Формальный подход. Суд не стал выяснять по какой причине не поступали сведения с судна по системе ТСК

Формальный подход. Суд не стал выяснять по какой причине не поступали сведения с судна по системе ТСК

Постановлением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Евгении Лобановской от 22 апреля 2015 года ООО «Тертей-Флот» было привлечено к административной ответственности по ч.2 ст.8.37 КоАП РЯ за отсутствие поступления с судна РС «Плутон» в течение суток в ЦСМ  данных посредством системы ТСК.  Суд сформулировал за что юридическое лицо виновно – Обществом не было обеспечено нахождение на борту судна в исправном состоянии ТСК. Однако из решения суда осталось неясным, действительно ли система ТСК была неисправна. Были лишь доказательства того, что в какой-то период времени не поступили сведения с судна.  Достаточно ли этого для утверждения того, что система была неисправна и почему тогда в протоколе об административном правонарушении, который суд и рассматривал, не говорилось о неисправности ТСК, а делались два противоположных утверждения: система неработоспособна и отключена?  Должен ли был суд установить причину по которой сведения не поступили или достаточно факта непоступления сведений утверждать о неисправности системы? Не формально ли подошел суд к признанию виновным юридическое лицо за непоступление сведений?


А ведь действительно, судно  оборудуется прибором ТСК таким образом, что капитан судна не знает подает ли прибор какие-то сведения или нет. Более того, передача сигнала с прибора, которая происходит периодически с разными промежутками времени, которые могут составлять от нескольких минут до нескольких часов,  ни одному члену экипажа судна не видна. Единственное что может видеть на судне член экипажа, так это горящую лампочку (диод), свидетельствующую о том, что прибор включен.  Да и еще одно. Прохождение сигнала зависит и от расположения спутников над судном, которые и принимают сигнал с судна. И, поэтому, если сигнал не поступает какое-то время  это еще не означает, что прибор перестал работать. В случае же отключения прибора в системе это обстоятельство фиксируется. 

Так было оборудовано и судно РС «Плутон». Капитан судна следил за тем, чтобы прибор не отключался и вел промысел. Однако через некоторое время ему сообщили, что сведения по системе ТСК не поступают в систему ЦСМ.  Капитан стал отправлять ССД о местонахождении судна. Выключил и через 4 минуты включил прибор ТСК (данные обстоятельства были зафиксированы системой).  Выяснилось, что в дальнейшем сигналы по системе ТСК поступают.

Таким образом, ссылки административного органа на неработоспособный ТСК или на отключенный оказались неправильными.  Как представляется следовало бы для справедливости выяснить возможную причину отсутствия сигналов, опроса в суде специалистов и т.д.  Но суд изменил формулировку обвинения, заменив утверждения о неработоспособности и отключении ТСК утверждением о его неисправности. При этом, специалист, осмотревший судно после его прибытия в порт подтвердил, что ТСК находилось в исправном состоянии и вмешательств в его систему не было.

Таким образом, ситуация с такими случаями как прекращение поступления сигнала с судна по системе ТСК в настоящее время судом уже преюдицируется как вина юридического лица в совершении правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.8.37 КоАП РФ.  Вопросы причин непоступления сигнала и отношения к этому событию юридического лица суду становятся неинтересны. 

При этом, желая обосновать вину юридического лица с ссылками на правовые нормы, коих (а именно ответственности юридического лица за отсутствие позиционирования вне зависимости от таковых, за обеспечение исправности системы ТСК (прибор не может перегореть, сломаться и т.д., так как и в этом случае сразу виновным становится юридическое лицо)), нет, суд переходит то на общее утверждение, что за промысел ответственность несет юридическое лицо, то вспоминает про трудовые отношения с капитаном судна.  Прописанные в приказах обязанности капитана становятся обязанностями юридического лица.  При чем, совершенно неважно как капитан узнал об отсутствии позиционирования, и что он делал после этого.  Из решения суда следует, что сам факт отсутствия позиционирования и есть состав правонарушения юридического лица.  Получается, что понятие «вины», которое дается в КоАП РФ, это уже пережиток времени, а виновными лица становятся в силу не их личных действий или бездействия, а в силу отсутствия поступившего сигнала, который, как в нашем случае, никто не может сказать когда именно должен был поступить и почему не поступил…  Специалисты говорят (из письма) о невозможности дать ответ на этот вопрос в силу малого времени непоступления сигнала и ссылаются, что мог быть и простой системный сбой.

Интересным представляется также то, как суд опроверг доводы защиты. Суд сослался на то, что раз дело было возбуждено на основании письма Камчатского филиала ЦСМС, то все последующие письма этого учреждения и письма (заключения) специалистов уже не имеют значения для дела. Иными словами – юридическое лицо уже было приговорено к признанию вины, и обстоятельства, оправдывающие юридическое лицо, здесь помочь не могли (ссылки на них суд признал несостоятельными).

Решение суда обжаловано защитником адвокатом Игорем Копытовым в Камчатский краевой суд. Будут ли там выяснять причины отсутствия позиционирования и давать оценку измененной судом формулировки нарушения, покажет время.

Ниже приводится решение Петропавловск-Камчатского городского суда от 22.04.2015:

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

Изображение

20:27
1916
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...