ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Отказала память…. Начальник отдела СВТУ ФАР в суде не смог вспомнить подробностей своего дистанционного участия в работе комиссии…

Отказала память…. Начальник отдела СВТУ ФАР в суде не смог вспомнить подробностей своего дистанционного участия в работе комиссии…

Арбитражный суд Камчатского края в настоящее время рассматривает заявления Рыболовецкой артели «колхоз Красный Труженик» к Комиссии по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб в Камчатском крае (далее – Комиссия) и руководителю Северо-Восточного территориального управления Росрыболовства (далее – СВТУ Росрыболовства, СВТУ ФАР) Татаринова А.Ю. (дела А24-5431/2020 и А24-5432/2020) о признании решений Комиссии от 12 и 17 августа 2020 года незаконными, а также признании незаконными решений руководителя СВТУ Росбыловства по утверждению решений Комиссии от 12 и 17 августа 2020 года. До принятия к рассмотрению указанных заявлений арбитражным судом, эти заявления прошли сложный процессуальный путь (об этом ранее уже рассказывалось). Вначале в их принятии было отказано определением судьи Арбитражного суда Карпачева М. В. от 20 ноября 2020 года, также было отказано в принятии к рассмотрению указанных заявлений и судьями Камчатского краевого суда Горн В.Ф. и Гончаровой Н.В. определениями от 18 декабря 2020 года. После отмены постановлениями Пятого арбитражного апелляционного суда определений судьи Арбитражного суда Камчатского края Карпачева М.В. от 20 ноября 2020 года о возврате Рыболовецкой Артели «Колхоз Красный Труженик» заявлений, Арбитражный суд Камчатского края в составе председателя четвертого судебного состава Копыловой А.А., изменил состав суда по указанным делам направив их на повторное автоматизированное распределение, в результате чего только 16 февраля 2021 года было постановлено Арбитражным судом Камчатского края принять заявления к рассмотрению и назначены предварительные слушания.

В ходе рассмотрения заявлений у заявителя, кроме первоначальных доводов, заявленных при подаче заявлений, появился вполне уместный вопрос и о том, принимались ли решения уполномоченным составом Комиссии, то есть достаточное ли число членов Комиссии участвовали в принятии решений Комиссии. Дело в том, что, как следует из протоколов Комиссии от 12 и 17 августа 2020 года участие в заседаниях Комиссии из 29 членов Комиссии приняли только 15 ее членов, из которых 11 участвовали в режиме ВКС, а 4 члена Комиссии написали некие письма-уведомления о том, что согласны с принимаемыми решениями Комиссии, то есть приняли участие в ином режиме дистанционного участия. Как следует из абзаца 2 пункта 12 Порядка деятельности комиссии по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб (далее-Порядок деятельности комиссии), утвержденного приказом Министерства сельского хозяйства Российской Федерации (Минсельхоз России) от 8 апреля 2013 г. №170, Комиссия правомочна принимать решения, если на ее заседании присутствует более половины членов Комиссии, включая членов Комиссии, принимающих дистанционное участие, при этом количество членов Комиссии, принимающих дистанционное участие в заседании, не может быть более одной трети от общего количества членов Комиссии, принимающих участие в заседании.

Таким образом, если бы выяснилось, что хотя бы один из членов Комиссии, заявленный Комиссией как участвующий в заседании Комиссии, реально в ее заведении не участвовал, оказалось бы, что в работе Комиссии приняло участие менее половины ее членов, а, значит, и Комиссия не имела права принимать обжалуемые решения.

В дела были привлечены в качестве третьих лиц: СВТУ Росбыловства и Губернатор Камчатского края. С Губернатором Камчатского края вышла, конечно, странная история. Дело в том, что вначале прибывший в арбитражный суд представитель, заявила о том, что является представителем Комиссии, но представила доверенность от имени Губернатора Камчатского края. Пояснения были простые: в Комиссии нет печати, а Губернатор – председатель Комиссии. Но как допустить представителя одного лица представлять интересы другого? И арбитражный суд привлек тогда Губернатора Камчатского края в качестве третьего лица, а одновременно привлек и организацию, ответчик которой был ее руководителем – СВТУ ФАР.

Вот так и начался рассматриваться спор между Заявителем — Рыболовецкой артелью «колхоз Красный Труженик», интересы которой представляли адвокат Камчатской коллегии адвокатов «ЗАЩИТА» Игорь Копытов, а также юрист предприятия Марина Шуст, и Ответчиками и Третьими лицами, представителями которых оказались юрист СВТУ Росрыболовства Сергей Михайленко, представляющий интересы СВТУ ФАР и его руководителя Татаринова Ю.А., и юрист Министерства рыбного хозяйства Камчатского края Ирина Василенко, представляющая интересы Губернатора Камчатского края. Комиссия в указанных судебных спорах оказалась непредставленной в итоге.

Первые сомнения в вопросах участия всех указанных в протоколах членов Комиссии у представителей Заявителя зародились сразу, так как и на сайте СВТУ ФАР и на сайте Правительства Камчатского края протоколы Комиссии были опубликованы без подписей членов Комиссии, принимавших участие в заседании Комиссии. Согласитесь, выглядит очень странно: протокол, опубликованный на сайтах подписей лиц его составивших и принимавших решения не имеет, но утвержден врио руководителем СВТУ ФАР. Неужели руководитель территориального органа по рыболовству утверждал протокол без подписей лиц его составивших, а если подписи были, то кто их стер перед публикацией? А ведь в соответствии с положениями статьи 29.1 Федерального закона от 20.12.2004 №166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (далее – Закон о рыболовстве) протокол должен быть подписанным и только после этого он может быть утвержден руководителем СВТУ ФАР.

Пояснения в части составления протокола дал один из членов Комиссии, представлявших интересы одного из объединений рыбаков – Регионального отраслевого объединения работодателей «Союз рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки», принимавшего участие в заседании Комиссии. Он пояснил, что заседания проводились в форме видеоконференцсвязи, а потому протокол не было возможности подписать. С этого момента становится понятным: протокол не подписывался.

Представитель Губернатора Камчатского края и представитель СВТУ ФАР, вместе с тем, не отрицая факта, что протоколы членами комиссии не подписывались, заявили суду, что они и не должны были подписываться всеми членами, так как были подписаны председательствующим и секретарем, то есть Министром рыбного хозяйства Камчатского края и его заместителем. И, конечно же, в суд были представлен ксерокопии протоколов с подписями председательствующего на заседаниях Комиссии и секретаря.

В это время представитель Заявителя адвокат Игорь Копытов получает ответ на свой запрос от СВТУ ФАР о том, что 12 августа 2020 года двое из принимавших участие от имени СВТУ ФАР его работников находились в этот день в очередных отпусках, а 17 августа 2020 года в очередных отпусках находилось уже трое членов Комиссии, от имени которых были представлены письма уведомления о своем согласии с принимаемыми Комиссией решениями и невозможности участия в заседании Комиссии.

Так появились вторые сомнения в том, что кворум для принятия решений Комиссии был. Ведь государственный чиновник, находящийся в отпуске вряд ли будет изучать проекты решений, что-то печатать и подписывать и куда-то письма передавать. Тем более никаких сведений о отзыве работников из отпуска в указанные дни СВТУ ФАР не предоставило.

Адвокатом Игорем Копытовым был сделан запрос в адрес одного из членов Комиссии, представителя СВТУ ФАР, от имени которой имелись письма – уведомления о невозможности участия в заседании и согласии с принимаемыми Комиссией решениями, и получен ответ: она находилась в отпуске и о заседаниях Комиссии ей ничего известно не было, даты в письмах – уведомлениях она не ставила и никуда эти письма-уведомления не отправляла.

Стало очевидным: к протоколу приложено сфальсифицированное кем-то письмо-уведомление от имени минимум одного члена Комиссии. При этом имелись сведения о том, что еще двое членов Комиссии также находились в отпусках. А кроме этого, от имени и этих членов в указанные дни в их письмах уведомлениях были проставлены даты почерком, который не соответствовал почерку, имевшемуся на подобных письмах в другие дни, когда эти лица в отпуске не находились. Иначе, появились обоснованные сомнения и в отношении таких документов, которые были составлены от имени отпускников. Кстати, к этому времени СВТУ ФАР еще не ответило адвокату на запрос, имеются ли в управлении сведения о том, не находились ли члены Комиссии – работники СВТУ ФАР в отпуске за пределами Камчатского края.

8 июня 2021 года представителем Заявителя адвокатом Игорем Копытовым поданы письменные заявления о фальсификации доказательств, а 15 июня 2021 года адвокатом Игорем Копытовым представлено заключение специалиста, из которого следует, что на пяти письмах уведомлениях от имени членов Комиссии — работников СВТУ ФАР с датами 12 и 17 августа 2020 года, цифровые записи дат вероятнее всего выполнены одним лицом.

Так как, представитель СВТУ ФАР, в итоге отказался от исключения спорных документов, при этом давая арбитражному суду расписку об уголовной ответственности за представление сфальсифицированных доказательств, поясняя, что он ничего не представлял, 16 июня 2020 года, в целях проверки заявления о фальсификации, арбитражный суд приступил к допросу свидетеля – одного из членов Комиссии – работников СВТУ ФАР Сергея Мосиенко — начальника отдела согласования, размещения хозяйственных объектов и административной практики Северо-Восточного территориального управления Росрыболовства, который согласно ответа СВТУ ФАР 17 августа 2020 года, то есть, в период заседания Комиссии, находился в отпуске.

ДОПРОС СВИДЕТЕЛЯ

Первым вопросы свидетелю стал задавать суд, и на первый вопрос суда о том, принимал ли свидетель участие в заседании Комиссии 17 августа 2020 года, Сергей Мосиенко пояснил, что нет, так как, насколько помнит, в это время находился в отпуске. Но, после этого, свидетель стал дополнять свой ответ рассказав следующее:

«Поэтому мне, так как это вопрос рыболовства, а я в другом отделе, но я член Комиссии, мне материалы, насколько я помню, скинули на телефон, и у нас в Управлении был разработан план, для того, чтобы этот кворум был, … и поэтому, я отдаленно подписал заявление и направил его по средствам электронной связи в Управление».

Далее свидетель стал давать оценку заключению специалиста, заявив, что он не понимает, как специалист дал заключение о его подписи не имея образцов его почерка, из чего стало очевидно, что смысл исследований специалиста и его выводы свидетель понял иначе, обо специалист вообще не делал никаких выводов в отношении подписи свидетеля, а исследовал исключительно цифровые надписи, сделанные в письмах свидетеля. Перейдя от возмущения заключением специалиста свидетель заявил, что подпись в письмах его, но при этом он не забыл сообщить суду, что оригинала его письма нет. На этом, начальник отдела согласования, размещения хозяйственных объектов и административной практики Северо-Восточного территориального управления Росрыболовства, видимо посчитал, что своим веским словом он подтвердил подлинность письма-уведомления. Однако, как показал последующий допрос свидетеля, память у начальника отдела согласования, размещения хозяйственных объектов и административной практики Северо-Восточного территориального управления Росрыболовства весьма короткая.

Так вначале на вопрос суда, знаком ли он с правилами дистанционного участия, свидетель пояснил, что он читал какой-то приказ, но уже не помнит…, а далее, на вопросы представителя Заявителя память и вовсе стала подводить.

Вот, что смог пояснить Сергей Мосиенко на вопросы адвоката Игоря Копытова:

Адвокат: — … подскажите, Вы сказали, что 17 августа 2020 года Вы находились за пределами Камчатского края…

Свидетель: — насколько я помню…

Адвокат: — дату вылета не помните?

Свидетель: — не помню… у меня пролет был до города Анапы, но где именно я находился я не помню…по моему я в Анапе и находился…мы брали машину у родственников…мы ездили там в один день, к примеру, в город Керчь…через Керченский мост… я вам не могу круиз свой рассказать подробно…

Адвокат: — каким способом Вы получили текст бланка?

Свидетель: — в электронном виде …

Адвокат: -каким способом?

Свидетель: -на телефон мне скинули, все… на вацап…

Адвокат: — сохранилось это у Вас в вацапе?

Свидетель: — я периодически все удаляю, периодически чищу телефон раз в месяц…

Адвокат: — от кого получили текст по вацапу?

Свидетель: — насколько я помню от К…. это начальник отдела рыболовства… она мне по вацапу отправляла материалы, а бланк она мне отправила на электронку…

Адвокат: — у Вас сведения по электронной почте сохранились?

Свидетель: — я электронную почту тоже чищу…не сохранились…

Адвокат: — а К… с какого адреса вам почту отправляла?

Свидетель: — я этого не знаю…Она мне сообщила и я попросил ее прислать… Там был проект протокла…

Адвокат: — Вы сказали, что подписывали уведомление, полученное по электронной почте. Где распечатывали уведомление?

Свидетель: Уведомление? …Ну, на месте распечатывал…

Адвокат: — Где именно? Вы сказали, не помните где, в Анапе, в самолете…?

Свидетель: — я в самолете был, а в Анапе у своих знакомых, у них есть компьютер, получил на почту, ящик один, заходишь в свою электронную почту, отправляешь на печать заявление, фотографируешь и обратно его отправляешь…

Адвокат: — то есть вы отправили фотографию или сканированный документ?

Свидетель: -там и сканер тоже был, я честно говоря не вспомню…

Адвокат: по чем отправляли документ, по вацапу или почтой?

Свидетель: -наверное и так и так отправлял…

Адвокат: -куда отправляли? В Северо-Восточное территориальное управление или Комиссию?

Свидетель: — я по моему отправлял и на вацап К… и на электронку, но точно вспомнить не могу… год почти прошел…поэтому…

Адвокат: — скажите пожалуйста, у каких друзей Вы распечатывали данный документ перед тем как его подписать, их адрес?

Свидетель: — я Вам подтвердил, что это подпись моя…

Адвокат: — Вы не знаете у кого Вы распечатывали?

Свидетель: — я знаю, у кого…это личные данные…я не хочу чтобы вы знали кто там живет…

Адвокат: — Вы говорите не помните сканировали Вы или фотографировали?

Свидетель: — я точно говоря сказал, что я по вацапу отдал это заявление…заявление я распечатал в Анапе…у родственников своей жены…

Адвокат: — в письме от 17 августа 2020 года Вы сказали, что подпись поставили Вы?

Свидетель: -да, я…

Адвокат: — цифры в письме «17.08.2020» – Ваш почерк?

Свидетель: — вверху, наверное мой… похоже на мои цифры…я не уверен…подпись однозначно моя…

Адвокат: — дата «17.08.2020» ?

Свидетель: — я конкретно на этот вопрос не могу ответить…похоже на мои цифры, но я не уверен…я не эксперт потому что…

Адвокат: -Вы что отправили это письмо без даты?

Свидетель: -я сейчас не вспомню Вам… Вы на меня оказываете давление… я Вам говорю, что я не помню, уже время…

Свидетелю предлагается осмотреть надписи дат в письме.

Свидетель: — в вверху похоже на мой почерк, внизу я не знаю…подпись моя однозначно. Уважаемый суд, я подтверждаю свою подпись…а даты, это… Вы заявляйте в следственный комитет, они назначат почерковедческую экспертизу…

Адвокат: — назначат, назначат… за 12 августа 2020 года дату Вы ставили…

Свидетель: — подпись моя, насчет даты я не помню…

Адвокат: -согласно порядка деятельности Комиссии кто Вас должен увомлять?

Свидетель: -секретарь комиссии…

Адвокат: — уведомлял?

Свидетель: — лично не уведомлял…

Адвокат: — В какое время поступило уведомление?

Свидетель: — я не помню, год прошел…

Адвокат: — Вы распечатывали этот бланк ночью или днем?

Свидетель: — я не помню… Я тогда в шесть утра вставал…

Адвокат: -в отпуске, Вы пользовались чужой техникой… В какое время?

Свидетель: — да я не помню, это очень для меня не запоминающийся, тем более в отпуске… Я вам подпись подтвердил свою…

Адвокат: Вы пришли в суд подтвердить свою подпись?

Свидетель: — да…

Далее свидетель отвечал еще на вопросы, однако все его показания сводились к одному: подпись в письме подтверждаю, оригинала письма нет, но подпись в ксерокопии подтверждаю…, остальное не помню…

Хотелось бы теперь понять, как человек с такой памятью работает на должности начальника отдела СВТУ ФАР?

Следующие заседания арбитражного суда назначены на 28 июня 2021 года. И перед судом стоит простой вопрос: что за ксерокопии к протоколам заседания Комиссии приложены, и можно ли их использовать в качестве доказательств, подтверждающих обстоятельства, на которые ссылаются представители СВТУ ФАР, его руководителя, и Губернатора Камчатского края, либо это неясного происхождения ксерокопии, свидетельствующие о фальсификации обстоятельств, в целях придать решениям Комиссии легитимность. 

00:15
646
RSS
Рыбак
01:07
На керченском мосту печатал, наверно…
Разблокировать
Загрузка...