ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Наркотика нет, но приговор есть

Наркотика нет, но приговор есть

         Судья Елизовского районного суда Алексей Баранов 18 февраля 2020 года вынес приговор в отношении двух граждан М. и К., признав гражданина М. виновным в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ, а гражданина К. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч.3 ст.228.1, п.п. «а», «б» ч.3 ст.228.1 УК РФ, и назначив им наказание в виде лишения свободы, 4 года и 10 лет соответственно с применением к гражданину М. положений ст.64 и 73 УК РФ, с учетом его признания вины. Однако само дело, независимо от признания вины гражданином М. оказалось весьма непростым, если не сказать запутанным. Дело в том, что осужденные за сбыт наркотиков есть, а самих наркотиков при деле нет и никогда не было.

          Совсем недавно получили огласку события, связанные с задержанием 6 июня 2019 года журналиста Ивана Голунова в связи с подозрением его в сбыте наркотиков, который через два дня был помещен под домашний арест, а 11 июня освобожден после начавшейся общественной кампании в его поддержку. В итоге пятеро полицейских были уволены из рядов МВД, а 19 декабря 2019 года против них было возбуждено уголовное дело по результатам расследования которого бывшие полицейский 30 января 2020 года были арестованы.

           Дело осужденных судьей Алексеем Барановым напоминает что-то подобное. Вначале формируется дело в отношении двух лиц по обвинению в незаконном приобретении наркотических средств. Эти лица дают показания как обвиняемые, что получили наркотические средства от гражданина К. и в отношении них выносится приговор в особо порядке без исследования доказательств. После этого, якобы бывшие при деле наркотические средства уничтожаются с ссылкой на решения суда, а в отношении предпринимателя К. и гражданина М. выделяются некие ксерокопии материалов дела, которые, по мнению следствия, подтверждают факт сбыта наркотических средств К. и М. Предприниматель К. и гражданин М. доставляются в полицию и в отношении них возбуждаются уголовные дела по сбыту наркотических средств. А так, как гражданин М., имеющий психические заболевания, «сознается в содеянном», подписывает признательные показания, оформляет явку с повинной, к нему применяется вначале мера пресечения в виде подписки о невыезде на первые 10 дней, а потом и вовсе никакой не оформляется. Зато предприниматель К. заключается под стражу, где он содержится 5 месяцев, потом содержится под домашним арестом, пока уголовное дело «расследуется». А когда, защитникам предоставляется время для ознакомления с материалами дела, становится понятно, что наркотиков при уголовном деле нет, и никогда не было.

         Но есть по два документа по каждому из эпизодов, составленные старшим экспертом ЭКЦ УМВД России по Камчатскому краю П.Н.Новиковым. Вначале имеется справка, составленная им как результат оперативно-розыскной деятельности, а потом заключение эксперта, составленное им же, уже как экспертом по уголовному делу, которому следователем была поручена экспертиза по проверке своих же выводов в справке. Сомнений, конечно нет, что П.Н.Новиков в заключении эксперта подтверждил свои справки. Ксерокопии этих документов и явились основанием осуждения К. и М. за сбыт наркотических средств. Правда защитники подсудимого К., адвокаты Светлана Копытова и Игорь Копытов, представили в суд заключения специалистов, первое из которых свидетельствовало о том, что П.Н. Новиков исследовал (или фотографировал) в некоторых случаях разные пакетики, что могло свидетельствовать о фальсификации предмета исследования, а второе ставило под сомнение правильность проведенного П.Н.Новиковым самого исследования вещества.

         Со слов защитника предпринимателя К. адвоката Игоря Копытова судья Алексей Баранов вначале согласился, что сомнения о наличии наркотиков в пакетиках нужно устранять в судебном заседании и согласился с ходатайством защитников К. о необходимости истребовать предмет сбыта в уголовное дело в отношении К. и М., если уж их обвиняют в сбыте этого предмета, после чего осмотреть предмет в судебном заседании и провести по нему экспертизу, которая по уголовному делу в отношении К. и М. не проводилась. Но суд получил от должностных лиц полиции справку, что все уничтожено.

        Получив соответствующее сообщение, судья Алексей Баранов отказал защите в назначении экспертных исследований, так как исследовать было нечего, продолжил судебное следствие и вынес приговор, которым постановил, что и предприниматель К. и граждан М. сбывали наркотические средства, которые никто, кроме П.Н.Новикова, не видел, и то, по другим делам, где граждан судили с их согласия без исследования доказательств – в особом порядке.

        Правительство России на заседании 20 февраля одобрило проект федерального закона о внесении изменения в статью 146 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ («Возбуждение уголовного дела публичного обвинения»), согласно которому вносятся изменения, связанные с тем, что уголовные дела по факту незаконного сбыта наркотиков не могут быть возбуждены при отсутствии данных о виде, массе и наименовании наркотиков, как и при отсутствии достаточных данных, указывающих на передачу наркотиков другим лицам. По сообщению пресс-службы правительства, как следует из опубликованной информации на сайте Сетевого издания «Вести».Ру, цель законопроекта — исключение фактов необоснованного возбуждения уголовных дел о незаконном сбыте наркотиков при отсутствии сведений об обстоятельствах их сбыта и самого наркотика.

        Рассмотренное судьей Алексеем Барановым уголовное дело – это дело о сбыте наркотических средств, которых при деле не было и не может быть. Имеет ли значение для дела о наличии наркотических средств признание одного из подсудимых, который самих наркотических средств не видел, их не употреблял и не может свидетельствовать о их наличии. Более того, признавший себя виновным М. в суде вместо дачи показаний, попросил огласить, те, которые ему «оформляли» сотрудники полиции, и в которых было много неправды. А именно, в них, как и явке с повинной он указывал фамилию человека, которую он не знал, указывал номера автомашины, которые не помнил, сообщал о переписке в ВАЦАПе, которой не существовало, как и самой программы ВАЦАП на телефоне предпринимателя К., с кем М., якобы переписывался. Ссылки в суде, что он не говорил про ВАЦАП, но когда читал протокол, то не прочитал, выглядят не убедительно. Отказ М. в суде отвечать на вопросы защитников подсудимого К., который все время заявлял о оговорах и фальсификации, — лишнее свидетельство того, что указанного в обвинении не было. А не могла ли и по этому делу быть создана фальсификация с участием сотрудников полиции? Или на Камчатке это исключается, а может быть только в Москве?

          27 февраля 2020 года защитники осужденного предпринимателя К. подали предварительную апелляционную жалобу. Как пояснил адвокат Игорь Копытов, защитник осужденного К., хотя защита в день оглашения приговора и подала заявление о ознакомлении с протоколом судебного заседания, однако тот до сих пор еще не изготовлен, а, значит, защита не может проверить правильно ли в протоколе отражен ход судебного следствия и привести дополнительные доводы в апелляционной жалобе с ссылками на страницы протокола судебного заседания. Со слов же секретаря судебного заседания протокол судебного заседания не готов по причине неисправности программы аудиопротоколирования. А на свидании с осужденным предпринимателем К. защитник выяснил, что осужденному 18 февраля 2020 года до 26 февраля 2020 года копию приговора суд так и не вручил. Так что Камчатское правосудие имеет свои ухабы и рытвины, только куда эта дорожка приведет данное уголовное дело, пока не известно. 

16:30
449
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Загрузка...