ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

В круге втором

В круге втором

 

             Уголовное преследование контр-адмирала Игоря Дубкова за полтора года успело изрядно обрасти различными процессуальными нюансами, граничащими со скандалом. В подтверждение этому 27 марта 2013 года газетой "Камчатский край" опубликована статья Кирилла Маренина "В круге втором".

              Текст статьи ниже.

Почти полгода судья 35-го гарнизонного военного суда Р. Зачесов рассматривал уголовное дело в отношении контр-адмирала И. Дубкова. Процесс тянулся, не обещая сюрпризов. И вдруг – неожиданный поворот: дело возвращено прокурору, а главный свидетель обвинения сам попал под следствие!

Напомню, о чем писала наша газета. В 1999 году Игорь Дубков был назначен командиром атомного подводного крейсера на Камчатке. В его экипаже служил в должности техника мичман Сергей Мошинец. По просьбе командования других частей мичман привлекался к работам вне подлодки. Подобная практика типична для 1990х и начала 2000-х, когда офицеры и контрактники были вынуждены выполнять чужую работу из-за нехватки людей на флоте. Благодаря чему ВМФ и выжил.

Мичман Мошинец, к примеру, ремонтировал и обслуживал холодильные установки на различных крейсерах дивизии, на продовольственных складах тыла эскадры. Это началось до того, как Дубков стал командиром лодки, и продолжилось, когда он в 2005-м перешел на другую должность.

В 2009-м И. Дубков был переведен на Северный флот, где командовал одной из дивизий. Время шло. И вдруг в декабре 2011-го военно-следственный отдел (ВСО) по гарнизону Вилючинск решил, что И. Дубков, отпустив мичмана для ремонтных работ, совершил преступление, причем из личной корысти.

Возможно, контр-адмирал перешел кому-то дорогу. Возможно, помешал разворовывать бюджетные средства. Как бы ни было, в отношении И. Дубкова возбудили уголовное дело, он был отстранен от исполнения должностных обязанностей. В октябре 2012 года военный прокурор Вилючинского гарнизона направил это дело в 35-й гарнизонный военный суд.

Важная деталь: вещественными доказательствами по делу были признаны материалы с грифом «Совершенно секретно», которые, по заключению экспертов, содержали государственную тайну. По закону, если в деле есть сведения такого рода, оно должно быть засекречено, и по первой инстанции подсудно только вышестоящему суду. В нашем случае — Тихоокеанскому флотскому военному суду.

По Конституции России гражданин не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде, к подсудности которого оно отнесено законом. Но следствие, обвинение и 35-й гарнизонный суд сделали все, чтобы дело не ушло с Камчатки, а рассматривалось здесь. В итоге, из него были исключены материалы, содержащие гостайну.

Однако просто вырвать из дела документы оказалось недостаточно. Судебный процесс пошел явно не так, как задумали те, кто устроил охоту на контр-адмирала. Государственный обвинитель полгода предлагал судье допрашивать свидетелей, которые ничего толком пояснить не могли, исследовать документы, которые к делу отношения не имели. Основным свидетелем обвинения был Владимир Долбенков, который сменил И. Дубкова на посту командира подлодки. Он подтвердил, что исполнил «преступный приказ» Дубкова «по освобождению мичмана Мошинца от службы». Однако суд, вероятно, не рискнул вынести приговор только на показаниях одного свидетеля.

Если бы наше судопроизводство было основано на принципах состязательности сторон, как написано в Конституции России, то контр-адмирал уже бы был оправдан и вернулся к месту службы. Однако «сценарий» такого финала не предусматривал. Когда стало ясно, что осудить подсудимого нельзя, потребовалось срочно изъять дело из процесса и вернуть в стадию досудебного производства. Для этого был сделан по-настоящему иезуитский ход: на завершающем этапе судебного следствия в отношении свидетеля обвинения Долбенкова возбудили уголовное дело!

Дело возбуждено по тем же основаниям, что и в отношении Дубкова – превышение должностных полномочий. По ходатайству обвинителя судья вернул дело контр-адмирала в военную прокуратуру для соединения с делом Долбенкова. Следствие уходит на очередной круг, который продлится неизвестно сколько.

А в это время выясняются интересные детали из биографии руководителя ВСО по гарнизону Вилючинск Александра Чернитенко. «Общественная комиссия по борьбе с коррупцией» располагает заявлением матросовсрочников, которые, по их словам, привлекались к строительству загородного особняка А. Чернитенко. То есть его обвиняют в том, в чем он сам обвинял Дубкова — в использовании военнослужащих в личных корыстных интересах. Эта информация направлена в военное следственное управление ТОФ для проверки.

Кстати, адвокат Е. Длужевский, посещая ВСО Вилючинска, стал свидетелем того, как военнослужащие срочной службы выполняют там работу, которая не имеет отношения к их прямым обязанностям. Однажды он вышел покурить во внутренний дворик ВСО, где увидел, как матросы срочной службы, прикомандированные или к ВСО, или к особому отделу, который размещен в том же здании, натирали личный автомобиль стоящего рядом офицера.

Игорь Дубков никогда не позволял себе использовать подчиненных в качестве денщиков и лакеев. Может, на скамье подсудимых вместо контр-адмирала должны оказаться те, кто его преследует?

 

Кирилл МАРЕНИН

 

Р.S. Е. Длужевский направил в следственное управление СК РФ по краю заявление о проведении доследственной проверки и принятии решения о возбуждении уголовного дела в отношении судьи Р. Зачесова, в действиях которого усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст.305 УК РФ («вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта»). Кроме того, направлены материалы для проведения доследственной проверки в отношении бывшего следователя, у которого в производстве было дело И.Дубкова.

Оригинал статьи можно почитать здесь

05:22
1102
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Загрузка...