Жалоба защитника на постановление мирового судьи от 27 ноября 2019 года

Петропавловск-Камчатский городской суд

____________________________________________

683009, ул. Ак. Курчатова 6, г.Петропавловск-Камчатский.

от защитников ООО «Интеррыбфлот», привлеченного к административной ответственности по ч. 2 ст. 8.17 КоАП РФ, — Проняевой Анны Олеговны (на основании доверенности) и адвоката Камчатской коллегии адвокатов «ЗАЩИТА» Копытова Игоря Александровича

_____________________________________________

683024, пр. 50-лет Октября, 20-50,

г. Петропавловск-Камчатский, тел. 8 -962-280-39-52.

Дело №5-3588/2019

Рассмотрено мировым судьей судебного участка №3 Петропавловск-Камчатского судебного района Камчатского края Лепистовой И.В.

ЖАЛОБА

на постановление по делу об административном правонарушении

Постановлением по делу об административном правонарушении мирового судьи судебного участка №3 Петропавловск-Камчатского судебного района Камчатского края от 21 ноября 2019 года ООО «Интеррыбфлот» признано виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.8.17 КоАП РФ и ему назначен штраф в размере 1 143 720 рублей.

Защита считает, что данное постановление не является правильным по следующим основаниям.

22 марта 2019 года должностными лицами ПУ ФСБ России по восточному арктическому району (далее — административного органа) произведен осмотр судна СРТМ «Авача».

В ходе осмотра судна должностными лицами административного органа произведены измерения ячеи сетного полотна разноглубинного трала с использованием принесенного на судно этими должностными лицами прибора под названием «щуп», без документов о его соответствии требованиям соответствующего измерительного инструмента. В протоколе осмотра должностными лицами было отмечено, что средний размер трех промеров составил 104,73 мм.

23 марта 2019 года проведена проверка орудия лова и определено, что средний размер ячеи тралового мешка разноглубинного трала составил 106 мм. При этом для проверки размера ячеи тралового мешка сделана вырезка длиной 7,40 м, шириной 0.46 м (л.д.104-106). Однако в рамках административного производства вырезка сетного полотна на исследования не передавалась, местонахождение ее материалами дела определено не было, хотя согласно протокола об изъятии вещей и документов от 24 марта 2019 года в присутствии понятых при участии капитана судна Долгова А.В. эта вырезка была изъята.

Посчитав, что внутренний размер ячеи сетного полотна разноглубинного трала, имевшегося на судне менее 110 мм, был составлен протокол об административном правонарушении в отношении юридического лица – пользователя (ООО «Интеррыбфлот») по части 2 статьи 8.17 КоАП РФ.

Однако, неясность в правильности примененной методики измерения размера ячеи и правильности использования измерительных приборов, у которых не было сертификатов соответствия, породила сомнения в том, что орудие добычи судна «Авача» действительно не соответствует в части правил о внутреннем размере ячеи сетного полотна, Правилам рыболовства.

В целях проверки правильности измерений внутреннего размера ячеи, и устранения имеющихся сомнений в доказывании наличия события правонарушения, определением мирового судьи судебного участка №3 Петропавловск-Камчатского судебного участка от 11 июня 2019 года назначено проведение производственно-технологической экспертизы.

И хотя защита возражала против назначения экспертных исследований специалистам Камчатского филиала «ВНИРО», мировой судья согласился с высказанной позицией инспектора Сакун В.А., составившего протокол об административном правонарушении, и допущенного мировым судьей к участию в процессе в качестве неоговоренного КоАП РФ участника процесса под названием – должностное лицо, а именно с тем, что должностное лицо настаивало на проведении экспертизы именно специалистами Камчатского филиала «ВНИРО» (т.2 л.д.4, л.д.5-7).

К сожалению, из протокола судебного заседания не видно, затрагивался ли вопрос: а что именно будет представлено на экспертизу, хотя на самом деле защита предложила изначально провести исследование непосредственно сетного полотна тралового мешка, но должностное лицо настаивало, чтобы исследовали сетное полотно – вырез, который был сделан в момент осмотра трала на судне и хранился у должностного лица. Защита хорошо помнит при этом, что никакой речи ни о какой камере хранения не было. И здесь суд согласился с доводами должностного лица. А почему бы и нет? Ведь позиция должностного лица должна преобладать в судебном заседании перед позицией защиты, тем более такого должностного лица, которое является участником судебного процесса без относимости к названию самого участника: заявляет ходатайства, дает пояснения, высказывает позицию и при этом не свидетель: ему не разъясняются ни права и обязанности свидетеля, ни потерпевшего, ни защитника, ни иного лица – он должностное лицо.

В материалах дела мы можем только видеть, что мировой суд в определении указывает, что на экспертизу будет представлено сетное полотно, изъятое с судна СРТМ «Авача» 23 марта 2019 года.

Экспертиза была назначена экспертам Камчатского филиала «ВНИРО». Правильно ли это? Защите мировой суд попробовал объяснить в своих решениях, что правильно (остановимся ниже), но все же… Камчатский филиал «ВНИРО» не является экспертным учреждением. У этого учреждения нет должностей экспертов. Как же можно назначить экспертизу не в экспертное учреждение по правилам ее назначения в экспертное учреждение?

ПРАВИЛА НАЗНАЧЕНИЯ И ПРОИЗВОДСТВА ЭКСПЕРТИЗ, ПО МНЕНИЮ ЗАЩИТЫ, НАРУШЕНЫ

Назначение экспертизы по делу об административном правонарушении требуется, когда в процессе его производства возникает необходимость в использовании специальных познаний. Как указал Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 24 марта 2005 г. №5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», определение о назначении экспертизы может быть вынесено как по инициативе судьи, так и на основании ходатайства лица, в отношении которого ведется производство по делу, потерпевшего, прокурора, защитника.

Назначив экспертизу по ходатайству, в данном случае защитника, мировой судья согласился с тем, что по делу без экспертных исследований имеются неустранимые сомнения в вопросе виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, в части правильности определения внутреннего размера ячеи сетного полотна трала, использованного судном в один из дней.

При решении вопроса о назначении экспертизы по делу об административном правонарушении с учетом объема и содержания прав, предоставленных потерпевшему и лицу, в отношении которого ведется производство по делу (часть 1 статьи 25.1, часть 2 статьи 25.2, часть 4 статьи 26.4 КоАП), необходимо выяснить у названных участников производства по делу их мнение о кандидатуре эксперта, экспертного учреждения и о вопросах, которые должны быть разрешены экспертом (пункт 12 постановления Пленума ВС РФ)).

В нашем случае, мировой суд свое решение основывал на позиции неизвестного никому участника производства по делу о кандидатуре эксперта, и, более того, кандидатура эксперта вообще не выяснялась. Обратите внимание, должностное лицо настаивает на проведении экспертизы в учреждении, а не поручении ее соответствующему специалисту. А из постановления Пленума ВС РФ, в том числе и из положений КоАП РФ, экспертиза должна назначаться либо конкретному специалисту (эксперту) либо в экспертное учреждение. Не предусмотрено ни одним законом поручение экспертизы в некое учреждение, которое само найдет эксперта. Но в нашем случае произошло именно так. Мировой судья поручил производство экспертизы не конкретному лицу, а в Камчатский филиал «ВНИРО», назвав его экспертным учреждением. Но ведь это же неправда.

Вот как мировой судья постарался опровергнуть довод защиты в части нарушения процедуры назначения экспертизы (из обжалуемого постановления от 21 ноября 2019 года, стр.11):

«Проведение экспертизы поручено экспертам ФГБНУ «ВНИРО», Камчатский филиал («КамчатНИРО»).

Камчатский филиал Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии» является подведомственной организацией Федерального агентства по рыболовству, одним из видов деятельности является проведение ихтиологических, гидробиологических и иных экспертиз в области исследования водных биоресурсов, среды их обитания, орудий добычи (вылова) водных биоресурсов.

Поскольку Камчатский филиал ФГБНУ «ВНИРО» является научно-исследовательским учреждением с большим штатом научных сотрудников, вопрос о выборе конкретного эксперта оставлен на усмотрение руководителя учреждения.

Согласно приказу руководителя Камчатского филиала ФГБНУ «ВНИРО» («КамчатНИРО») от 19 июня 2019 года №147-ПО во исполнение запроса от 11 июня 2019 года №5-3588/2019 по делу об административном правонарушении, возбужденного в отношении ООО «Интеррыбфлот», экспертом назначен старший научный сотрудник лаборатории промышленного рыболовства Адамов А.А.».

А защита полагала, что суд должен обсудить кандидатуры эксперта или экспертные учреждения… А тут эксперта назначает не суд, а учреждение, не являющееся экспертным, но в котором работает много научных сотрудников… Защита приводит довод: нарушена процедура назначения экспертизы. Мировой судья ссылается на то, что Камчатский филиал «ВНИРО» является филиалов и в нем много научных сотрудников… Причем же вообще количество научных или ненаучных сотрудников и сколько их работает в учреждении?

Вот так в нашем деле появилась еще одна процессуальная фигура – руководитель Камчатского филиала «ВНИРО», не являющегося экспертным учреждением, но в котором много работает научных сотрудников. Руководитель этого учреждения, а не суд, назначает экспертом одного из своих сотрудников, в нашем случае старшего научного сотрудника Адамова, который по должности в учреждении так и продолжает работать старшим научным сотрудником, но становится экспертом на основании не решения суда, а на основании приказа руководителя учреждения, что не согласуется с положениями ст.26.4 КоАП РФ.

Из пункта 12 постановления Пленума ВС РФ следует, что в определении о назначении экспертизы эксперту должны быть разъяснены его права и обязанности, он также должен быть предупрежден об административной ответственности за дачу заведомо ложного заключения (статья 17.9 КоАП РФ). Но, в нашем случае указанное требование не соблюдается, ведь экспертиза поручается неэкспертному учреждению – Камчатскому филиалу «ВНИРО». И сослаться на то, что права разъяснялись в порядке статьи 14 Федерального закона от 31 мая 2001 г. №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» нельзя, ведь указанная статья регулирует правила назначения экспертов и разъяснения им прав и обязанностей исключительно в экспертных учреждениях и называется она «Обязанности руководителя государственного судебно-экспертного учреждения».

Так как же тогда мировой судья ссылается в своем постановлении на то, что судебная экспертиза проведена в соответствии с требованиями Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»?

Как видится назначение экспертизы со стороны:

Должностное лицо пограничного органа составил протокол об административном правонарушении и направил дело в суд, для рассмотрения по существу, куда и прибыл сам. В суде, будучи допущенным мировым судьей в качестве участника производства по делу без отношения его к какому либо из видов участников, должностное лицо разъяснил суду куда необходимо назначить экспертные исследования и что именно исследовать, пояснив, что предмет исследования он принесет сам. Мировой судья, руководствуясь принципами законности, назначила экспертизу в учреждение, предложенное должностным лицом, а руководитель этого учреждения сам определил эксперта, его квалификацию, и поручил тому экспертные исследования.

Вот так, по-простому, и были соблюдены положения КоАП РФ о правилах назначении экспертизы. И хотя защита с подобной процедурой не согласна, мировой судья полагает, что указанная процедура правильная.

Именно в такой обстановке и были проведены экспертные исследования.

И заключение эксперта было представлено суду.

На основании указанного заключения мировой суд вынес постановление от 16 июля 2019 года о признании ООО «Интеррыбфлот» виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.8.17 КоАП РФ.

Данное постановление было обжаловано защитой в Петропавловск-Камчатский городской суд.

ДОВОДЫ ЗАЩИТЫ НА ПОСТАНОВЛЕНИЕ МИРОВОГО СУДА ОТ 16 ИЮЛЯ 2019 ГОДА.

Не согласившись с постановлением мирового судьи, защита привела следующие доводы, которые, по мнению защиты, не устранили сомнений в правильности произведенных измерений сетного полотна трала судна «Авача» на предмет внутреннего размера ячеи.

Защитой были приведены следующие доводы:

«Как следует из заключения экспертов образец сетного полотна размером 10 яч. (1,2м) х 61 яч (7,32м) не соответствует требованиям пункта 18.3 Правил рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна (стр.9 постановления мирового судьи, абзац 3-4).

Из положений статьи 26.11 КоАП РФ судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющие производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Защита полагает, что мировой судья неверно оценил полученное доказательство не обратив внимание на следующие обстоятельства:

— вырез сетного полотна, подлежавший исследованию экспертами был изъят с оформлением документов об изъятии 24 марта 2019 года (стр.5 постановления мирового судьи, абзацы 2-3, л.д.158-160)

— однако на исследование должностным лицом административного органа представлено некое сетное полотно с указанием его опечатывания 14 мая 2019 года (на рисунке ниже -А);

А Б В

(фотографии произведены защитником Проняевой О.А., присутствовавшей при производстве экспертизы на основании решения мирового судьи).

— как следует из протокола об изъятии вырезка сетного полотна изымалась в присутствии понятых и капитана судна, однако ни подписей понятых, ни подписи капитана судна на бирке нет (на рисунке – Б);

— из документов следует, что изымаемая вырезка составляла ширину 0,46 метров. Эти же сведения указаны и на бирке, однако, как следует из постановления суда экспертами исследовалось полотно шириной 1,2 метра (стр.9 постановления мирового судьи, абзац 4, на рисунке – В).

На основании изложенного, защита приходит к выводу, что в мешке, опечатанном биркой с подписью исключительно должностного лица находилась вырезка не из трала судна «Авача», а иная, неизвестная вырезка неизвестного сетного полотна.

Кроме этого, при производстве экспертизы экспертами участвующим лицам были представлены на обозрение измерительные приборы, в частности щуп, линейка и гири. Однако, документы, подтверждающие, что использованный прибор – щуп соответствует требованиям измерительного прибора представлено не было. Представлены были исключительно документы на гири (на рисунке – Д), что не дает возможность признать проведенные измерения правильными.

Д

При таких обстоятельствах, факт того, что судном «Авача» добыча осуществлялась с применением разноглубинного трала с внутренним размером ячеи менее 110 мм объективно не доказан.

Петропавловск-Камчатский городской суд проверил указанные доводы защиты. В судебном заседании был осмотрен предмет, который исследовался экспертом Адамовым. Сразу стало понятно, что происхождение исследованного сетного полотна неясно, а отличие сведений о размерах выреза, обозначенного размера на бирке сетного полотна и размеров измеренного экспертом сетного полотна, представленного на экспертизу сильно отличаются, что создало неустранимые сомнения в вопросе – тот ли вырез, который был произведен на судне, был представлен эксперту….

Отменяя постановление мирового судьи, судья Петропавловск-Камчатского городского суда в своем решении справедливо указал следующее:

«При этом оценивая довод стороны защиты о наличии сомнении в том, что на экспертное исследование был предоставлен действительно вырез из сетного полотна орудия добычи, изъятый с борта СРТМ «Авача», мировой судья не проверил и не дал оценки причинам, по которым ярлык обеспечения сохранности, на упаковке выреза сетного полотна, представленного эксперту, был датирован 14 мая 2019 года, тогда как из материалов дела следует, что сам вырез был осуществлен 23 марта 2019 года в ходе производства осмотра орудия лова (т.1 л.д. 104-106), а его изъятие – 24 марта 2019 года (т.1 л.д. 158-160). Лица, обладающие информацией о том, какие действия производились с вырезкой после ее осмотра 23 марта 2019 года и изъятия до момента ее передачи мировому судье, не опрошены.

Также не получило никакой оценки то обстоятельство, что размер изъятого 24 марта 2019 года с борта судна СРТМ «Авача» выреза сетного полотна (7,40 м х 0,46 м) не соответствует размеру участка сетного полотна, поступившего на экспертизу (7,32 м х 1,20 м).

При таких условиях довод стороны защиты не был всесторонним образом проверен, не получил надлежащей оценки. Выводы мирового судьи о его необоснованности преждевременны».

Дело вновь вернулось на рассмотрение в мировой суд. Начались новые судебные заседания. Но позиция защиты о том, что сомнения можно устранить очень просто: провести исследования непосредственно тралового мешка, который продолжал находиться на судне, мировым судом услышана не была.

Мировой суд принял, по мнению защиты, ошибочное решение устранить сомнения в части несоответствий, выявленных при производстве экспертизы, путем допросов эксперта и должностных лиц.

Но допросы указанных лиц выявили еще больше несоответствий, нарушений и наглядно показали насколько лица, проводившие экспертные исследования, являются зависимыми от пограничных органов.

НЕУСТРАНИМЫЕ СОМНЕНИЯ В НЕЗАИНТЕРЕСОВАННОСТИ СПЕЦИАЛИСТОВ КАМЧАТСКОГО ФИЛИАЛА «ВНИРО», В ЧАСТНОСТИ СПЕЦИАЛИСТА АДАМОВА, ОТСУТСТВИИ НА НИХ НЕПРОЦЕССУАЛЬНОГО ВЛАСТНО-АДМИНИСТРАТИВНОГО ДАВЛЕНИЯ СО СТОРОНЫ ПОГРАНИЧНОГО ОКРУГА.

Во-первых, защита обратила внимание, что на каждое судебное заседание, еще до решения мирового судьи вызвать и допросить Адамова, как эксперта, эксперт Адамов прибывал самостоятельно. И защита предположила, что Адамов прибывает по просьбе сотрудников пограничного органа. Ведь и мировой судья в процессе поясняла защите, что эксперта в то время не приглашала. Инспектор, составивший протокол об административном правонарушении прибывал, тоже прибывал постоянно по собственной инициативе. Такая настойчивость эксперта прибывающего для его допроса без вызова сторон, участвующих в производстве по делу или суда, конечно же, создает повод для разного рода подозрений.

Во-вторых, оказание давления на эксперта Адамова было фактически подтверждено в суде в ходе допроса последнего. Ведь как мы понимаем, должностные лица пограничного органа не имеют хаотичной трассы передвижения по городу Петропавловску-Камчатскому и если кто-то из них приходит в момент производства экспертных исследований, то это явно не случайно. А если учесть то обстоятельство, что эксперт не только не отказывается, чтобы такое «случайно зашедшее должностное лицо» находилось в месте производства экспертизы, а, наоборот, допускает его к участию в производстве экспертных исследований, то это уже не подозрения в давлении, а, по мнению защиты, доказательство такового. А тесные взаимоотношения между экспертом и пограничным органом следуют из простого факта: если суд указанное лицо не допускал к присутствию при производстве экспертизы, то откуда это лицо о ней узнало? Оно было допущено к участию в производстве экспертизы без доверенности, как представитель пограничного управления ФСБ РФ по восточному арктическому району.

Из статьи 7 Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», которая распространяет свое действие и на негосударственных экспертов, на основании положения ст.41 указанного закона, следует:

«Не допускается воздействие на эксперта со стороны судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров, а также иных государственных органов, организаций, объединений и отдельных лиц в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса или в интересах других лиц».

На вопрос защитника эксперту Адамову А.А., допрошенному в судебном заседании 25 октября 2019 года:

— в заключении эксперта говорится о участии в экспертизе приглашенного представителя ПУ ФСБ России по восточному арктическому району Суслова Д.А… Кем, на основании чего указанный представитель был привлечен к проведению экспертных исследований, и имелось ли соответствующее решение суда по данному вопросу?

Эксперт Адамов А.А., подтвердив, что ни в каких документах не говорилось о присутствии инспектора Суслова, пояснил: «-Я понимаю так, что суд обратился в погрануправление и попросил присутствия именно их представителя» (текст дословный с аудиозаписи).

А вот еще один ответ эксперта Адамова А.А. (дословный):

Защитник Копытов: — в заключении эксперта говорится о участии в экспертизе работника Камчатского филиала «ВНИРО» Сошина А.В… Кем, на основании чего указанный специалист был привлечен к проведению экспертных исследований, и имелось ли соответствующее решение суда по данному вопросу?

Эксперт Адамов: -Не было такого решения. Я его привлек только по одной причине. Я могу привлекать любого человека. Те же пограничники участвовали в моих экспертизах по дрифтерным судам. В каком качестве: поддержать, растянуть и т.д. Я был просто счастлив, когда они зашли на ремонт. Потому, что в одиночку я бы этого сделать не смог.

Защитник Копытов: — в заключении эксперта говорится о участии в экспертизе приглашенного представителя ПУ ФСБ России по восточному арктическому району Суслова Д.А… Кем, на основании чего указанный представитель был привлечен к проведению экспертных исследований, и имелось ли соответствующее решение суда по данному вопросу?

Эксперт Адамов: -Это к суду вопрос. Потому что приглашали его именно в суде. Я его увидел в первый раз.

Защитник Копытов: -В решении суда где-нибудь было написано, что данный представитель может присутствовать при производстве экспертизы?

Эксперт Адамов: -Нет. Я так понимаю, что суд обратился в погрануправление и попросил присутствия именно их представителя.

Защитник Копытов: -Вы так поняли?

Эксперт Адамов: -Да, конечно.

По мнению защиты, защита убедительно продемонстрировала, что работник Камчатского филиала «ВНИРО» имеет постоянные взаимоотношения с сотрудниками пограничного органа, что свидетельствует о возможной заинтересованности в исходе дела.

Защита может лишь констатировать, что позиция защиты в части кандидатуры эксперта и недопустимости назначения экспертизы сотрудникам Камчатского филиала «ВНИРО» полностью подтвердилась, ибо как только экспертиза была назначена сотрудникам Камчатского филиала «ВНИРО», сразу вокруг выбранного и назначенного руководителем этого учреждения эксперта Адамова А.А. в окружении появились сотрудники пограничного органа, которые стали «помогать» эксперту в его исследованиях и тот, с его слов, был им очень благодарен, как и за помощь, оказанную ими ранее по другому делу.

И теперь эта заинтересованность ставится в вину уже и суду: мол если пришел пограничник, значит суд прислал… А сам эксперт и не спросил, и документов никаких не видел… Он просто такой доверчивый и просто был рад увидеть снова должностное лицо пограничного органа, которые ему «всегда помогают». Но самое интересное, так это то, что участники процесса так и не выяснили, а по какой причине, действительно, должностное лицо пограничного органа Суслов пришел на производство экспертизы, откуда узнал о ней, кто его послал, и какая цель преследовалась…

СОМНЕНИЯ В КОМПЕТЕНТНОСТИ ЭКСПЕРТА И ПРАВИЛЬНОСТИ ПРИМЕНЕННОЙ ИМ МЕТОДИКИ. НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ ПРОВЕДЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЙ И ОФОРМЛЕНИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ. НАРУШЕНИЯ ПРАВИЛ, КОТОРЫЕ НЕ УВИДЕЛ МИРОВОЙ СУДЬЯ

Допрос эксперта Адамова А.А. наглядно показал, что указанный специалист понятия не имеет что такое экспертные исследования, как их нужно проводить, и как должно оформляться заключение эксперта, с тем, чтобы оно действительно отражало требования, предъявляемые к такому доказательству, как заключение эксперта.

А) Как следует из обстоятельств, Адамова А.А. экспертом назначил не суд, который и не знал о указанном специалисте, а руководитель Камчатского филиала «ВНИРО».

Этим было существенно нарушено процессуальное право защиты на участие в процедуре назначения экспертизы и возможности возражать против указанной кандидатуры.

Б) Получает вещественное доказательство на исследование не эксперт Адамов, а сотрудник Сошин, который не имеет отношение к процедуре производства экспертизы и судом к производству экспертизы не допускался.

Этим нарушены процессуальные нормы производства судебной экспертизы.

В) Эксперт Адамов А.А. получает вещественное доказательство от Сошина, не осматривает состояние полученного доказательства, его не описывает.

Этим вообще ставится под сомнение вопрос: а тот ли вырез получил Сошин от работников суда или другой, что с этим вырезом делали до получения его Адамовым и т.д. Также процессуальные нарушения.

Г) Эксперт Адамов, считая, что он все может, берет к себе в соэксперты Сошина, который оформляет письменное заключение от имени Адамова, вносит туда текст о методиках, которыми Адамов не пользовался, расписывается в этом заключении как эксперт. Обратите внимание, что должности эксперта в Камчатском филиале «ВНИРО» нет, а значит, речь идет о том, что экспертизу в основном проводил именно Сошин, как эксперт. Ведь сам Адамов в суде что и смог подтвердить, так это то, что он сделал одну табличку, а все остальное писал Сошин. И объяснения о том, что Сошин что то там только технически помогал, вряд ли обоснованы. Существенное нарушение правил производства экспертиз. Более того, сам Сошин ни о правах и обязанностях эксперта не предупреждался, ни об ответственности, но текст заключения написал. Это нарушение стыдно неувидеть, даже исходя из показаний самого Адамова в суде о том, что он с Сошиным поделил работы, а речь и шла о работе экспертной.

Д) Адамов понятия не имел зачем в заключении эксперта указана формула, которая там была указана Lж = 2 аn. Не смог он это объяснить и суду. Дело в том, что формула есть, а никаких расчетов на ее основе не сделано. Нет и исходных данных. Вывод: никакая методика не применялась, а формула написана для общего развлечения или отвлечения внимания о том, что ничего математического в действительности не делалось. Ответ эксперта Адамова удивил защиту: «Пояснить я эту цифру могу, но в заключении эксперта этого не написано». И еще один ответ: «Методику я не описывал. Это я точно помню». Грубейшее нарушение правил производства и оформления экспертиз.

Е) Отсутствие профессиональных знаний Адамов объяснил своим рождением. Подобная ссылка недопустима. Эксперт объясняя, что ему не знакома международная конвенция высказался, что он родился после ее принятия. Только указанная позиция свидетельствует о некомпетентности эксперта.

Ё) Эксперт пояснил суду, что в заключении указано, что при измерении внутреннего размера ячеи применяются методики, изложенные в работе Трещева и приказе №314, однако на самом деле этими методиками он не руководствовался. Это невероятно. Тогда о каком заключении эксперта и правильности выводов идет речь. Свидетельство полной некомпетентности. Объяснения того, что брались методики отовсюду – это объяснения ни о чем. Получается в заключении эксперта содержится ложная информация. Там указано одно, а на самом деле этого не было.

Ж) Эксперт не знает о том, что приказ №314, на который имеется ссылка в заключении не прошел государственную регистрацию. Если специалист, использующих нормативный акт, не знает, прошел тот государственную регистрацию или нет, то это уже не специалист, хотя и является лицом, имеющим диплом о высшем образовании.

З) Эксперт Адамов после проведенных исследований никак не опечатывает исследованное сетное полотно, что создает новые вопросы о том, а то ли сетное полотно было вообще возвращено суду. Процессуальное нарушение. Эксперт этого не понимает и заявляет, что эти вопросы относятся не к нему.

После допроса эксперта сложилось впечатление, что никто не знает что и как, на основании каких методик проводилось (исследования) и чем специалист при этом руководствовался.

ЗАЩИТА ЗАЯВЛЯЛА ОТВОД ЭКСПЕРТУ АДАМОВУ, НО МИРОВОЙ СУДЬЯ НЕ СОГЛАСИЛСЯ С УКАЗАННЫМ ОТВОДОМ.

Защита не согласна с определением мирового судьи от 31 октября 2019 года об отсутствии оснований для отвода эксперта (т.3 л.д.1-2). Доводы защиты в части некомпетентности эксперта с ссылками на его показания в суде, не нашли своего отражения в указанном определении, а значит это определение нельзя признать законным. Защита просит его отменить и вынести по делу новое в этой части решение: отвести эксперта Адамова А.А. в связи с его заинтересованностью и некомпетентностью, нарушений правил назначения его экспертом (назначен не судом, а руководителем неэкспертного учреждения).

ПОКАЗАНИЯ СВИДЕТЕЛЕЙ-ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ. ГДЕ ЖЕ ВЫРЕЗ, СДЕЛАННЫЙ НА СУДНЕ?

Свидетель Павлов – инспектор, принимавший участие в изъятии с судна «Авача» выреза из тралового мешка, показал, что после изъятия с судна выреза тот был упакован и опечатан биркой. А вот куда эта бирка делась неизвестно. Но свидетель подтвердил что она была. Ниже приводятся дословные показания свидетеля в части оформленной бирки.

  • Защитник Копытов: -«Вы пояснили, что была сделана вырезка сетного полотна, 60 ячей в длину, 5-6 в ширину. И эта вырезка, получается, была свернута?
  • Свидетель Павлов В.В.: -Свернута, да.
  • Защитник Копытов: -Опечатана биркой?
  • Свидетель Павлов В.В.: -Да
  • Защитник Копытов: -И перевезена на патрульное судно?
  • Свидетель Павлов В.В.: -Так точно.
  • Защитник Копытов: -А кто ее опечатывал и упаковывал, бирку вешал?
  • Свидетель Павлов В.В.: -Бирку, соответственно, вешали мы. В присутствии траловой команды.
  • Защитник Копытов: -вы пояснили, что пришли в Петропавловск-Камчатский примерно 13-14 мая. Кто занимался сдачей выреза?
  • Свидетель Павлов В.В.: -Мы занимались, я и командир осмотровой группы.
  • Защитник Копытов: -бирка которая находится на пакете. Кто ее делал?
  • Свидетель Павлов В.В.: -Печатал бирку я.
  • Защитник Копытов: -А куда делась бирка, которой опечатывался вырез на судне?
  • Свидетель Павлов В.В.: -не знаю.
  • Защитник Копытов: -Но, она была?

Свидетель Павлов В.В.: -Да, была.

Свидетель Сакун в суде показал: «Согласно нашего 293 приказа начальника федеральной службы безопасности Бортникова было обеспечено сохранность данного тралового выреза. Бирка согласно нашим требованиям и приказов не предусмотрена. В материалах дела приказ этот имеется». Однако, как следует из Инструкции о порядке хранения изъятых вещей и документов по делам об административных правонарушениях, подведомственным пограничным органам, утвержденной указанным приказом (Приказ ФСБ РФ от 6 июня 2007 г. № 293 “Об утверждении Инструкции о порядке хранения изъятых вещей и документов по делам об административных правонарушениях, подведомственным пограничным органам”), ее пункта 4 установлено следующее:

«На месте изъятия, при необходимости, изъятые вещи и документы помещаются в упаковку, исключающую возможность их повреждения и обеспечивающую сохранность имеющихся на них следов. На упаковку прикрепляется пояснительная надпись с перечнем вложенного, указанием вида и даты процессуального действия, лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, подписью должностного лица, осуществившего изъятие».

Поэтому нельзя признать показания свидетеля правильными, и их следует расценивать как способ защиты, то есть критически.

Таким образом, по делу не только не устранено сомнение в том, а тот ли вырез был предоставлен суду инспектором Сакун, но и, более того, выяснилось, что экспертиза подлежит признанию недопустимым доказательством в силу существенных нарушений, допущенных при ее назначении, проведении и оформлении.

В силу изложенного, защита ходатайствует признать указанное заключение эксперта недопустимым доказательством, полученным с нарушением требований, указанный в п.3 ст.26.2 КоАП РФ.

В ЧАСТИ СООТВЕТСТВИЯ ПРОТОКОЛА СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ.

Защитой заявлялось ходатайство о ведении протокола судебного заседания, которое было удовлетворено.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ (к примеру, в определенииот 26 октября 2017 г. №2475-О) положения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, регулирующие порядок составления протокола о рассмотрении дела об административном правонарушении, не предусматривают подачу на него замечаний (статья 29.8). Вместе с тем лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, при обжаловании постановления (решения) по делу об административном правонарушении (статьи 30.1 и 30.12) не лишено возможности в самой жалобе привести замечания и возражения на протокол о рассмотрении дела об административном правонарушении непосредственно. Именно из этого исходит Верховный Суд Российской Федерации, давая разъяснения по вопросам судебной практики (Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2006 года, утвержденный Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 7 марта 2007 года). Такое правовое регулирование, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, не может рассматриваться как нарушающее конституционные права граждан (Определение от 16 июля 2013 года N 1061-О).

В связи с изложенным, защита настоящим приносит свои замечания и возражения на протокол судебного заседания.

ЗАМЕЧАНИЯ и ВОЗРАЖЕНИЯ

на протокол судебного заседания

Защита исходит из общих правил ведения протокола судебного заседания, которыми не устанавливается правил дословного ведения протоколов судебного заседания.

Вместе с тем, протокол должен отражать как суть задаваемого сторонами вопросов, если речь идет о допросах свидетелей и экспертов, так и смысловую значимость ответов на эти вопросы.

Исходя из этого, защита обращает внимание на то, что некоторые сведения отраженные в протоколе судебного заседания по делу об административном правонарушении от 25, 31 октября 2019 года не в полной мере соответствуют указанным выше требованиям. Защита хочет отметить, что в протоколе имеются следующие неточности:

  • 1.После слов (1 абзац стр.2 протокола) «То нагрузку мы тоже удвоили в два раза», эксперт дополнил фразой — Эта практика идет из старых еще методик.
  • 2. На вопрос защитника Копытова И.А. « — Кому было поручено проведение данной экспертизы и каким образом назначался эксперт?» эксперт Адамов А.А. ответил дословно и были следующие вопросы и ответы:

-Поступается постановление, привозится вот этот вот образец, и передаются нам. У меня есть подпись Сошина, где он написал, что получил. Меня представлял тогда еще заместитель директора, писал докладную, и просил утвердить директора института меня в качестве эксперта. По одной простой причине: Сошин там находился совершенно случайно, потому что судно из-за поломки вернулось в порт. Я был на работе, в общем-то, один. Больше поручать было некому. Ну и потом, я, не считая ведущего инженера Субботина, самый старший специалист по промышленному рыболовству.

Защитник Копытов: — Андрей Анатольевич, Вам, получается, руководство филиала поручило проведение экспертизы?

Эксперт Адамов: — Да, конечно. Они утверждают это. И без такого приказа я просто не имею право проводить что-то.

  • 3.На вопрос защитника Копытова И.А. «-Кем оформлялось заключение эксперта, и кто непосредственно печатал его на компьютере?» эксперт Адамов А.А. ответил дословно:

- на компьютере непосредственно таблицу набирал я, текст – Сошин. Мы просто поделили работу пополам, мне еще надо было считать

  • 4.В вопросе защитника Копытова И.А. «-Вы приводите формулу длины сетного полотна в жгуте» далее была названа формула Lж = 2 аn.
  • 5.После ответа эксперта (слова указаны в протоколе – Перевести данное количество ячей в метры» до ответа эксперта Адамова А.А. – Данный вопрос о шаге ячеи судом не ставился» имели место следующие дословные вопросы и ответы эксперта:

Защитник Копытов: -Посмотрите вот она написана и на ней закончены все исследования. Вот формула написана. Я специалиста спрашивал, никто не может сказать, для чего она здесь написана. Вы написали формулу и после нее больше ничего. Здесь ни ширины жгута, ни ширины узлов.

Эксперт Адамов: -Да, формула есть. Далее представленный образец. 10 ячей 1,6 метра шестидесятка, и второй габарит — 61 ячея … Формула нужна для того, чтобы перевести количество ячей в метры.

Защитник Копытов: -Если брать количество ячей, измеряли шаг ячеи?

Эксперт Адамов: -Таблица измерений начинается с того, что там указан шаг ячеи. Он определяется до начала измерений.

Защитник Копытов: -Покажите мне в таблице, где этот шаг указан. В таблице указаны «измеренный внутренний размер ячеи», «минимальный разрешенный внутренний размер ячеи», «отклонения от разрешенного внутреннего размера ячеи», «линейное отклонение», «квадратическое отклонение». Где к каждой ячеи шаг ячеи Вы измеряли?

Эксперт Адамов: — Так, в каждой ячее не измеряется шаг ячеи.

Защитник Копытов: -Хорошо, но ведь где то вы измеряли его?

Эксперт Адамов: — Мы измеряли его, когда применяли… так…(читает заключение эксперта)… так, результаты дополнительных измерений, которые тоже у вас находятся. Тут начинается с того, что там упоминается шаг ячеи 60 мм.

Защитник Копытов: -Так это Вы просто утверждаете о том что шаг ячеи 60 мм, а где измерения, которые Вы провели поштучно? Вы же знаете как шаг ячеи измеряется?

Эксперт Адамов: -Вопросы стояли только о том, чтобы измерить внутренний размер.

Защитник Копытов: -Применяли ли Вы методику, чтобы измерить шаг ячеи и где это указано в заключении эксперта?

Эксперт Адамов: -Поскольку вопрос не ставился о шаге ячеи мы эту информацию даем для того, чтобы пояснить.

Защитник Копытов: -Почему Вы утверждаете о размерах. «Мы даем информацию» — это не установленный факт. Вам как экспертам было поручено исследовать сеть. Вы указали там цифру, но не указали, как эту цифру получили.

Эксперт Адамов: -Пояснить я эту цифру могу, но в заключении эксперта этого не написано.

Защитник Копытов: -В заключении эксперта Вами не написано, как производились исследования самого сетного полотна, кто и как его держал, какие манипуляции с ним проводились, в каком состоянии находилось сетное полотно, какова была температура, при которой измерялось сетное полотно. Почему эти сведения не указаны в заключении эксперта и имеют ли они значение для правильного определения внутреннего размера ячеи сетного полотна?

Эксперт Адамов: -(зачитывает текст над приведенной в приложении к заключения таблице) …»в основном сетном полотне тралового мешка, изготовленного из плетенного шнура диаметром 6 мм в два сложения, образованного из мононитей полиэтилена с прядями зеленого и желтого цветов»… Вот…То есть эти сведения поясняют из какого материала был изготовлен образец, и после этого мы переходим к вопросу поставленному в определении, именно о размере ячеи. Все эти сопутствующие измерения, …ну мы берем 11 узлов, вытягиваем нитку, один вытягивает, второй – измеряет, у нас стальная сертифицированная линейка, которая вполне позволяет жестко растянуть эту нитку и померять расстояние. Далее, между 11 узлами находится 10 конструктивных шагов ячеи. Вот таким вот образом, измерив в пяти местах мы получили 60 мм, но это не была основная величина, которая нам была нужна. Методику я не описывал. Это я точно помню.

  • 6.После ответа эксперта Адамова А.А. на вопрос о том, известна ли эксперту международная конвенция, в которой предлагаются какие-нибудь расчеты размера ячеи…: -Не известна, далее имели место следующие дословные вопросы и ответы эксперта (стр. 3 протокола внизу) до вопроса о измерительных приборах (абзац 1 стр.4 протокола судебного заседания):

Защитник Копытов: -То есть международная конвенция для характеристики размеров ячеи, которая называется Конвенция по регулированию размеров ячеи рыболовных сетей и допустимой для ловли. Лондон. 5 апреля 1946 года, к которой СССР присоединился 12 марта 1958 года. О ней Вам не известно?

Эксперт Адамов: -Это 58-го года? Я родился в шестидесятом.

Защитник Копытов: — Вы ссылаетесь на работу Трещева. Скажите, какие основные условия для промера внутреннего размера ячеи, указанной в монографии Трещева, Вами были соблюдены?

Эксперт Адамов: -Первое. Использование двойной нитки предполагает использование двойной нагрузки. Чем толще нить, тем больше нагрузка. Для одинарной нити берется один вес, для двойной – два. Далее. Сетное полотно желательно чтобы было сухое, если нет специально условия для измерения мокрого сетного полотна. Это сетное полотно было сухим.

Защитник Копытов: -Вот работа Трещева: Научные основы селективного рыболовства. Вот он пишет здесь: данный вид измерения ячеи принят по Международной Конвенции для характеристики размеров ячеи тралов. При измерении должны соблюдаться три условия: сеть должна быть полностью намокшей, а Вы сейчас говорите о сухой сети.

Эксперт Адамов: -Полностью намокшая это конвенционные требования.

Защитник Копытов: -Вы же говорите, что руководствовались методикой Трещева?

Эксперт Адамов: -Нет, мы использовали и другие методики.

Защитник Копытов: -Далее (зачитывает из монографии). Натяжение ячеи должно быть 39,2 Ньютона.

Эксперт Адамов: -Ну, натяжение 39 Ньютонов, это всего ничего в граммах…

Судья: — В данной части эксперт ответил, что при данном измерении Трещев не использовался.

  • 7.Вопрос защитника и дальнейшие ответы в части использования шкалы деления щупа дословно были следующие (середина стр.4 протокола судебного заседания):

Защитник Копытов: -Андрей Анатольевич, скажите пожалуйста, какое деление имел щуп, которым Вы пользовались 1см, 5мм или меньше.

Эксперт Адамов: -5 миллиметров

Защитник Копытов: -А если деление было расположено через 5 мм, что давало Вам право указывать при измерении величины не в 5 мм, а меньше, то есть 4 мм, 3 мм?

Эксперт Адамов: -Если у нас визуально находится в середине шкалы, между делениями, мы берем середину, если ближе к одному из краев, то естественно на одну десятую уменьшаем эту половинку. Таким же образом поступают со штурманским транспортиром.

  • 8.После вопроса защитника «Почему Вы руководствовались Приказом Министерства сельского хозяйства №314 от 28 мая 1998 года?» имели место следующие дословные вопросы и ответы эксперта:

Эксперт Адамов: -Он не был отменен.

Защитник Копытов: — А он вступил в законную силу?

Эксперт Адамов: -Да.

Защитник Копытов: -Когда?

Эксперт Адамов: -Сейчас посмотрим… Сборник нормативно-правовых актов, регламентирующих рыбохозяйственную деятельность, том первый 2001 год. Туда не включаются документы, которые не прошли регистрацию.

Защитник Копытов: -То есть Вам не известно даже, что он не прошел государственную регистрацию?

Эксперт Адамов: -Мы пользуемся им уже не один год.

Защитник Копытов: -Вам не знакома переписка моя с Вашим руководством КамчатНИРО?

Эксперт Адамов: -Руководство по этому вопросу со мной даже не советовалось.

  • 9.В протоколе судебного заседания после вопросов о приказе 314 указаны вопросы и ответы, касающиеся международной Конвенции, где эксперт отвечает, что еще не родился, однако указанные вопросы и ответы были раньше, что указано в настоящих возражениях.
  • 10.После ответа эксперта о том, что руководство его в курс дела не ставило, имели место следующие вопросы и ответы до вопроса защитника о том, «каким образом сеть была направлена на экспертизу?»:

Защитник Копытов: -В Вашем заключении указано: При проведении судебной технической экспертизы измерение внутреннего размера ячеи в уставленном образце сетного полотна производилось в соответствии с методическими Рекомендациями, изложенными в монографии Трещева А.И. «Научные основы селективного рыболовства», 1974, а также в соответствии с приказом Министерства сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации от 28.05.1998 г. № 314 «О минимальном размере ячеи в орудиях лова при промысле минтая в морских водоемах Дальнего Востока». В монографии Трещева есть методика измерения провеса гирями?

Эксперт Адамов: -Гири у него не упоминаются.

Защитник Копытов: -В монографии Трещева говорится о необходимости, чтобы сетное полотно было мокрым, и ячея растягивалась с силой 39,2 Ньютона, а в приказе 314 говорится о подвесе гири весом 5 кг? Так?

Эксперт Адамов: -Растягивать ячею 39 Ньютона, а щуп должен вводиться с определенным усилием. Вот поэтому, мы ни один источник использовали, а просто дорабатывали ряд целый источников, выбирали из них тот, что соответствует общеизвестным методикам.

Защитник Копытов: — в заключении эксперта говорится о участии в экспертизе работника Камчатского филиала «ВНИРО» Сошина А.В… Кем, на основании чего указанный специалист был привлечен к проведению экспертных исследований, и имелось ли соответствующее решение суда по данному вопросу?

Эксперт Адамов: -Не было такого решения. Я его привлек только по одной причине. Я могу привлекать любого человека. Те же пограничники участвовали в моих экспертизах по дрифтерным судам. В каком качестве: поддержать, растянуть и т.д. Я был просто счастлив, когда они зашли на ремонт. Потому, что в одиночку я бы этого сделать не смог.

Защитник Копытов: — в заключении эксперта говорится о участии в экспертизе приглашенного представителя ПУ ФСБ России по восточному арктическому району Суслова Д.А… Кем, на основании чего указанный представитель был привлечен к проведению экспертных исследований, и имелось ли соответствующее решение суда по данному вопросу?

Эксперт Адамов: -Это к суду вопрос. Потому что приглашали его именно в суде. Я его увидел в первый раз.

Защитник Копытов: -В решении суда где-нибудь было написано, что данный представитель может присутствовать при производстве экспертизы?

Эксперт Адамов: -Нет. Я так понимаю, что суд обратился в погрануправление и попросил присутствия именно их представителя.

Защитник Копытов: -Вы так поняли?

Эксперт Адамов: -Да конечно.

  • 11.После ответа эксперта о том, что его не знакомили с письмом Камчатского филиала «ВНИРО» имели место следующие вопросы и ответы, не вошедшие в протокол судебного заседания:

Защитник Копытов: -Вы говорите не готовили это письмо, тогда откуда Вами был взят текст, изложенный на странице 3 заключения с рисунком. Вот сам рисунок я не нашел ни в приказе 314, ни в других работах Трещева, рисунок откуда сам? Не Вы же его сами нарисовали?

Эксперт Адамов: -Нет, конечно. Во-первых, эти материалы у нас находятся в общем доступе, использовались в отчетах, и грех было не воспользоваться ими, да и текстом тоже. Потому что все эти материалы готовились еще в 2003 году, когда велись работы по селективности снюрревода.

Защитник Копытов: -Скажите пожалуйста, Вы его сами нашли или его Сошин нашел?

Эксперт Адамов: -Это Сошин нашел и текст он тоже. Еще раз. Таблицу готовил я.

Суд: -Измерения кто проводил?

Эксперт Адамов: -Измерения мы проводили вдвоем. Он как помощник.

Защитник Копытов: -Почему в Вашем заключении Сошин именуется как эксперт, а не как помощник эксперта?

Вопрос судом был снят.

Защитник Копытов: -окончив экспертные исследования, Вами было опечатано и упаковано сетное полотно либо нет, и если нет, то почему?

Эксперт Адамов: -Оно было собрано, перевязано, упаковано в тот же самый полиэтиленовый пакет и перевязано той же самой биркой. Это все было в присутствии Проняевой.

Защитник Копытов: -Вам не известно, что вещественные доказательства после их исследования упаковываются и опечатываются экспертом?

Эксперт Адамов: -Этот вопрос не ко мне. Печати у меня нет.

Защитник Копытов: --скажите, если ваше заключение будет исследовать специалист, с учетом того, что в заключении отсутствует описание того, в каком состоянии поступило на исследование сетное полотно, в какой упаковке и с какими надписями, отсутствует описание непосредственных действий как проводились исследования (то есть в каком состоянии находилась сеть, как крепилась в процессе измерений, в каких условиях, с какой стороны вводился щуп, то есть нет описательной части самих исследований, отсутствуют фотографии процесса измерения, в котором бы было видно расположение шкалы измерительного прибора, сможет ли специалист проверить обоснованность и достоверность сделанных Вами выводов и не возникнет ли у него вопросы?

Вопрос судом был снят.

Защитник Копытов: -Вы написали, что экспертиза проводилась с 14 июня по 25 июня?

Эксперт Адамов: -Да, пока набрали текст, пока обсчитали все.

Защитник Копытов: -Сошин был все это время?

Эксперт Адамов: -Нет, не все время. Я же вам говорил, что он помогал набирать мне текст. Он выходил на судне как только появлялась погода и рабочее состояние.

Суд: Поясните пожалуйста, у нас, согласно протокола изъятия должностными лицами сетное полотно указано как 0,46 метра 7 метра. При измерении Вами сетное полотно было более чем в два раза, то есть по ширине оно 1 метр 20 см и 7,36. Почему могли возникнуть такие различия?

Защитник Копытов: -Защита возражает против постановки такого вопроса. Этот вопрос основан на предположении. Почему? Он сам не измерял на момент на судне.

Суд: -ответьте пожалуйста.

Эксперт Адамов: -Я могу только предположить что, поскольку инспектор не обладал специальными познаниями в промышленном рыболовстве, он просто взял вот эту полосу, померил рулеткой и получил 0,46. (далее показания эксперта в протоколе изложены достаточно правильно).

  • 12.После ответов эксперта защитником был задан вопрос: То, что вы пояснили в части промеров сетного полотна инспектором, это Ваши предположения, эксперт сообщил, что предположения, а также суд дал пояснения, что показания эксперта в этой части являются предположениями.
  • 13. В части показаний свидетеля Павлова Виктора Валерьевича, указанный свидетель пояснил, вместо «В замерах участвовал командир Сакун, тралмастер и члены экипажа» — «В замерах участвовал командир Сакун, я участвовал, тралмастер и сотрудники экипажа». На вопрос суда: «Потом, когда сетное полотно было изъято, где и как оно хранилось, каким образом оно было сдано? Что либо при изъятии, какие – либо бирки, опознавательные знаки на сетное полотно вешались?» Свидетель ответил: «Вешались, бирку сохранности, обвязали, соответственно бирку повесили, и перевезли ее на пограничное судно».
  • 14.Вопросы защитника адвоката Копытова И.А. и ответы свидетеля в части опечатывания выреза приводим дословно:
  • Защитник Копытов: -«Вы пояснили, что была сделана вырезка сетного полотна, 60 ячей в длину, 5-6 в ширину. И эта вырезка, получается, была свернута?
  • Свидетель Павлов В.В.: -Свернута, да.
  • Защитник Копытов: -Опечатана биркой?
  • Свидетель Павлов В.В.: -Да
  • Защитник Копытов: -И перевезена на патрульное судно?
  • Свидетель Павлов В.В.: -Так точно.
  • Защитник Копытов: -А кто ее опечатывал и упаковывал, бирку вешал?
  • Свидетель Павлов В.В.: -Бирку, соответственно, вешали мы. В присутствии траловой команды.
  • Защитник Копытов: -вы пояснили, что пришли в Петропавловск-Камчатский примерно 13-14 мая. Кто занимался сдачей выреза?
  • Свидетель Павлов В.В.: -Мы занимались, я и командир осмотровой группы.
  • Защитник Копытов: -бирка которая находится на пакете. Кто ее делал?
  • Свидетель Павлов В.В.: -Печатал бирку я.
  • Защитник Копытов: -А куда делась бирка, которой опечатывался вырез на судне?
  • Свидетель Павлов В.В.: -не знаю.
  • Защитник Копытов: -Но, она была?
  • Свидетель Павлов В.В.: -Да, была.
  • 15.В части показаний свидетеля Сакун Валерия Анатольевича, защита отмечает, что свидетель кроме изложенного в протоколе пояснил также дословно: «Согласно нашего 293 приказа начальника федеральной службы безопасности Бортникова было обеспечено сохранность данного тралового выреза. Бирка согласно нашим требованиям и приказов не предусмотрена. В материалах дела приказ этот имеется».

ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ОТМЕНЫ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПО ДЕЛУ ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРАВОНАРУШЕНИИ

Таким образом, основаниями отмены постановления по делу об административном правонарушении от 21 ноября 2019 года являются существенные нарушения норм процессуального права, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов привлекаемого к ответственности лица – ООО «Интеррыбфлот», вынесение указанного постановления на основании неустраненных сомнений в том, что исследования по делу проводились именно того орудия, которое принимало участие в добыче при наличии возможности провести указанные экспертные исследования и устранить сомнения, вынесения решения на основании заключения эксперта, полученного с нарушением закона, допущенных иных нарушений норм и положений КоАП РФ при производстве по делу об административном правонарушении.

Мировой суд ошибочно сослался на то, что судебная экспертиза проведена в соответствии с требованиями Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Суд сослался, как обоснование применяемой методики экспертом на перечень литературы, использованной экспертом, однако эксперт о этой литературе при даче пояснений в суде не вспоминал.

Ссылка на ведомственность приказа номер 314 противоречит положениям, закрепленным в Конституции РФ. Указанный приказ взаимосвязан с правами и обязанностями пользователей по добыче минтая, а, значит, должен быть зарегистрирован. И ведомственность здесь ни при чем.

И в силу приказ не вступал. Это ошибка в применении закона. Если суд в своих судебных решениях ссылается на приказ не имеющей юридической силы как на вступивший в законную силу – это грубейшее нарушение прав на судебную защиту граждан России и нарушение Конституции РФ.

Суд сослался на сертификат на щуп. Вопрос возник после того, как защитник ООО «Интеррыбфлот» Проняева А.О. обратила внимание на то, что никакого сертификата на щуп в момент исследований не представлялось. О таком сертификате в самом заключении ничего нет. То, что его копию принесли в суд, не означает, что он демонстрировался в момент проведения исследований.

То, что защитник Проняева А.О. не высказала никаких возражений в период присутствия при проведении исследований не говорит, что исследования были назначены правильно и были проведены в соответствии с законом. Как и оформлены. Доказывание вины лица не дело защитника. И ссылка на то, что защитник (не адвокат) не увидела своевременно важные обстоятельства, имеющие значение, не означает, что инспектор принес тот самый вырез, а не другой, что Адамов руководствовался международной конвенцией, которой не знал, что он руководствовался литературой, которую ему в заключении написал Сошин (именно он и печатал текст заключения, что не отрицал Адамов), а он лишь сделал табличку. С таким успехом можно установить практику и заключения экспертов будут готовиться в пограничном органе, а подписываться сотрудниками Камчатского филиала «ВНИРО» назначаемыми экспертами их руководителем. Неужели на это нас нацеливает суд?

Очень плохо, что мировой судья в своем постановлении указывает вещи, которых не было. К примеру, Адамов вообще не вспоминал ни о какой работе Войниканис-Мирского В.Н. и не рассказывал ничего о работе Ломакиной Л.М. Про работу Трещева он показал, что не пользовался его методикой, при этом и суд об этом официально делал заявление в судебном заседании.

Когда суд ссылается на один акт и возражает против применения другого, такая логика должна быть понятна. Но мировой судья сослался на то, что эксперт правильно использовал Инструкцию по измерению ячей в орудиях лова, применяемых в Северной Атлантике, утвержденной приказом Минрыбхоза СССР №337 от 10.10 1972 года (абзац 1 стр.12) и тут же утверждает что ссылки защитника на обязательное применение экспертами норм Конвенции по регулированию размеров ячей рыболовных сетей и допустимой для лова величины рыб, принятой в Лондоне 5 апреля 1946 года и ставшей обязательной для СССР в 1961 году, является несостоятельной, поскольку район действия указанного международного нормативного акта не распространяется на морские водоемы Тихого океана и связанных с ними морей.

Так и хочется задать вопрос: простой, о двойных стандартах. А что Инструкцию по измерению ячей в орудиях лова, применяемых в Северной Атлантике, относится к районам Тихого океана?

Более того, если уж брать изначально, то на Конвенцию, ссылается Трещев в приводимой им методике. Не защитник. А на Трещева – извините, эксперты Адамов и Сошин. И Инструкция по Северной Атлантике ни при чем. Поэтому, если Адамов ссылается на методику Трещева. Который приводит правила Конвенции, а мировой суд приходит к выводу, что Конвенцию применять нельзя, тогда правильнее вделать вывод, что и методика Трещева ошибочна, а Адамов на нее сослался незаконно. Хотя почему Адамов? – Сошин. Ведь писал все человек, которому экспертные исследования не назначались. Вот только почему мировой суд так этого специалиста защищает. О нем мировой суд вообще не вспоминает, хотя на эти обстоятельства обращала внимание защита, как в ходатайствах, так и в выступлении по делу. Нет упоминаний и о представителе пограничного органа, что-то делавшего при проведении исследований Сошиным в присутствии Адамова под видом того, что делал что-то Адамов.

Мировой суд занял позицию, которая свидетельствует о заинтересованности и мирового суда в исходе дела.

С учетом изложенного, защита просит:

-признать постановление по делу об административном правонарушении мирового судьи судебного участка №3 Петропавловск-Камчатского судебного района Камчатского края от 21 ноября 2019 года, незаконным, отменить его, а дело производством прекратить.

В случае отмены постановления мирового судьи и направления дела на новое рассмотрение защита ходатайствует о рассмотрении дела в ином составе судей.

Защита, в случае необходимости, представит в суд при рассмотрении настоящей жалобы, запись судебного заседания, в котором допрашивались эксперт и свидетели Сакун и Павлов в целях подтверждения правильности внесенных в настоящую жалобу возражений на протокол судебного заседания.

Приложение: -ордер адвоката Копытова И.А.

Защитник

Адвокат И.А.Копытов

27 ноября 2019 года

17:20
300
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...