ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Дело человека-невидимки. Провозглашен приговор по делу о растрате, где есть организатор, пособники, но нет исполнителя.

Дело человека-невидимки. Провозглашен приговор по делу о растрате, где есть организатор, пособники, но нет исполнителя.

35 гарнизонным военным судом 29 июля 2021 рассмотрено в первой инстанции дело о растрате дизельного топлива на морском тральщике.

Обвинение утверждало, что 3 июля 2020 года два мичмана с морского тральщика, исполняя указания своего непосредственного начальника – командира электромеханической боевой части – осуществили слив с топливной цистерны и вывоз с территории войсковой части дизельного топлива стоимостью примерно 80 000 рублей. На КПП машина с топливом была задержана.

Экипаж судна был подвергнут тщательным допросам. Выяснилось, что к совершению преступления были привлечены не только мичманы, но и несколько служащих, которые технически помогли организовать подачу топлива на машину, а также водитель машины. Разница между мичманами и остальными соучастниками была лишь в том, что, по мнению суда, только мичманы были посвящены в преступные цели своего командира.

В связи с этим 35 гарнизонный военный суд приговорил командира электромеханической боевой части К. к лишению свободы условно, мичманов М. и К. – к денежным штрафам.

Это дело представляет собой большой интерес с точки зрения теории права.

Ведь в приговоре суда командир К. был признан организатором преступления, а мичманы М. и К. – пособниками, само преступление квалифицировано по части 3 статьи 160 Уголовного кодекса РФ: «Растрата чужого имущества, вверенного виновному, совершенная с использованием служебного положения».

В то же время п.23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 №48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», разъясняет, что решая вопрос об ограничении составов присвоения или растраты от кражи, суды должны установить, находилось ли имущество в правомерном владении либо ведении лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества.

Перефразируя, все зависит от того, кто украл – обычный человек или тот, которому имущество было вверено (например, для обеспечения сохранности), а он…доверия не оправдал.

Вот от личности похитителя и зависит, привлекут ли его и его сообщников за кражу по статье 158 Уголовного Кодекса РФ (кража) или по статье 160 Уголовного Кодекса РФ (присвоение или растрата).

Разница существенная, т.к. за кражу наказание в виде штрафа не превышает 80 000 рублей, а срок лишения свободы – двух лет. В то же время растратчик может быть наказан штрафом от 100 000 до 500 000 рублей или лишиться свободы на срок до шести лет.

Итак, 35 гарнизонный военный суд определил, что совершена растрата, значит преступление совершено специальным субъектом – тем, кому вверено для сохранения дизельное топливо, а также его соучастниками.

Еще немного теории (часть 1 статьи 33 Уголовного кодекса РФ): соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.

Не нужно даже быть юристом, чтобы понимать, исполнитель у преступления есть всегда, тот самый, который своими действиями непосредственно выполняют наказуемые уголовно действия. Исполнитель убийства бьет потерпевшего ножом, исполнитель кражи достает кошелек из чужого кармана, злостный алиментщик скрывается от выполнения своего родительского долга.

То есть преступление без исполнителя невозможно.

Однако в приговоре 35 гарнизонного военного суда от 29.07.2021 можно найти, организатора, двух пособников и ни одного исполнителя.

Где же он, этот человек-невидимка? Защитник осужденного М., Светлана Копытова, пояснила, что вопрос об отсутствии исполнителя ставился неоднократно, как в начале судебного следствия, так и в прениях по делу. Защитники обращали внимание суда на то, что сутью растраты является совершение (исполнение) преступления лицом, которому вверено имущество, однако в деле такое лицо фигурирует в качестве организатора, т.е. утрачивается смысл его полномочий в отношении вверенного имущества.

Вот цитата из приговора, которой суд дает ответ: «Согласно ч.2 ст.33 УК РФ лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных Уголовным кодексом, признается исполнителем. В соответствии с п.29 Постановления Пленума ВС №48 действия организаторов, подстрекателей и пособников растраты, заведомо для них совершенных лицом с использованием своего служебного положения, квалифицируется по соответствующей части ст.33 УК РФ и по ч.3 ст. 160 УК РФ.

Как следует из приведенных выше доказательств …фактически совершил растрату вверенного ему топлива посредством использования …, однако последний не относится к числу лиц, не подлежащих уголовной ответственности, в связи с чем действия … квалифицированы как действия организатора преступления, а действия …, не обладавшего признаками специального субъекта преступления, но знавшего в силу продолжительности военной службы и занимаемой в БЧ-5 воинской должности, об использовании … своего служебного положения, как действия пособника в совершении преступления».

И этот вывод суда – сам по себе является парадоксом. Сначала суд цитирует статью 33 УК РФ, согласно которой использование в преступлении не подлежащих уголовной ответственности лиц делает исполнителем того, кто их на преступление толкнул. То есть раз мичманы уголовной ответственности по статье 160 УК РФ не подлежат, суд считает возможным считать исполнителем их начальника.

Но буквально в следующем предложении суд забывает о том, что исполнителем он посчитал командира БЧ-5, и пишет, что командир все-таки был организатором, то есть исполнитель опять становится безликой фигурой.

Впрочем, суд не учитывает и другой парадокс. Часть 2 статьи 33 Уголовного кодекса РФ говорит о случаях, когда в совершение преступления вовлечены лица, не подлежащие уголовной ответственности. Следовательно, если считать исполнителем командира БЧ-5 через ч.2 ст.33 УК РФ, то его подчиненные вообще к уголовной ответственности привлекаться не должны, так как факт исполнения преступления ими перекладывается под ответственность их командира.

Но они за эти же действия, которые суд вроде бы возложил на командира БЧ-5, привлечены к уголовной ответственности. То есть мичманы М. и К. стали пособниками за те же действия, которые суд вроде бы посчитал относящимися к исполнителю.

Продолжение история об исполнителе-невидимке, нигде в приговоре прямо не указанном, может получить в суде апелляционной инстанции. Срок на обжалование приговора в настоящее время не истек. 

13:20
119
RSS
Османов
22:56
Главный исполнитель, он же организатор, он же Остап-Сулейман-Берта-Мария Бендер-бей (Бендер-Задунайский), он же человек с молотком)
Разблокировать
Загрузка...