ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Крабовая ловушка – для чиновников Росимущества

Крабовая ловушка – для чиновников Росимущества

3 апреля 2013 года в газете "Камчатский край" опубликована статья Кирилла Маренина "Крабовая ловушка — для чиновников Росимущества". Ниже приводим текст статьи.

    

17 судов, которые были конфискованы за браконьерский лов краба, незаконно ушли из государственной собственности. Виновным считают начальника местного управления Росимущества. Но, может, государство само виновато в том, что подобные вещи происходят?
                   

     Особое поручение

     Начало действия – июль 2011 года. Замруководителя Росимущества Сергей Максимов направил поручение в адрес местного управления этой федеральной структуры, которое в то время возглавлял Николай Фоменко. Максимов предписывал передать двум федеральным государственным унитарным предприятиям на праве хозяйственного ведения 15 судов, которые были конфискованы на Камчатке за нелегальный промысел краба. Позже отдельным поручением Максимов дал аналогичную команду относительно еще 2 судов. Итого – 17 единиц флота.

     Раньше таких поручений Росимущество не давало. Поэтому его камчатские сотрудники обратились к московскому руководству с просьбой разъяснить, законно ли передавать конфискованные суда во ФГУП. Правовое управление Росимущества ответило, что законом это не предусмотрено, но и не запрещено.

     В сентябре 2011-го Н. Фоменко направил С. Максимову письмо, в котором спрашивал, как же ему действовать, учитывая позицию правового управления. Из Москвы пришел жесткий ответ: исполнить поручение немедленно.

     В работе Росимущества не раз возникали подобные ситуации. Так было с передачей конфискованных судов в аренду. Закон такую аренду не предусматривает. Однако не ограничивает использование имущества РФ, если это не влечет его изъятия из оборота. Когда Росимущество стало передавать суда в аренду, никто не возражал, включая прокуратуру.

     Учитывая этот опыт, Н. Фоменко выполнил повторное указание, передал суда ФГУПам, которые были указаны С. Максимовым — «Северо-Восточное содружество» («СВС») и «Приволжский». Для страховки он уведомил о своих действиях прокурора края 30 сентября 2011-го (на следующий день после того, как были подписаны первые распоряжения). Если бы прокурор усмотрел нарушение закона, он мог бы оспорить решения Н. Фоменко. И передача судов не состоялась бы.

     Прокурор не нашел нарушений из письма Н.Фоменко. И это лишний раз убедило Фоменко в том, что интересы государства соблюдены. Но они оба ошиблись.
 

     Ищите на Сейшелах

     Для камчатского управления Росимущества было счастьем избавиться хотя бы от 17 из 40 конфискованных судов, которые ему приходилось и приходится содержать самому за счет скудных средств бюджета.

     Однако вскоре выяснилось, что «СВС» и «Приволжский» распорядились полученным имуществом незаконно. В начале 2012-го «СВС» передало без согласия собственника 7 судов во фрахт иностранным компаниям, зарегистрированным на Сейшелах. Часть судов была переведена под флаг Сьерра Леоне, с регистрацией во Фритауне. Еще 2 судна ушли с аукциона, но выручка в бюджет не поступила. Когда «Приволжский» продал 5 судов, часть средств также прошла мимо государства. На 3 судна были продлены договоры аренды, которые ранее заключило камчатское управление Росимущества. Но получателем арендной платы вместо госбюджета стал «Приволжский». Ущерб стране от этих действий оценен в 45 млн рублей.

     Крайним стал Н. Фоменко. Ему предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий. Хотя, если разобраться, то он всего лишь выполнил поручение руководства, как ему и положено по регламенту. Причем выполнил не сразу, а запросил из центра разъяснений. Ему разъяснили, что подобные действия не нарушают закона. И что ему оставалось делать? Не верить собственному начальству?

     Он ведь еще и прокуратуру предупредил. Прокурор не принял мер. Значит, сам не увидел ничего противозаконного в передаче флота ФГУПам.

     Подчеркну, что «СВС» и «Приволжский» – государственные предприятия. Они созданы Росимуществом, в том числе, для того, чтобы обеспечивать сохранность конфискованных судов, пока они не проданы с аукциона. Собственник вправе как передать им свое имущество, так и забрать. То есть передача конфискованных судов во ФГУП не является их отчуждением у государства.
 

     А если ФГУПы нарушили закон, то при чем здесь Фоменко? Он же не контролирует их деятельность. В общем, не все просто в этом деле.

     Еще труднее ответить на вопрос: как навести порядок в сфере обращения с конфискованным флотом, чтобы не создавать почву для преступлений?
 

     Найти и уничтожить

     Конфискованное рыболовное судно подпадает под действие двух законов – о рыболовстве и приватизации госимущества. С одной стороны, с ним ничего нельзя сделать, кроме как продать с аукциона. С другой, перед продажей оно должно пройти множество процедур, каждая из которых грозит растянуться на годы.

     В результате, судно стоит у причала бесконечно долго. А местное управление Росимущества, на территории которого оно изъято, должно его содержать, оплачивать стоянку. Причем надо помнить, что судно – сложный механизм. За ним должны следить профессионалы. А когда это делают клерки, которые не знают, где у него нос и корма, последствия непредсказуемы.

     Но это полбеды. Вторая половина заключается в том, что обращение с конфискованными судами до их продажи – сфера, где нет четких правил и законов. Поэтому она обросла различными «схемами». Попытки навести здесь порядок – это выход на очень скользкое поле, где легко потерять равновесие. Пример тому – уголовное дело Николая Фоменко.

     Когда похожая ситуация сложилась с конфискованной рыбной и крабовой продукцией, там решили конфискат уничтожать. Такой шаг можно признать верным, хотя с оговорками. Почему нельзя сделать аналогичный ход в отношении изъятого флота?

     В нашей стране мощности по добыче биоресурсов давно превысили ресурсную базу (особенно когда речь – о крабе). Продавать конфискованные суда или сдавать их в аренду – подливать масла в огонь. Такие суда, как правило, принадлежат трансграничным преступным группам. После конфискации они обычно возвращаются к бывшим хозяевам либо к другим жуликам. Уважаемой фирме с историей и квотами это добро явно не нужно. Получается, что государство само поддерживает браконьерский флот на плаву.

     Если оно решит уничтожать конфискованные суда, то сразу снимет с себя эту проблему. И чиновникам Росимущества больше не придется мудрить с тем, как такие суда хранить, кому их передать, рискуя каждый раз попасть под следствие.

     Кирилл МАРЕНИН
 

Оригинал статьи можно прочитать здесь

Ранее по этой теме:

Курс — "Норд", "Рей", "Зюйд"

 

00:35
1248
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Загрузка...