последствия, в том числе право на реабилитацию. Данный вывод, содержащийся в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июля 2016 года N 1684-О, основан на неоднократно выраженной им ранее правовой позиции, в силу которой возможность отменить незаконное или необоснованное решение о прекращении уголовного дела и возобновить производство по делу вытекает из предписаний Конституции Российской Федерации, обязывающих органы государственной власти, должностных лиц и граждан соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы (статья 15, часть 2), гарантирующих государственную защиту прав и свобод человека и гражданина (статья 45, часть 1) и возлагающих на государство обязанность обеспечивать потерпевшим от преступлений и злоупотреблений властью доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статья 52).

       Конституционный Суд Российской Федерации при этом постановил:

       «впредь до внесения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации изменений, вытекающих из настоящего Постановления, отмена или изменение в обычном порядке постановления о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования по основаниям, влекущим ухудшение положения реабилитированного лица, допускается в срок, не превышающий одного года со дня его вынесения; по прошествии года постановление о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования может быть отменено только судом по заявлению прокурора по правилам статьи 165 УПК Российской Федерации или потерпевшего — по правилам статьи 125 данного Кодекса с обязательным предоставлением лицу, уголовное преследование которого было прекращено, и (или) его представителю возможности участия в судебном заседании».

       Обратите внимание, в указанном постановлении Конституционного Суда Российской Федерации не говорится о том, что указанный порядок отмены постановления о прекращении уголовного преследования относится только к прокурору. Речь идет о любом должностном лице стороны обвинения, то есть, в том числе и руководителе следственного органа.

       А, значит, полковник юстиции Н.Кравцова знала, что она не имеет право отменять постановление о прекращении уголовного преследования, так как срок вынесения данного постановления составил более года. В противном случае, речь может идти о глубокой некомпетентности должностного лица, на которого возложена обязанность контроля за законностью расследования уголовных дел. Если признать Н.Кравцову некомпетентной, то тогда станет вопрос: а что вообще там с законностью в следственном управлении УМВД России по городу Петропавловску-Камчатскому. Поэтому, будем исходить из того, что Н.Кравцова все это знала, а потому было решено реализовать идею из статьи С.Арзиани и отменить вообще постановления о возбуждении уголовных дел. Но делать это она сама не стала. Уж очень сомнительная была идея. Поэтому, 20 марта 2019 года заместителем начальника УМВД России по городу Петропавловску-Камчатскому полковником юстиции Ю.Кастериной было вынесено постановление об отмене постановлений следователей о возбуждении четырех уголовных дел.

       А 19 апреля 2019 года, вроде как уже по новой, старшим следователем СУ УМВД России по городу Петропавловску-Камчатскому майором юстиции М.Прохоровым были возбуждены три уголовных дела по тем же статьях уголовного закона, по которым они возбуждались с 2017 года, причем текст постановлений о возбуждении уголовных дел полностью соответствовал отмененным постановлениям.

КАКИЕ ЦЕЛИ БЫЛИ ДОСТИГНУТЫ ОРГАНОМ СЛЕДСТВИЯ

       Что же в итоге получилось:

       Все что происходило два с лишним года до повторного возбуждения уголовных дел, оказалось не имеющим отношение к уголовному преследованию. Юридически получилось никаких уголовных дел не было и не было никаких уголовных преследований. А какие-то там аресты, соглашения, залоги, обременения и прочие процессуальные нюансы, это все было не по-настоящему.

       Сроки предварительного следствия вдруг стали течь заново. И продлевать сроки предварительного следствия начали с самого начала, то есть без Следственного департамента МВД России.

       Все доказательства, подтверждающие позицию защиты, были забыты. Забытым осталось и заключенное гражданином соглашение о сотрудничестве и сотрудничество его в рамках оперативно-розыскной деятельности.

       К гражданину суд применил меру пресечения в виде заключения под стражу, которая сохранялась более 5 месяцев, а потом была заменена домашним арестом и только 15 сентября 2020 года вновь была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

       То есть, орган следствия организовал репрессии в отношении гражданина, в отношении которого осуществлял уголовное преследования более двух лет, которые гражданину «простил». Видимо это был результат обмена, доставшегося гражданину в связи с отменой постановлений о возбуждении уголовных дел.

ОБЖАЛОВАНИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЙ ОБ ОТМЕНЕ ПОСТАНОВЛЕНИЙ О ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА. ПОЗИЦИЯ ЗАЩИТЫ

       В создавшейся ситуации защита, в том числе из логики следствия: если нет уголовного дела, то вряд ли можно обжаловать постановление о отмене постановлений о прекращении уголовного преследования, которого не было. Поэтому защитой была подана в суд, в порядке статьи 125 УПК РФ жалоба на постановление об отмене постановлений о возбуждении уголовных дел. Логика подсказывала, что если по возбужденному уголовному делу применялись меры процессуального принуждения, меры обеспечения, получались доказательства, заключались соглашения о сотрудничестве и совершались иные действия в течение длительного периода предварительного следствия, то никакой отмены постановлений о возбуждении уголовных дел быть не может. Но, Петропавловск-Камчатский городской суд стал на сторону руководства следственного органа: статья 39 УПК Российской Федерации допускает отменять постановления о возбуждении уголовных дел руководителю следственного органа, когда ему этого захочется. Такую же позицию заняли Камчатский краевой суд, Девятый кассационный Суд общей юрисдикции и судья Верховного Суда Российской Федерации. И, конечно, самое главное. На приведенные доводы защиты, в частности с ссылкой на указанное выше постановление Конституционного Суда Российской Федерации, никто из судей никакого внимания обращать не стал. А как тогда защищать интересы гражданина в суде, если суд, корпоративно, отказывается правильно применять закон?

ЖАЛОБЫ В КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

       Посчитав, что положения статьи 39 УПК Российской Федерации, примененные судьями, не соответствует Конституции Российской Федерации, а это оставался, пожалуй, единственный способ добиться уважения к закону, ведь невозможно говорить о нарушении закона тому, кто этого слышать не хочет, гражданин обратился в Конституционный Суд Российской Федерации. Конституционный Суд Российской Федерации отказывая в принятии к рассмотрению жалобу гражданина, тем не менее, фактически сослался, что полномочия, предоставленные статьей 39 УПК РФ руководителю следственного органа истолкованы неверно. При этом Конституционный Суд Российской Федерации сослался на ответ Верховного Суда Российской Федерации о том, что гражданин не использовал все внутригосударственные способы защиты, и потому принять жалобу к рассмотрению не может. Этим определением, как бы предлагалось гражданину обратиться уже в адрес Председателя Верховного Суда Российской Федерации в порядке ч.5 ст.401.10 УПК РФ.

НОВОЕ ОБРАЩЕНИЕ В ВЕРХОВНЫЙ СУД И ОТВЕТ БЕЗ РАССМОТРЕНИЯ ДОВОДОВ

       Руководствуясь разъяснениями данными Конституционным Судом Российской Федерации защита обратилась в адрес Председателя Верховного Суда Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой значительная часть была уделена толкованию положений статьи 39 УПК РФ, данному Конституционным Судом Российской Федерации.

        17 августа 2022 года Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.Давыдов письмом отказал защите в удовлетворении кассационной жалобы, при этом даже не вспомнил ни про какой Конституционный Суд Российской Федерации. Доводы были рассмотрены просто: «Судом установлено, что обжалуемое постановление вынесено надлежащим должностным лицом в пределах его компетенции в соответствии со ст.39 УПК РФ, является законным, обоснованным и мотивированным, содержит обстоятельства, послужившие основаниями для отмены постановлений о возбуждении уголовных дел».

ПОВТОРНЫЕ ОБРАЩЕНИЯ В КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД

        Получив ответ из Верховного Суда Российской Федерации гражданин вновь обратился с жалобами в Конституционный Суд Российской Федерации. На этот раз жалобы стало две: на положения статьи 39 УПК Российской Федерации, с учетом использования всех внутригосударственных способов судебной защиты по конкретному делу, а также на положения части 5 статьи 401.10 УПК Российской Федерации, позволяющей заместителю Председателя Верховного Суда Российской Федерации при рассмотрении кассационной жалобы не обращать внимание и не рассматривать доводы, связанные с толкованием законов Конституционным Судом Российской Федерации. Данные жалобы уже прошли проверку и переданы на изучение судьям Конституционного Суда российской Федерации.

ОБЖАЛОВАНИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ О ОТМЕНЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ О ПРЕКРАЩЕНИИ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

       Помимо рассмотрения использования полномочий руководителем следственного органа в вопросе отмены постановлений о возбуждении уголовных дел в любое время, защита обратилась с жалобой на постановление об отмене постановления о прекращении уголовного преследования, ссылаясь на то, что нельзя по закону руководителю следственного органа самостоятельно отменить указанное постановление, если с момента его вынесения прошло более года. И снова Петропавловск-Камчатский городской суд стал на сторону органа следствия. Судья Сергей Исенко 20 сентября 2022 года отказался рассматривал жалобу на постановление об отмене постановления о прекращении уголовного преследования потому, что дела, то есть самого уголовного преследования, вроде, и нет. Ведь постановления о возбуждении уголовных дел, по которым вынесено обжалуемое постановление, отменены.

       Защитник адвокат Камчатской коллегии адвокатов «ЗАЩИТА» Игорь Копытов, обращаясь с апелляционной жалобой на состоявшееся постановление суда просил рассмотреть вопрос с учетом положений Конституции Российской Федерации, ведь подобным отказов в рассмотрении жалоб гражданину отказано по сути в праве на судебную защиту. Ведь можно что угодно говорить, но уголовное преследование то было реально. И вряд ли какая-то бумажка в виде постановления руководителя следственного органа под названием постановление, может отменить исторический факт этого уголовного преследования, имевшегося факта его прекращения и отмены более чем через год. Но, Судья Камчатского краевого суда Я.Конышева, с позицией защитника не согласилась и 1 ноября 2022 года отказала в удовлетворении апелляционной жалобы защитника.

       Таким образом, в настоящее время суды Камчатского края констатируют, что руководитель следственного органа может отменить в любое время постановление о возбуждении уголовного дела, причем, указанное решение правильнее всего использовать тогда, когда отменяется с нарушением сроков отмены постановление о прекращении уголовного преследования, ведь обжаловать такую отмену у граждан не получится ибо право на судебную защиту с момента вынесения постановления об отмене постановления о возбуждении уголовного дела у них утрачивается. А что там говорится в части 3 статьи 56 Конституции Российской Федерации, значения, видимо, не имеет. Вот такое правосудие. Надеемся, что кривые его образы все-таки будут исправлены в ближайшее время.

Адвокат Игорь Копытов

21:25
113
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...