ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Заместитель руководителя СУ СК РФ по Камчатскому краю Ю.Русанов открыл для граждан Камчатского края свое понимание виновности лица

Заместитель руководителя СУ СК РФ по Камчатскому краю Ю.Русанов открыл для граждан Камчатского края свое понимание виновности лица

 

 

 

Комментарий. В газете «Камчатский край» от 18 июля 2012 года опубликовано «Опровержение» заместителя руководителя следственного управления Ю.Русанова на статью «Состав преступления отсутствует – невиновен».

Однако в своем опровержении заместитель руководителя следственного управления, неверно трактует положения закона, вероятно, чистосердечно заблуждаясь в этом.

 

Ниже председатель Камчатской коллегии адвокатов «ЗАЩИТА» адвокат Игорь Копытов, являвшийся защитником А.Маркмана, прокомментировал данное «Опровержение».

 

КОММЕНТАРИЙ

 

 

Во-первых, заместитель руководителя следственного управления утверждает, что следствием доказана вина Маркмана А.Б. по трем эпизодам преступной деятельности, однако, вероятно, из скромности, не говорит, что указанная точка зрения является его личной. Орган следствия неоднократно пытался направить уголовное дело в суд по данным эпизодам, но прокурор каждый раз возвращал уголовное дело следователю. Причиной возвращения было ни что иное, как недоказанность вины. Так что в вопросе виновности, заместитель руководителя следственного управления высказал не точку зрения закона. Неужели руководство следственного управления полагает, что если они так считают, что это установленный факт? Кем установленный?

Кстати, следственное управление  пыталось обжаловать решения заместителя прокурора края и прокурора края вплоть до Генерального прокурора России, но в итоге все вышестоящие прокуроры не согласились с такой вот «виновностью» органа следствия. Но, к сожалению, закон не позволяет прокурору прекратить уголовное дело, находящееся в производстве следователя. Эта обидная недоработка закона, привела к тому, что целый год орган следствия, уже не занимаясь никаким расследованием, только и переписывался со следственным комитетом, продлевая бесконечно сроки предварительного следствия и обжалуя решения прокуроров о несогласии с доказанностью вины человека.  11 марта 2012 года Генеральным прокурором России было отказано окончательно в удовлетворении ходатайства следователя об отмене решений нижестоящих прокуроров. 19 апреля 2012 года уголовное дело поступило в следственное управление следственного комитета РФ по Камчатскому краю и было попросту спрятано, брошено или сокрыто…  7 июня 2012 года защитник И.Копытов обратился с жалобой к прокурору Камчатского края на непринятие по уголовному делу окончательного решения по делу. Только тогда  дело в следственном управлении нашлось и 13 июня 2012 года, то есть через два месяца,  было возобновлено предварительное следствие. А ведь процессуальные ограничения у А.Маркмана продолжали действовать. Как поступить в такой ситуации?  Уголовное преследование  могло продолжаться неограниченного время и на это время не могла повлиять ни защита, ни прокурор.  

Суд тоже не может ограничить орган следствия во времени расследования.  Уголовное преследование уже подходило к трехлетнему возрасту.  А ведь у каждого человека есть свои планы на жизнь. А куда можно уехать, когда следователь не расследует фактически уголовного дела, но и меру пресечения не отменяет?  Поэтому то, в этой ситуации, когда орган следствия продолжил свое бесконечное ограничение прав гражданина,  действительно, по двум эпизодам, Маркман А.Б. обратился с ходатайством о прекращении их за истечением срока давности уголовного преследования. Он просто устал от происходящего, как обычный нормальный человек.

Однако, заместитель руководителя следственного управления Ю.Русанов, почему то вдруг подумал, что если человек вышел с таким ходатайством, то, значит, он признал свою вину или считается виновным. Как следует из п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ возбужденное уголовное дело подлежит прекращению за истечением срока давности уголовного преследования.  И это совершенно не связано с признанием вины. Есть доказательства деянию или нет, в этой ситуации значения не имеет.  Орган следствия обязан прекратить уголовное преследование. Это и было сделано.  Из ч.1 ст.49 Конституции Российской Федерации следует, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Обидно, что данное положение Конституции России, основного закона государства, не известно заместителю руководителя следственного управления.  И, давать комментарий в этой части о том, что уголовно-процессуальным законодательством прекращение уголовного преследования в связи с истечением сроков давности трактуется как фактическое признание обвиняемым своей вины – это введение в заблуждение населения Камчатского края.  И реабилитация здесь ни при чем. Реабилитация требуется тому, кто незаконно осужден.  Аналогично, в данном случае, рассматривается ссылка и в части избежания ответственности по халатности. По данному составу преступления даже обвинения не предъявлялось никому. Ссылка в постановлении о прекращении уголовного дела на указанную статью не означает, что такое преступление вообще было. Мало ли что вообще напишет следователь в постановлении о прекращении уголовного дела. Но, это вовсе не означает, что если не обжалуется это постановление, то, значит, кто-то с чем-то согласился.  

А теперь к бесполезности проведенного следствия по данному делу.  Это дело показало, что орган следствия пользуется в полной мере тем, что ограничить его в уголовном преследовании по времени практически нельзя, и даже при отказе прокурором в утверждении обвинительного заключения и направлении уголовного дела в суд, орган следствия может продолжать уголовное преследование.  Вероятно, руководство следственного управления следственного комитета РФ по Камчатскому краю полагает, что в этом и есть их заслуга, но, как представляется защите это беда для граждан и для общества в целом.  Поэтому то, статья «Состав преступления отсутствует – невиновен» отразила в целом правильно результат по уголовному делу, а оценка деятельности следственных органов, это дело, как говорится, личное. Жаль только опровержение должностного лица оказалось основанным не на положениях закона, а в противоречии им.  Может именно это отражает истинное  представление о работе следственного органа, в лице следственного управления следственного комитета РФ по Камчатскому краю, по изобличению преступной деятельности на Камчатке?

<o:p> И наконец, цитирую резолютивную часть постановления следователя о прекращении уголовного преследования и уголовного дела  от 4 июля 2012 года: «1. Прекратить уголовное преследование в отношении обвиняемого Маркмана Александра Борисовича, в части совершения им преступления, предусмотренного ч.2 ст.285 УК РФ, по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с отсутствием а его действиях состава преступления. 2. Прекратить уголовное дело в отношении обвиняемого Маркмана Александра Борисовича, по основанию, предусмотренному п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием а его действиях состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.293 УК РФ в редакции Федерального закона от 07.12.2011 №420-ФЗ».
Так о какой виновности идет речь?</o:p>

<o:p> </o:p>

Председатель

ККА «ЗАЩИТА»

 

И.Копытов

05:24
1421
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Загрузка...