ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Без права на защиту

Без права на защиту

 

В газете «Камчатский край» за 22 августа 2012 года опубликована статья Сергея Николаева «Без права на защиту». Уголовное дело в отношении Игоря Дубкова расследуется военным следственным отделом. Возбуждено оно было в связи с тем, что было установлено, что в одной из воинских частей служил мичман Мошинец, который числился членом экипажа подводной лодки, однако в большей части выполнял разного рода ремонтные работы на других судах и на берегу. В период службы мичмана командирами войсковой части было несколько человек. Один из них Игорь Дубков, который, по мнению военного следственного отдела, и должен за всех ответить. К примеру, капитан 1 ранга Долбенков, являвшийся командиром части после Игоря Дубкова, в настоящее время «ценный свидетель» не своего упущения при командовании личным составом, а упущения своего бывшего командира. Вероятно офицерская честь в настоящее время основывается на том, чтобы осудить своего бывшего командира, а самому за счет этого остаться невиновным. С такой позицией согласны не все офицеры флота. В военной же прокуратуре тоже служат офицеры. Интересно как они относятся к злоупотреблениям в армии.
Текст статьи «Без права на защиту» приводится ниже.
 

 

Фемида » Охота на контр-адмирала
«Я сам работал в следствии. Имею многолетнюю адвокатскую практику. Но ни разу не сталкивался с таким произволом при расследовании дела», — говорит адвокат Евгений Длужевский, который защищает контр-адмирала Игоря Дубкова. Точнее, пытается защитить, потому что сегодня лишен возможности выполнять свою работу должным образом.

Напомню суть дела. Контр-адмирал И. Дубков служил на Камчатке командиром подводного крейсера. Периодически, по служебной необходимости, он отпускал с подводного крейсера члена экипажа – специалиста-техника – для проведения ремонтных работ на других кораблях и объектах тыла. Теперь контр-адмиралу это вменяется в вину как превышение должностных полномочий: якобы, упомянутый техник по договоренности с Дубковым не исполнял обязанности военной службы, должностные обязанности, занимаясь своими личными делами, но получал за это денежное довольствие.

Упомянутые факты относятся еще к началу 2000-х годов. Но кому-то понадобилось достать их из небытия и построить на них целое уголовное дело.

Самое примечательное то, как ведет следствие по этому делу военный следственный отдел (ВСО) СК РФ по гарнизону Вилючинск ТОФ (следователь А. Тихонов). В № 31 мы опубликовали письмо офицеров-подводников, которых вызывали в ВСО в качестве свидетелей. По словам офицеров, их допрашивали в ночное время, часами не выпуская из здания, пытаясь получить показания против Дубкова.

Защитник контр-адмирала Е. Длужевский также испытывает на себе давление со стороны следственных органов. По его словам, подобного произвола за всю свою практику он еще не видел. Вот что он рассказал о последних событиях.

1 июля 2012 года истек срок предварительного следствия по делу. Согласно ранее полученным уведомлениям Длужевский и Дубков продолжали прибывать в ВСО ежедневно, к 10 утра, для участия в следственных действиях. 2 июля, приехав в ВСО, защитник заявил письменное ходатайство о том, чтобы следователь представил подлинник постановления о продлении срока предварительного следствия по делу, если таковое имеется. Однако ни Длужевский, ни Дубков подлинника так и не увидели.

По этому факту адвокат написал массу жалоб и заявлений начальнику ВСО по гарнизону Вилючинск А. Чернитенко, в вышестоящие следственные структуры. Никто не реагировал. Меж тем ВСО настаивал на дальнейшем проведении «следственных действий» с участием контр-адмирала и его защитника. Как законопослушные граждане, те приезжали в ВСО по первому требованию. Но там их, как оказалось, никто не ждал.

Так, 7 июля этого года, согласно уведомлению следователя Тихонова, Дубков и Длужевский прибыли в указанное время для участия в «следственных действиях». Однако дежурный на входе заявил им, что следователь Тихонов, назначивший встречу, еще не приехал на службу, а когда приедет, не известно. С большим трудом, со скандалом Длужевский добился от дежурного, чтобы тот поставил отметку о его (Длужевского) прибытии. Дубкову в этом было отказано, но в тот же день Тихонов вызвал Дубкова к 15.00 часам, не оповестив об этом его защитника.

Когда Дубков вошел в кабинет следователя, Тихонов ошеломил его заявлением, что заменил ему защитника, так как прежний якобы не является по вызовам, срывает проведение следственных действий, хотя Длужевский приходил по каждому вызову, следственные действия не срывал и не собирался бросать своего подзащитного.

«Тихонову надо было любыми способами с участием Дубкова и его защитника подписать несколько процессуальных документов и после этого завершить предварительное расследование, — полагает Длужевский. — Чтобы узаконить эти незаконные действия, ему требовался более «послушный» адвокат. Он организовал эту игру с уведомлениями и неприбытием на службу именно для того, чтобы обвинить меня в срыве следственных действий и под этим предлогом назначить нового защитника».

Но этот номер у него не прошел, так как и новый адвокат, вникнув в дело, отказался участвовать в этом фарсе, в частности, ставить подпись в уведомлении об окончании предварительного расследования.

8 июля Дубков и Длужевский опять были вызваны в ВСО, к 10.00 часам. Как и накануне, Тихонова на службе не оказалось, а отметку о прибытии в уведомлении дежурный по канцелярии ставить отказался, пояснив, что руководство отдела запретило ему это делать.

Длужевский и Дубков снова писали жалобы, заявления, требовали поставить их в известность о том, что происходит с предварительным следствием: окончено ли оно, приостановлено или прекращено? Но ответа не было ни от следователя, ни от его руководства.

Легко представить чувства контр-адмирала Дубкова, которого уже более полугода не отпускают с Камчатки на нынешнее место службы, в Видяево, держат в подвешенном состоянии, в полной неизвестности, ничего толком не объясняют. При этом на горизонте вполне ясно маячит перспектива приговора, который поставит крест на военной карьере Дубкова. Игорь Михайлович всю жизнь посвятил военному флоту, проходил службу в тяжелейших условиях, так и не накопив на собственную жилплощадь. И вот теперь его казнят, а у него волею следователя Тихонова даже нет возможности защищаться.

18 июля, прибыв в очередной раз в ВСО, Длужевский и Дубков узнали от Тихонова, что последний уже отправил материалы уголовного дела в военную прокуратуру для утверждения обвинительного заключения и направления в суд.

«О каком направлении материалов уголовного дела с обвинительным заключением в прокуратуру и суд может идти речь, если в этих материалах нет постановления о продлении срока предварительного расследования, если ни защитник, ни обвиняемый не ознакомлены с этим постановлением, не ознакомлены с заключениями экспертов по делу, не ознакомлены с материалами уголовного дела и вещественными доказательствами?» — говорит Длужевский.

Тогда же, 18 июля, Длужевский направил жалобу военному прокурору Вилючинского гарнизона А. Захарову, в которой указал на допущенные следователем Тихоновым нарушения.

«Из всех инстанций, куда мы обращались, только военный прокурор в полном объеме удовлетворил жалобу защитника, направил в ВСО требование устранить нарушения федерального законодательства, допущенные в ходе предварительного расследования, — говорит Длужевский. — Также полковник юстиции А. Захаров сообщил, что материалы уголовного дела в отношении Дубкова вместе с обвинительным заключением в военную прокуратуру Вилючинского гарнизона не направлялись».

«А вообще, — продолжает Длужевский, — за то время, что я защищаю права и интересы контр-адмирала Дубкова, много чего насмотрелся в ВСО по гарнизону Вилючинск. Оказалось, что к данному следственному подразделению прикомандировываются офицеры-подводники, которые развозят по адресам повестки, вместо следователя подшивают материалы уголовного дела и выполняют за него другую техническую работу. При этом высокое денежное довольствие они получают не за исполнение своих должностных обязанностей на подводных крейсерах, а за указанную выше работу для конкретного следователя».

Как-то в перерыве при проведении следственного действия Длужевский вышел покурить во внутренний дворик ВСО и увидел, как матросы срочной службы, прикомандированные или к ВСО, или к особому отделу, размещенному в том же здании, мыли и натирали личный автомобиль стоящего рядом офицера. Все это наводит на следующие мысли.

Контр-адмирала Дубкова привлекли к уголовной ответственности за то, что он отпускал мичмана для выполнения ремонтных работ в тылу и на других крейсерах эскадры, работ, необходимых для всей эскадры, для выполнения боевой задачи. По мнению следствия, этим самым мичман якобы не исполнял обязанности военной службы и должностные обязанности. Должностные лица ВСО по гарнизону Вилючинск ТОФ также привлекают офицеров-подводников к работам, не входящим в их должностные обязанности: развозить повестки по адресам, подшивать материалы уголовных дел и т.п. Но это считается нормой.

Если мичман один раз на своем автомобиле во внеслужебное время и ненастную погоду подвез контр-адмирала Дубкова с супругой до дома, это следствие оценивает как использование служебного положения. А то, что во внутреннем дворике ВСО матросы срочной службы в служебное время моют и натирают личные автомобили офицеров, — это правомерные действия. Что позволено Юпитеру, то не позволено быку.

Сергей НИКОЛАЕВ

P.S. По неофициальной информации заместитель руководителя — старший следователь ВСО СК РФ по гарнизону Вилючинск ТОФ майор юстиции А. Тихонов в настоящее время убыл в отпуск с последующим увольнением, после чего выходит на работу помощником судьи в Петропавловск-Камчатский городской суд.
 

09:38
2699
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Загрузка...