ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Суд признал действия юридического лица, после выхода на судне из строя ТСК, законными

Суд признал действия юридического лица, после выхода на судне из строя ТСК, законными

 

        5 марта 2014 года судья Камчатского краевого суда Кирилл Ерютин рассмотрев жалобу защитника юридического лица  ООО «Поларис» адвоката Игоря Копытова  на постановление  судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Евгении Лобановской о привлечении к административной ответственности ООО «Поларис» по ч.2 ст.8.37 КоАП РФ и наложению штрафа в размере 100 000 рублей, удовлетворил ее и отменив указанное постановление судьи, производство по делу прекратил в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

 

 

 

Основанием привлечения Общества к административной ответственности послужило то, что капитан судна РС «Орочон» И.Юрченко, по мнению должностных лиц Северо-Восточного территориального управления ФАР,  после окончания промысловой деятельности, когда на судне вышли из строя технические средства контроля (ТСК) с  4  по 6 октября 2013 года не сообщил в органы рыбоохраны в лице Северо-Восточного территориального управления ФАР о причинах неисправности и сроках их устранения, чем нарушил требования п.10.3 Порядка оснащения судов техническими средствами контроля и их видов, утвержденного приказом Росрыболовства от 14 июля 2008 года №50.   Административное дело в отношении ООО «Поларис» находилось в производстве старшего государственного инспектора морского отдела Северо-Восточного территориального управления Федерального агентства по рыболовству  Михаила Степанюка, который, составив протокол в отношении юридического лица по ч.2 ст.8.37 КоАП РФ, направил это дело на рассмотрение по существу в суд.  Пояснения юридического лица и его защитника о добросовестности действий в сложившейся ситуации для административного органа значения не возымело.  А из обстоятельств дела следовало, что  ТСК вышли из строя в момент, когда судно окончило промысловую деятельность. О выходе из строя ТСК капитан судна сообщил в КЦСМ и в пограничное управление ФСБ РФ по Камчатскому краю, после чего сообщив о невозможности устранить неисправность подавал сведения о местонахождении судна в ручном режиме. После прибытия судна в порт неисправность была устранена.  Юридическое лицо полагало, что выполнило все требования закона в данном случае, но представители ФАР и вызванный в суд инспектор Михаил Степанюк дал пояснения, что органом рыбоохраны является именно ФАР в лице Северо-Восточного территориального управления и настаивал на наличии нарушения закона. Петропавловск-Камчатский городской суд несколько раз откладывал рассмотрение дела.  В суд приглашался и специалист КЦСМ, высказавший свою точку зрения, однако в итоге 28 января 2014 года юридическое лицо было признано Петропавловск-Камчатским городским судом виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч.2 ст.8.37 КоАП РФ  и ему было назначено наказание в виде штрафа в размере 100 000 рублей. Не согласившись с указанным решением защитник адвокат  Игорь Копытов обратился с жалобой в Камчатский краевой суд, который согласился с доводами защиты и дело прекратил в связи с отсутствием состава правонарушения.

 

Ниже приводится  постановление Петропавловск-Камчатского городского суда, жалоба защитника и решение судьи краевого суда.

 

 

 

 

Камчатский краевой суд

 

от защитника общества с ограниченной ответственностью «Поларис» — адвоката Камчатской коллегии адвокатов «ЗАЩИТА» Копытова Игоря Александровича

_____________________________________________

683024, г.Петропавловск-Камчатский, пр.50-лет Октября, 20-50, тел. 8 -962-280-39-52

 

Дело №5-44/14

Рассматривалось судьей Лобановской Е.А.

 

 

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на постановление по делу об административном правонарушении

 

Постановлением судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Лобановской Е.А. от 28 января 2014 года (мотивированное решение составлено 4 февраля 2014 года), ООО «Поларис» привлечено к административной ответственности по ч.2 ст.8.37 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 100 000 рублей.

Данное решение не является законным и обоснованным по следующим основаниям.

Причиной признания вины юридического лица послужило то, что суд пришел к выводу, что капитан судна, узнав о неисправности ТСК, не уведомил об этом Федеральное агентство по рыболовству в лице Северо-Восточного территориального управления, а уведомления капитаном судна КЦСМ (филиала ЦСМС, являющегося учреждением ФАР РФ) и Пограничного управления ФСБ РФ по Камчатскому краю, не может считаться уведомлением «органов рыбоохраны», понятия которое в нормативных документах и действующем законодательстве, в настоящее время, отсутствует.

Тем не менее, суд пришел к выводу, что под «органами рыбоохраны»  в   п.10.3  Порядка оснащения судов техническими средствами контроля и их видами, утвержденного приказом Росрыболовства от 14 июля 2008 г. N50, понимается именно Федеральное агентство по рыболовству и его территориальные органы, а не иные органы.  А так, как капитан судна уведомил о случившемся только КЦСМ и пограничный орган, то такое уведомление суд посчитал является нарушением действующего законодательства.

Защита с таким толкованием нормативного акта во взаимосвязи с ныне действующим законодательством не согласна.

 

Возникновение и развитие у пограничной службы Федеральной службы безопасности  России функций по охране природных ресурсов, в том числе и рыбоохранной функции

 

Сложившаяся в стране ситуация с охраной окружающей природной среды и обеспечением рационального использования природных ресурсов требует привлечения к деятельности данного вида всех государственных органов, обладающих организационными, людскими и материальными ресурсами для осуществления этой деятельности. Особенно важным это становится тогда, когда в силу совмещения контрольных функций и функций по управлению использованием природных ресурсов отдельные государственные органы оказываются неспособными реализовать закрепленный в законе об охране окружающей природной среды принцип приоритета экологических интересов общества над экономическими.

Указом Президента Российской Федерации в марте 1997 года было ликвидировано Роскомрыболовство. Рыбные запасы и другие морские биологические ресурсы переданы в управление Министерства сельского хозяйства и продовольствия России. Этому же ведомству были переданы и функции по охране морских биологических ресурсов. Однако, принятые меры не привели к положительному результату. Поэтому 29 августа 1997 года Президент Российской Федерации принимает Указ № 950 «О мерах по обеспечению охраны морских биологических ресурсов и государственного контроля в этой сфере», в котором на Федеральную пограничную службу возложено решение задач по обеспечению охраны биологических ресурсов территориального моря, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации, а также по осуществлению государственного контроля в этой сфере.

Для решения этой задачи ФПС России поручено сформировать Морскую охрану, а Правительству Российской Федерации определить порядок и сроки передачи Министерством сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации закрепленных за органами рыбоохраны штатной численности и материально- технических ресурсов центрального аппарата и региональных органов этого министерства в ФПС России.

Правительство Российской Федерации в своем постановлении от 26 января 1998 г. № 90 «О реализации Указа Президента Российской Федерации от 29 августа 1997 г. № 950 «О мерах по обеспечению охраны морских биологических ресурсов и государственного контроля в этой сфере» поручило Министерству государственного имущества, Министерству сельского хозяйства и продовольствия и ФПС России осуществить эту передачу до 20 марта 1998 года.

Необходимо отметить, что этот процесс завершился лишь к 1 июля 1998 года. В названном документе устанавливается, что ФПС России осуществляет государственный контроль:

— за соблюдением законодательства Российской Федерации в сфере охраны водных биологических ресурсов;

— за соблюдением пользователями условий лицензии (разрешения) на добычу (вылов) водных биологических ресурсов, а также других документов, на основании которых возникает право пользования водными биологическими ресурсами;

— за выполнением международных договоров в сфере охраны водных биологических ресурсов.

Охрану анадромных видов рыб, образующихся в реках Российской Федерации и за пределами исключительной экономической зоны Российской Федерации, осуществлять:

— ФПС России — в территориальном море, в исключительной экономической зоне Российской Федерации и за ее пределами;

— Минсельхозпроду Российской Федерации — в реках и связанных с ними пресноводных водоемах Российской Федерации.

В связи с возложением на ФПС России названных функций. Правительство Российской Федерации в своем постановлении от 19 января 1998 года № 67 «О специально уполномоченных государственных органах по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания» определило, что ФПС России и её территориальные органы являются специально уполномоченными государственными органами по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания.

Позже Федеральная пограничная служба стала составляющей Федеральной службы безопасности России, однако функции по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания в пределах территориального моря и исключительной экономической зоны остались закрепленными именно за пограничными органами в лице ФСБ РФ.

К настоящему времени практически завершился процесс создания национального российского законодательства, регулирующего отношения в сфере использования и охраны ресурсов и морской среды внутренних морей России, ее территориального моря, континентального шельфа и исключительной экономической зоны. Сейчас это законодательство включает в себя: Федеральный закон от 25 октября 1995 года «О континентальном шельфе Российской Федерации», Федеральный закон от 31 июля 1998 года «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации», Федеральный закон от 17 декабря 1998 года «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации».

Эти законы содержат в себе нормы, направленные на обеспечение рационального и правомерного использования ресурсов названных морских пространств России, в том числе и путем организации их охраны, осуществления государственного контроля в этой сфере. Наиболее значимыми нормами, являются нормы, устанавливающие, что Федеральная пограничная служба признается органом, осуществляющим координацию использования сил охраны иных федеральных министерств и ведомств.

Статья 42 Федерального закона «О континентальном шельфе Российской Федерации»: «Охрана континентального шельфа, его минеральных ресурсов и водных биоресурсов в целях их сохранения, защиты и оптимального использования, защиты экономических и иных законных интересов Российской Федерации осуществляется федеральными органами исполнительной власти, определяемыми соответственно Президентом Российской Федерации, Правительством Российской Федерации. Координация использования сил органов охраны осуществляется федеральным органом исполнительной власти в области обеспечения безопасности».

Статья 35 (п.п. 1 и 2) Федерального закона «Об исключительной экономической зоне Российской Федерации»: «Охрану исключительной экономической зоны, ее природных ресурсов, охрану окружающей среды, в том числе морской среды, экономических и иных законных интересов Российской Федерации осуществляют федеральные органы исполнительной власти, определяемые соответственно Президентом Российской Федерации, Правительством Российской Федерации Координация использования сил органов охраны осуществляется федеральным органом исполнительной власти в области обеспечения безопасности в пределах его компетенции».

Статья 39 (п.п.2 и 3) Федерального закона «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации»: «Охрана внутренних морских вод, территориального моря и их природных ресурсов в целях их сохранения и оптимального использования, защиты экономических и иных законных интересов Российской Федерации осуществляется федеральными органами исполнительной власти, определенными соответственно Президентом Российской Федерации, Правительством Российской Федерации, в пределах их компетенции во взаимодействии с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, территории которых примыкают к внутренним морским водам и территориальному морю. Координация деятельности федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, указанных в пункте 2 настоящей статьи, по охране внутренних морских вод, территориального моря и ихприродных ресурсов осуществляется федеральным органом исполнительной власти по безопасности».

Анализ приведенных норм позволяет сделать следующие выводы:

Во-первых, законодатель в настоящее время не возлагает охрану рыбных ( в настоящее время это понятие подпадает под понятие водные биологические ресурсы) ресурсов на какой-то специальный орган, который можно было бы назвать исключительно органом рыбоохраны.

Во-вторых, к органам рыбоохраны можно отнести все органы, которые в той или иной части предназначены для контроля и сохранением водных биологических ресурсов в пределах своей компетенции, относящиеся к разным федеральным органам, а также и к органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, в том числе и Федеральная служба безопасности, в части ее компетенции по охране водных биологических ресурсов внутренних морских вод, территориального моря, исключительной экономической зоны России и ее континентального шельфа. При этом, в вопросах «рыбоохраны», именно Федеральная служба безопасности как один из органов охраны (рыбоохраны) осуществляет координационную деятельность.

 

Таким образом, федеральный орган по безопасности (ФСБ РФ, пограничные органы которого являются уполномоченными в вопросах охраны биоресурсов) признается органом, осуществляющим надведомственный контроль за использованием и охраной биологических и минеральных ресурсов континентального шельфа, территориального моря и исключительной экономической зоны Российской Федерации России.

Как следует из п. «м» ст.12 Федерального закона «О федеральной службе безопасности» органы федеральной службы безопасности обязаны осуществлять в пределах своих полномочий меры по обеспечению защиты и охраны Государственной границы Российской Федерации, защиты и охраны экономических и иных законных интересов Российской Федерации в пределах приграничной территории, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации, а также меры по государственному контролю в сфере охраны морских биологических ресурсов.

Охранительные функции реализуются через функцию экологического контроля, а также функцию по привлечению к юридической ответственности за экологические правонарушения.

 

Суд, дав оценку, что Федеральное агентство по рыболовству является органом рыбоохраны, не дал оценку тому, что в нормативном акте говорится об ОРГАНАХ ОХРАНЫ, подразумевая их множественное число, а не единственный орган.

 

 

Так, суд, ссылаясь на то, что Федеральное агентство по рыболовству в силу ст.23.27 КоАП РФ является органом осуществляющим контроль и надзор в области рыболовства, умолчал о том, что под органами охраны в части «рыбоохраны», если брать положения КоАП РФ, можно признать кроме Органов, осуществляющих контроль и надзор в области рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов и среды их обитания (не только ФАР) – ст.23.27 КоАП РФ, так же и следующие органы:

-Органы, осуществляющие функции по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания (ст.23.26);

-Органы, осуществляющие функции по контролю в области организации и функционирования особо охраняемых природных территорий федерального значения (ст.23.25);

-Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющие региональный государственный надзор в области использования и охраны водных объектов (ст.23.23.1);

-Пограничные органы (ст.23.10). Тем более, что в этой статье ряд должностных лиц соотносятся с названием «в сфере охраны морских биологических ресурсов».

— и ряд других органов.

 

Таким образом, под понятием «органы рыбоохраны» понимается не один, а несколько органов, в той или иной части выполняющих функции по охране биоресурсов в виде рыбы, а применительно к территориальному морю и исключительной экономической зоне – морских биоресурсов, то есть морской рыбы.

 

Государственный экологический контроль пограничные органы ФСБ РФ ведут за деятельностью природопользователей, осуществляющих использование природных ресурсов территориального моря, континентального шельфа и исключительной экономической зоны Российской Федерации.

Функция по привлечению к юридической ответственности за экологические правонарушения в территориальном море, на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации реализуется пограничными органами ФСБ России  в отношении природопользователей, допускающих нарушение экологического законодательства при использовании природных ресурсов.

Реализация этих функций осуществляется ими путем использования различных организационно-правовых форм экологической охранной деятельности.

 

Полномочия Федеральной службы безопасности

 

Суд рассматривая полномочия Федеральной службы безопасности и полномочия пограничного органа, пришел к выводу, с ссылками на ряд положений законов, что полномочия указанных органов связаны исключительно с охраной государственной границы в свете контрразведывательной деятельности, борьбы с терроризмом, с преступностью, и иной деятельностью, не связанной с деятельностью морских судов во взаимосвязи с имеющимися у капитанов судов разрешений на ведение промысла.

Вместе с тем, судом не учтены ряд иных положений законов, в том числе указанные выше в части охраны водных биологических ресурсов и контролем за промысловой деятельностью капитанов рыбопромысловых судов.

 

К примеру, согласно ч.5 ст.34 Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» в действующей редакции «Разрешение на добычу (вылов) водных биоресурсов»,    копии разрешений на добычу (вылов) водных биоресурсов (вне зависимости от органа выдавшего указанные разрешения – дополнение наше), информацию о внесении изменений в такие разрешения федеральный орган исполнительной власти в области рыболовства, выдавший такие разрешения, направляет в органы федеральной службы безопасности, предусмотренные Федеральным законом от 3 апреля 1995 года N 40-ФЗ "О федеральной службе безопасности", а согласно ч.3 ст.37 «Приостановление действия разрешения на добычу (вылов) водных биоресурсов и аннулирование разрешения на добычу (вылов) водных биоресурсов указанного закона»:  «Информация о приостановлении действия разрешения на добычу (вылов) водных биоресурсов или об аннулировании разрешения на добычу (вылов) водных биоресурсов направляется в федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности Российской Федерации».

Таким образом, законодатель закрепил вопросы контроля за использованием разрешений и ведением промысловой деятельности рыбопромысловыми судами, в том числе именно за Федеральной службой безопасности, в силу чего, знание указанным органом исполнение требований закона рыбопромысловым судном, имеющем разрешение на промысел, во взаимосвязи с работой ТСК, вполне обосновано.

 То, что вопросы деятельности ТСК имеют отношение именно к пограничным органам, следует и из положений ст.19 Федерального закона «О государственной границе Российской Федерации» ( в редакции от 07.06.2013), согласно ч. 19 которой:

«Российские суда, осуществляющие плавание между российскими портами или морскими терминалами, а также российские суда, убывающие из российских портов во внутренние морские воды или в территориальное море Российской Федерации в целях торгового мореплавания, за исключением деятельности, связанной с использованием судов для рыболовства, с последующим прибытием в российские порты, а равно в иных случаях, установленных Правительством Российской Федерации, могут неоднократно пересекать Государственную границу без прохождения пограничного, таможенного (в части совершения таможенных операций, связанных с прибытием (убытием) судов) и иных видов контроля при условии выполнения требований к оснащению судов техническими средствами контроля, обеспечивающими постоянную автоматическую передачу информации о местоположении судна, и (или) другими техническими средствами контроля местоположения судна и при условии уведомления пограничных органов о намерении пересечь Государственную границу и передачи в пограничные органы данных о местоположении таких судов».

В нашем случае необходимо учесть, что судно РС «Орочон» в момент поступления сведений о нарушении работы ТСК и невозможности его восстановить уже не вело промысловую деятельность, а следовало в порт Петропавловск-Камчатский, а, следовательно, в этом случае пограничный орган был должен знать о сложившейся ситуации в сфере вопросов, в том числе за соблюдением режима государственной границы в период следования судна в порт.

 

Так, например, пунктом 2 статьи 21 Закона Российской Федерации от 01.04.1993 № 4730-1 «О Государственной границе Российской Федерации» прямо указано, что промысловая и иная деятельность осуществляется с разрешения пограничных органов, а во внутренних морских водах и в территориальном море Российской Федерации — с уведомлением пограничных органов. С учетом этого, уведомление пограничного органа о деятельности по продолжению движения судна без позиционирования (при неработающем ТСК) оправдано.

 

РЦМ, ОСМ и органы рыбоохраны

 

Вернемся к положению нормативного акта.

Согласно п.10.3  Порядка оснащения судов техническими средствами контроля и их видами (далее Порядок), утвержденного приказом Росрыболовства от 14 июля 2008 г. N50,  нарушение которого и вменено ООО «Поларис», в случае прекращения работы ТСК из-за технической неисправности или по другим причинам капитан судна прекращает промысел, докладывает о причинах неисправности и сроках ее устранения в РЦМ и органы рыбоохраны и запрашивает органы рыбоохраны о возможности продолжения промысла.

 

Итак, нормативный акт подразумевает уведомление и в РЦМ и в органы рыбоохраны.

 

Что такое РЦМ?

РЦМ — региональный центр, обеспечивающий функционирование ОСМ в закрепленном за ним регионе (из раздела 1 Порядка).

ОСМ — отраслевая система мониторинга водных биологических ресурсов, наблюдения и контроля за деятельностью судов рыбопромыслового флота.

 Отраслевая система мониторинга водных биологических ресурсов, наблюдения и контроля за деятельностью судов рыбопромыслового флота (далее ОСМ) была создана в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 26 февраля 1999 г. N 226 «О  создании  отраслевой  системы мониторинга  водных  биологических  ресурсов, наблюдения и контроля за  деятельностью  промысловых  судов".

Как установлено в указанном постановлении Правительства ОСМ была создана в   целях  обеспечения  экономической  безопасности  Российской  Федерации,   рационального  использования,   изучения   запасов   и сохранения  водных биологических ресурсов внутренних  морских  вод,  территориального  моря,  континентального  шельфа,   исключительной   экономической  зоны Российской Федерации, Каспийского  и  Азовского   морей,  а  также наблюдения за промысловой деятельностью российских   судов  на  морских акваториях, находящихся за пределами  юрисдикции   Российской    Федерации.

Таким образом, ОРМ создавалась именно в целях реализации задач, возложенных в первую очередь именно на ФСБ России.

Из пункта 5 указанного Постановления Правительства от 26 февраля 1999 г. N 226 поручено Государственному   комитету   Российской   Федерации   по   рыболовству,  Федеральной пограничной службе Российской  Федерации,   Государственному   таможенному   комитету   Российской   Федерации,   Министерству  внутренних  дел  Российской  Федерации,   Федеральной   службе   безопасности  Российской  Федерации,  Федеральной   службе  налоговой  полиции Российской Федерации, Федеральной службе  России   по  валютному  и  экспортному контролю,  Государственному  комитету   Российской  Федерации  по охране окружающей  среды  и  Министерству   природных  ресурсов  Российской Федерации определить  порядок  обмена информацией о промысловой  деятельности  российских  и  иностранных  судов во внутренних  морских  водах,  в   территориальном море, на континентальном шельфе и в  исключительной   экономической  зоне Российской Федерации, в Каспийском  и  Азовском   морях,  а  также  о  деятельности российских судов,  осуществляющих   промысел   водных   биологических  ресурсов  и  морские   ресурсные  исследования  в  открытой  части Мирового  океана  и  экономических   зонах иностранных государств.

 

Таким образом, указанное постановление предопределило правило, что поступление информации в один из указанных органов становится доступной и другим органам, включая ФАР (выполняющий частично функции Государственного комитета РФ по рыболовству) и ФСБ РФ (включившую в свой состав Федеральную пограничную службу).

 

 

ФГБУ ЦСМС как составная часть Федерального агентства по рыболовству

 

Федеральное государственное бюджетное учреждение "Центр системы мониторинга рыболовства и связи"  (Federal Government-Financed Institution «Centre of Fishery Monitoring and Communications») было создано в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 12 марта 2008 года № 304-р.

ФГБУ ЦСМС является подведомственным Федеральному агентству по рыболовству учреждением.

ЦСМС оказывает государственные услуги и выполняет государственные работы в целях осуществления полномочий Федерального агентства по рыболовству в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов, а также исполнения обязательств Российской Федерации, вытекающих из Международной конвенции по охране человеческой жизни на море 1974 года (СОЛАС-74) и поправок к этой Конвенции 1988 года.

Центр системы мониторинга рыболовства и связи обеспечивает государственный мониторинг водных биологических ресурсов, наблюдение и контроль за деятельностью судов рыбопромыслового флота, развивает и обеспечивает функционирование находящихся в ведении Федерального агентства по рыболовству береговых объектов Глобальной морской системы связи при бедствии и для обеспечения безопасности (ГМССБ).

Камчатский филиал ФГБУ ЦСМС, таким образом, представляет собой учреждение, выполняющее функции Росрыболовства в сфере соблюдения рыбопромысловыми судами положений об оснащении их системой ТСК и контролем за их использованием.

В реализации функций Росрыболовства наряду с его территориальными управлениями принимают участие и другие структурные подразделения Росрыболовства и подведомственные ему учреждения.

Камчатский центр связи и мониторинга (КЦСМ) письмами подтвердил получение от судна «Орочон» сведений о местоположении судна за период с 4 по 6 октября 2013 года. Опрошенный в судебном заседании специалист КЦСМ, также подтвердил, что капитаном судна было направлено сообщение в КЦСМ о причинах неисправности ТСК, а именно, что причину установить не удалось, а позже направлялись сведения о местонахождении судна, и, с учетом этого, полагал, что судно законодательство в этой части нарушено не было.  Кроме этого, специалист показал, что сведения о неисправности ТСК было направлено автоматически судовладельцу на электронный адрес. После этого КЦСМ получило на электронный адрес сообщение от судна о переходе в ручной режим подачи данных в связи с невозможностью устранить неисправность. Специалист подтвердил, что неисправность не всегда может быть выявлена собственными силами экипажа.

В подтверждении высказанной позиции в части уведомления о неисправности ТСК Росрыболовство, защита обращает внимание на то, что согласно Уставу
федерального государственного бюджетного учреждения «Центр системы мониторинга рыболовства и связи», утвержденного приказом Росрыболовства от 31.05.2011 № 571 (в редакции приказов Росрыболовства от 24.08.2012 № 705, от 29.03.2013 № 224, 12.08.2013 № 599):

1.12.    Зоны деятельности Учреждения:

а)                все субъекты Российской Федерации – в части:

регистрации в отраслевой системе мониторинга водных биологических ресурсов, наблюдения и контроля за деятельностью промысловых судов (далее – отраслевая система мониторинга) российских юридических лиц и граждан, осуществляющих виды деятельности по рыболовству, товарному рыбоводству, производству рыбной и иной продукции из водных биологических ресурсов и имеющих место нахождения в указанных субъектах Российской Федерации (далее – российские пользователи);

выдачи подтверждений о регистрации российских пользователей в отраслевой системе мониторинга;

сбора, обработки, хранения и предоставления данных о деятельности российских пользователей;

(в редакции приказа Росрыболовства от 24.08.2012 № 705)

б)                все субъекты Российской Федерации – в части:

регистрации в отраслевой системе мониторинга судов рыбопромыслового флота, эксплуатирующихся российскими пользователями, имеющими место нахождения в указанных субъектах Российской Федерации, от своего имени, независимо от того, являются ли они собственниками судов или используют их на ином законном основании (далее – российские суда), с использованием которых российские пользователи осуществляют рыболовство, приемку, перегрузку, транспортировку, хранение и выгрузку рыбной и иной продукции из водных биологических ресурсов, снабжение судов топливом, водой, продовольствием, тарой и другими материалами;

выдачи подтверждений о регистрации российских судов в отраслевой системе мониторинга;

тестирования технических средств контроля, установленных на российских судах, оформления и выдачи свидетельств соответствия ТСК;

сбора, обработки, хранения и предоставления данных о местоположении и данных о деятельности российских судов;

(в редакции приказа Росрыболовства от 24.08.2012 № 705)

….

1.13.    Учреждение имеет в своем составе следующие обособленные подразделения:

….

Камчатский филиал федерального государственного бюджетного учреждения «Центр системы мониторинга рыболовства и связи» (Камчатский филиал ФГБУ ЦСМС; КчФ ФГБУ ЦСМС), место нахождения: Ключевская ул., д.38, г.Петропавловск-Камчатский, Российская Федерация, 683003;

2.1.         Учреждение осуществляет свою деятельность в соответствии с предметом и целями деятельности, определенными в соответствии с федеральными законами, иными нормативными правовыми актами и настоящим Уставом.

2.2.         Предметом деятельности Учреждения является оказание государственных услуг и выполнение государственных работ в целях:

осуществления полномочий Учредителя в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов;

исполнения обязательств Российской Федерации, вытекающих из Международной конвенции по охране человеческой жизни на море 1974 года (СОЛАС-74) и поправок к этой Конвенции 1988 года.

2.3.         Основными целями деятельности Учреждения являются:

обеспечение государственного мониторинга водных биологических ресурсов, наблюдения и контроля за деятельностью судов рыбопромыслового флота;

развитие и обеспечение функционирования находящихся в ведении Учредителя береговых объектов ГМССБ.

2.4.         Для достижения поставленных целей Учреждение в соответствии с законодательством Российской Федерации осуществляет следующие основные виды деятельности:

2.4.1.      проведение государственного мониторинга водных биоресурсов в части рыболовства и сохранения водных биоресурсов, включая контроль за деятельностью судов рыбопромыслового флота, а также контроль за деятельностью иностранных судов, осуществляющих рыболовство в исключительной экономической зоне Российской Федерации, сбор, обработку, хранение и предоставление данных о производственной деятельности судов и организаций рыбохозяйственной отрасли, имеющих право на добычу (вылов) водных биоресурсов, включая:

а)                выполнение функций головного центра, региональных центров мониторинга, региональных информационных центров отраслевой системы мониторинга;

б)                сбор, обработку, хранение и предоставление Учредителю и по поручению Учредителя иным организациям передаваемых в автоматическом режиме данных о местоположении российских и иностранных судов, осуществляющих рыболовство и оснащенных техническими средствами контроля;

в)                сбор, обработку, хранение и предоставление Учредителю и по поручению Учредителя иным организациям данных о деятельности российских и иностранных судов, которые поступают в виде судовых суточных донесений капитанов судов;

(в редакции приказа Росрыболовства от 24.08.2012 № 705)

г)                 сбор, обработку, хранение и предоставление Учредителю и по поручению Учредителя иным организациям данных о деятельности организаций рыбохозяйственной отрасли, которые поступают в Учреждение в виде оперативных отчетов руководителей этих организаций по состоянию на 15-е и на последнее число каждого месяца;

(в редакции приказа Росрыболовства от 24.08.2012 № 705)

д)               осуществление наблюдений за рыболовством и сохранением водных биологических ресурсов, контроль за деятельностью российских и иностранных судов, осуществляющих рыболовство, и получение материалов для анализа показателей рыболовства;

е)                передачу данных государственного мониторинга водных биологических ресурсов Учредителю и в его территориальные органы в соответствии с утвержденной Учредителем инструкцией, согласованной с Федеральной службой безопасности Российской Федерации;

ж)              предоставление Учредителю и в органы Федеральной службы безопасности Российской Федерации сведений об обнаружении искажений данных о местоположении российских и иностранных судов во время их деятельности во внутренних морских водах Российской Федерации, в территориальном море Российской Федерации, в исключительной экономической зоне Российской Федерации и на континентальном шельфе Российской Федерации, а также о других признаках нарушений законодательства Российской Федерации о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов;

з)                 обеспечение информационного взаимодействия в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов между Учредителем и федеральными органами исполнительной власти в соответствии с заключенными соглашениями;

 

С учетом изложенного, ролью и значением ФГБУ ЦСМС в деятельности Росрыболовства, можно прийти к выводу, что информация, полученная КЦСМ, не только стала доступна всем структурным подразделениям Росрыболовства (ФАР), но и свидетельствует о поступлении уведомления именно в ФАР, то есть орган рыбоохраны, что свидетельствует о правомерности в этой части действий капитана судна.

 

Суд не учел, что положения об уведомлении РЦМ и органов рыбоохраны как самостоятельных субъектов контроля за деятельностью судов были приняты до преобразования Правительством России этих контролирующих органов.

 

 

Дело в том, что региональный центр мониторинга (далее – РЦМ), о котором говорится в Порядке как о субъекте уведомления,  до издания самого порядка являлся самостоятельным субъектом, созданным на основании постановления Правительства России от 26 февраля 1999 г. N 226 «О  создании  отраслевой  системы мониторинга  водных  биологических  ресурсов, наблюдения и контроля за  деятельностью  промысловых  судов", в пункте 1 которого было постановлено: «Для обеспечения функционирования отраслевой системы мониторинга    водных   биологических   ресурсов,   наблюдения   и   контроля   за    деятельностью промысловых судов ввести в эксплуатацию в  1999  году   в  г.  г.  Мурманске  и  Петропавловске-Камчатском  первую  очередь   региональных центров этой системы».

 

Приказом Комитета по рыболовству России N 337 от 30 ноября 1999г региональный центр мониторинга создан на базе камчатского государственного предприятия "Рыбрадиоцентр" и, вместе с новым статусом, новыми функциями и задачами, получил название Федеральное государственное унитарное предприятие "Камчатский центр связи и мониторинга" (Центр)

 

Федеральное государственное бюджетное учреждение "Центр системы мониторинга рыболовства и связи"  (Federal Government-Financed Institution «Centre of Fishery Monitoring and Communications») (далее ФГБУ ЦСМРС) было создано в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 12 марта 2008 года № 304-р, как новое учреждение, и это новое учреждение было отнесено этим же распоряжением к ведению Госкомрыболовства России.

 

14 июля 2008 г. приказом Росрыболовства от N50 утвержден Порядк оснащения судов техническими средствами контроля и их видами, в котором появилось правило об уведомлении РМС и органов рыбоохраны, так как в тот период времени ФГБУ ЦСМРС еще не существовало и Росрыболовство исходило из существующей структуры в то время системы контроля.

 

27.08.2008 создано ФГБУ ЦСМРС (дата присвоения ОГРН) (из сведений ЕГРЮЛ, доступных в том числе в интернете).

 

Позже пограничная служба была введена в состав Федеральной службы безопасности РФ, Росрыболовство упразднено, а функции по охране рыбных запасов, ставшие обозначаться как функции по охране водных биологических ресурсов, были перераспределены между исполнительными органами власти, в частности часть функцию были переданы Федеральной службе безопасности.  

 

 В настоящее время КчФ ФГБУ ЦСМС согласно Положению о Камчатском филиале федерального государственного бюджетного учреждения «Центр системы мониторинга рыболовства и связи», утвержденном приказом ФГБУ ЦСМС от 17.12.2012 № 145, в соответствии с законодательством Российской Федерации осуществляет следующие основные виды деятельности (п.2.3, 2.3.1):

-сбор, обработку, хранение и предоставление Учреждению,
территориальным органам Агентства и по поручению Учреждения иным
организациям передаваемых в автоматическом режиме данных о
местоположении российских и иностранных судов
, осуществляющих
рыболовство и оснащенных техническими средствами контроля (п.п. «е»);

-предоставление Учреждению и филиалам Учреждения, исходя из их зон деятельности, передаваемых в автоматическом режиме данных о местоположении российских судов, осуществляющих рыболовство и оснащенных техническими средствами контроля (п.п. «к»);

-передачу данных государственного мониторинга водных биологических ресурсов в Учреждение, Агентству и в его территориальные органы в соответствии с утвержденной Агентством инструкцией, согласованной с Федеральной службой безопасности Российской Федерации (п.п. «м»).

-анализ данных государственного мониторинга водных биологических ресурсов и выявление фактов и признаков нарушений законодательства Российской Федерации о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов, предоставление в Учреждение, в территориальные органы Агентства и в территориальные органы Федеральной службы безопасности Российской Федерации сведений об обнаружении искажений данных о местоположении российских судов, независимо от районов их деятельности, иностранных судов — во время их деятельности в исключительной экономической зоне Российской Федерации в пределах Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна, а также о других признаках нарушений законодательства Российской Федерации о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов (п.п. «н»);

-обеспечение информационного взаимодействия в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов между Агентством и федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с заключенными соглашениями (п.п. «о»).

 

Таким образом, во взаимосвязи в принятыми после утвержденного Порядке законами и нормативными документами, во взаимосвязи с перераспределением функций охраны водных биологических ресурсов, можно констатировать, что в случае, если технические средства ТСК вышли из строя не в период осуществления промысловой деятельности на основании имеющегося разрешения, а в период следования  к примеру в порт после окончания промысловой деятельности, когда нет необходимости в использовании разрешения на добычу водных биологических ресурсов, а, следовательно, и нет необходимости в испрашивании соответствующего разрешения на продолжение промысла в отсутствии работы ТСК, капитану судна достаточно уведомить о неисправности  филиал ФГБУ ЦМСРС, что фактически означает уведомление о случившейся неисправности надлежащего органа. Также, в связи с тем, что действующее законодательство не предусматривает возможность ведения промысла в отсутствии работы ТСК, положение об испрашивании разрешения о проведении промысловой деятельности с неработающим ТСК в органах рыбоохраны, о чем говорится также в п.10.3 Порядка,  не является действующим.

 

Капитаном же РС «Орочон» было подано уведомление, кроме КчФ ФГБУ ЦМСРС и в органы охраны водных биологических ресурсов в лице Пограничного управления ФСБ РФ по Камчатскому краю, что подтверждается как записями в судовом журнале, так и выпиской из электронного ящика судна «Орочон»,  которым пользовался капитан судна при подачи уведомлений. Согласно этих документов в адрес Пограничного управления 4 октября 2013 года в 19.51 час было направлено письмо «Позиционирование РС Орочон», следующего содержания «В 06.17 04.10.2013 года по Гринвичскому времени поступило сообщение от системного администратора компании ООО «Интерпро» со ссылкой на service@krcm.ru о прекращении работы ТСК. Поскольку на судне нет в штате радиоспециалиста, пришлось произвести осмотр системы ТСК капитану судна. Причину выявить не удалось. Судно следует в порт Петропавловск-Камчатский.  Обязуюсь по окончании каждых суток, ежечасно подавать данные: время, координаты, курс и скорость судна. С уважением, капитан Юрченко И.И.»

 

Таким образом, действия капитана судна достаточно продуманы, не являются халатными, основаны на добросовестном поведении, открытости, достоверности и тщательности.

 

В такой ситуации особое значение имеет прослеживание ответственности юридического лица, за действия капитана судна. Указанные события не говорят не только об очевидности нарушения, более того, они основаны в большей части не на том, что судно осталось бесконтрольным, что повлияло на охрану каких-то общественных интересов, но на простом утверждении должностных лиц ФАР о том, что кроме их подразделения ФГБУ ЦМСРС, которое от имени ФАР осуществляет деятельность по сбору, оценки, отслеживанию и контролю за судами и работой их ТСК, обеспечивает поступление всей этой информации в первую очередь в ФАР, а также другие контролирующие органы охраны, капитан судна должен еще дополнительно сообщать информацию о работе ТСК в территориальные органы ФАР, то есть совершать двойное уведомление в один и тот же орган. При этом, опрошенный инспектор Степанюк М.В., на показания которого сослался суд, в самом судебном заседании не смог пояснить на какой именно адрес ФАР или его территориального управления должен был капитан судна произвести уведомление, заявив, что на любой почтовый адрес, однако ни в одном нормативном акте самого ФАР нет ни слова о механизме уведомления о неисправности ТСК территориальных органов ФАР, кроме как посредством подачи сведений в филиалы ФГБУ ЦМСРС.

 

Нет оснований утверждать, что юридическое лицо совершило административное правонарушение в силу того, что совершение действий юридического лица в настоящем случае, даже посредством капитана судна, не прослеживается

 

Согласно ч.2 ст. 2.1 КоАП РФ, юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что  у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

В соответствии со ст. 2.2. КоАП РФ:

Из части 1 -  Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично.

Из части 2 — Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

 

Предмет допущенного нарушения определен неверно

 

Как следует из положений ч.2 ст.8.37 КоАП РФ  — под указанным нарушением понимается нарушение правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов и иных правил, регламентирующих осуществление промышленного рыболовства, прибрежного рыболовства и других видов рыболовства, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 8.17 настоящего Кодекса.

 

В нашем случае, никем не оспаривается факт того, что судно не вело деятельности по рыболовству, в том числе ни промышленному, ни прибрежному.

ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» (ст.1):

9) рыболовство — деятельность по добыче (вылову) водных биоресурсов и в предусмотренных настоящим Федеральным законом случаях по приемке, обработке, перегрузке, транспортировке, хранению и выгрузке уловов водных биоресурсов, производству рыбной и иной продукции из водных биоресурсов;

(п. 9 в ред. Федерального закона от 03.12.2008 N 250-ФЗ)

10) промышленное рыболовство — предпринимательская деятельность по поиску и добыче (вылову) водных биоресурсов, по приемке, обработке, перегрузке, транспортировке, хранению и выгрузке уловов водных биоресурсов, производству на судах рыбопромыслового флота рыбной и иной продукции из этих водных биоресурсов;

(п. 10 в ред. Федерального закона от 03.12.2008 N 250-ФЗ)

10.1) прибрежное рыболовство — предпринимательская деятельность по поиску и добыче (вылову) водных биоресурсов, приемке, обработке, транспортировке, хранению и выгрузке уловов водных биоресурсов в определенные органами государственной власти прибрежных субъектов Российской Федерации места доставки на территориях этих субъектов, в том числе в морские порты Российской Федерации, а в предусмотренных настоящим Федеральным законом случаях перегрузка уловов водных биоресурсов и производство на судах рыбопромыслового флота рыбной и иной продукции из водных биоресурсов;

(п. 10.1 введен Федеральным законом от 03.12.2008 N 250-ФЗ, в ред. Федерального закона от 02.07.2013 N 148-ФЗ)

Судно РС «Орочон» деятельность по добыче окончило, улов весь был сдан на транспортное судно, в силу чего: в момент появления неисправности ТСК 04 октября 2013 года деятельность:

-по добыче (вылову) водных биоресурсов судно не вело.

-по приемке, обработке, перегрузке, транспортировке, хранению и выгрузке уловов водных биоресурсов, производству рыбной и иной продукции из водных биоресурсов судно не вело;

-по поиску водных биоресурсов судно не вело;

Судно следовало пустым, без ведения какой либо деятельности в отношении какой-либо продукции в порт, следовательно указанное деяние не связано с положениями п.2 ст.8.37 КоАП РФ.

 

Последствия и взаимосвязь с назначенным наказанием

 

По смыслу статьи 2.9 КоАП РФ оценка малозначительности деяния должна соотноситься с характером и степенью общественной опасности, причинением вреда личности, обществу или государству.

Согласно пункту 18 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» малозначительность административного правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.

Согласно пункту 21 Постановления Пленума Верховного Суда от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но, с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий, не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных отношений.

 

Из обстоятельств дела установлено, что действиями ни капитана судна, ни тем более юридического лица, каким-либо охраняемым законам интересам ущерба вообще не причинено. Эти последствия даже сформулировать нельзя, что не смог сделать и инспектор ФАР при даче пояснений в суде.

 

С учетом положений закона, вопрос признания малозначительности деяния связана не с признанием защитником или привлекаемым лицом вины, а с наступившими последствиями, а непризнание вины не может учитываться при вынесении решения как отягчающее в этом случае обстоятельство, так как это противоречит требованиям закона.

С учетом изложенного, защита полагает, что суд обязан был в данном деле рассмотреть вопрос и во взаимосвязи с наступившими последствиями и возможности признания деяния малозначительным с учетом отсутствия каких-либо реальных негативных последствий от совершенного, вне зависимости от признания или непризнания вины, более того, что непризнание вины  защитой основана не на отрицании деяния, а на понимании положений нормативных актов, с учетом изменения в законодательстве и структурах органов охраны, при условии отсутствия нормативного закрепления понятия «орган охраны», который предложен к пониманию судом не из буквального установления, а путем логических к тому рассуждений.

 На основании ст.25.5, главы 30  КоАП РФ,

 

ПРОШУ:

 

-отменить постановление судьи Петропавловск-Камчатского городского суда Лобановской Е.А. от 28 января 2014 года и вынести новое решение — дело производством прекратить, в связи с наличием обстоятельств, предусмотренных ст. 24.5 либо ст.2.9 КоАП РФ.

           

Приложение: -ордер адвоката

 

 

Защитник

Адвокат Камчатской

коллегии адвокатов «ЗАЩИТА»                                                          И.А.Копытов

 

5 февраля 2014 года

 

11:45
1697
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Загрузка...