ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Офицеры-подводники обратились в газету в защиту бывшего командира подводной лодки

Офицеры-подводники обратились в газету в защиту бывшего командира подводной лодки

 

В газете «Камчатский край» от 8 августа 2012 года опубликовано обращение офицеров – подводников по заголовком  «Нас допрашивали в ночное время, часами не выпуская из здания».

Данное обращение – это продолжение развития ситуации по возбужденному уголовному делу в отношении контр-адмирала Дубкова И.М.  в связи с тем, что тот, якобы будучи командиром подводной лодки выдавал денежное довольствие мичману Мошинец, который, по мнению органа следствия, не заслуживал этого, так как служил «не правильно»: вместо нахождения на подводной лодке занимался ремонтами рефустановок и выполнением других задач на других судах и на берегу.  Уголовное дело, по нашим сведениям, окончено производством, вот только самому Игорю Дубкову и его защитнику адвокату Евгению Длужевскому следователь показывать не хочет.

 

 

Кстати почему-то Игорю Дубкову инкриминируют неверно начисляемые деньги Мошинцу и за период службы того под руководством других командиров подводных лодок, в частности Долбенкова.  Вероятно, Долбенков дал пояснения следователю, как в детском саду, что он не виноват, так как когда он стал командиром подводной лодки, то Дубков был заместителем командира дивизии, то есть его начальником и он забыл, что согласно Уставу Вооруженных Сил отвечает за свой экипаж и правильность выполнения тем своих обязанностей.  Обидно, если это так, что в нашей армии сохранились командиры, которые прячут головы в песок, пытаясь уйти от ответственности (даже если не было никаких нарушений) за счет своих бывших боевых товарищей. Всем нам еще помнится 1937 год, когда некоторые из красных командиров давали показания на своих бывших начальников, что мол это все те их заставляли участвовать в каких-то заговорах и т.д.  Расстрелянных невиновных начальников реабилитировало время, а вот подчиненных «доносчиков кривды» награда народа не нашла…..  Именно поэтому и хочется спросить у офицера Долбенкова: — кем он был на подводной лодке, когда  Игорь Дубков был назначен на должность заместителя командира дивизии, а позже уехал с Камчатки, командиром или еще кем-то? -если был командиром, то знает ли он Устав, приказы Министра обороны, законы России в части того, какие обязанности на него возлагались как на командира?  -как командир подводной лодки он нес ответственность за подчиненных ему людей или ее продолжал нести Дубков? –а если он никогда не нес ответственность за подчиненных, за свои решения, действия и бездействие, то в какой части на него вообще могли рассчитывать Вооруженные Силы, подчиненные члены экипажа? Ведь тогда получается, что тот, кто сейчас служит с Долбенковым должен понимать одно правило: если что случится – отвечать придется самому, а Долбенков будет свидетелем, поясняющим, что его заставляли, ему приказывали, его направляли, а он ….

Ниже приводится текст обращения офицеров.   

«Нас допрашивали в ночное время, часами не выпуская из здания»

<o:p> </o:p>

Уважаемая редакция!

<o:p> </o:p>

 

<o:p> </o:p>

Пишет вам группа офицеров-подводников, проходящих военную службу в ЗАТО г.Вилючинска Камчатского края.

27 июня 2012 года в газете «Камчатский край» была опубликована статья «Охота на контр-адмирала», которая, естественно, обсуждалась среди офицеров-подводников, знающих лично как контр-адмирала Дубкова И.М., капитана 1-го ранга Долбенкова В.Ю., мичмана Мошинца С.А., так и обстоятельства «из первых рук», изложенных в этой статье. Опубликованная статья в газете справедливо названа «Охота на контр-адмирала», т.к. именно это и происходит на самом деле со стороны военного следственного отдела по гарнизону Вилючинск и лично со стороны заместителя руководителя ВСО по гарнизону Вилючинск майора Тихонова А.Г., который расследует уголовное дело в отношении контр-адмирала Дубкова И.М.

Не только Бердников Ю.Ю., Куашев В.С. и Чернов А.А. знают Дубкова И.М. как настоящего командира подводной лодки, честного офицера, который всегда беззаветно служил Родине, подводному флоту. Таким мы знаем его все, кто имел честь вместе с Дубковым И.М. служить Родине. За честь было выйти с Дубковым И.М. под его командованием в море для выполнения поставленной боевой задачи. Мы знали наперед, что боевая задача, поставленная Родиной, будет выполнена, т.к. Дубков И.М. — это профессионал своего военного дела, золотой фонд подводного флота России.

Правильно указано в вашей статье, что многие сослуживцы Дубкова И.М. считают обвинение его ВСО по гарнизону Вилючинск в совершении какого-то должностного преступления из корыстной или иной заинтересованности полным бредом, придуманным в кабинетах этого следственного отдела.

Мичмана Мошинца С.А. также знаем только с положительной стороны. Это честный, трудолюбивый военнослужащий контрактной службы. Действительно, Мошинец С.А. как в период командования Дубковым И.М. 158-м экипажем, впоследствии командования Долбенковым В.Ю. 158-м экипажем, так и в настоящее время привлекался и привлекается для выполнения работ по ремонту холодильного оборудования — как на подводных крейсерах эскадры, так и холодильного оборудования тыла. Привлекался и привлекается Мошинец С.А. для таких работ не по причине какой-то корыстной или иной личной заинтересованности командиров, а по той причине, что он — специалист своего дела с золотыми руками. Не единожды выполнение боевой задачи определенным экипажем зависело от профессионализма мичмана Мошинца С.В., также от него зависела боеготовность обеспечивающих подразделений. То есть Мошинец С.А., исполняя обязанности военной службы, в частности — по ремонту холодильного и иного оборудования подводных крейсеров эскадры и обеспечивающих подразделений, тем самым обеспечивал выполнение боевых задач, поставленных перед эскадрой. И именно за то, что Дубков И.М. совершенно не по своей инициативе разрешал мичману Мошинцу С.А. отбывать из 158-го экипажа для выполнения таких работ в эскадре, в отношении контр-адмирала Дубкова И.М. военным следственным отделом по гарнизону Вилючинск возбуждено уголовное дело.

По нашему мнению, мотивы у следователя Тихонова А.Г., возбудившего уголовное дело в отношении Дубкова И.М., могли быть разные, как то: карьеризм, угодить вышестоящему руководству, возбудив «заказное дело», самолюбование тем, что в его списке расследуемых дел было или есть уголовное дело, возбужденное в отношении контр-адмирала, командира дивизии, а значит, коррупционной направленности.

«Объективность и незаинтересованность» в расследовании уголовного дела в отношении контр-адмирала Дубкова И.М. мы познали на себе, т.к. многие из нас вызывались в ВСО по гарнизону Вилючинск для допросов в качестве свидетелей. Нас, офицеров-подводников, должностные лица ВСО по гарнизону Вилючинск, в частности — следователь Тихонов А.Г., допрашивал в ночное время суток, часами не выпускал из здания этого следственного подразделения, угрожая привлечением к уголовной ответственности, увольнением со службы и иными неприятностями по службе, если мы не подпишем в отношении Дубкова И.М. те показания, которые необходимы следствию и которые сочинялись в кабинете следователя Тихонова А.Г. Кто-то, видимо, не желая больше общаться со следователем Тихоновым А.Г. и вообще с должностными лицами этого следственного органа, подписывал составленные следователем протоколы, надеясь впоследствии в суде дать правдивые, объективные показания и объяснить в суде свое поведение на следствии, т.е. почему подписали эти протоколы. Кто-то из вызываемых в ВСО по гарнизону Вилючинск офицеров отказывался от подписи в составленных следствием протоколах допросов свидетелей. Если же допрашиваемый свидетель по делу давал объективные показания, правдивые, которые соответствовали действительности, отказывался от подписи в составленном следствием протоколе допроса с придуманными показаниями, настаивал на своих правдивых показаниях, то в этом случае, после очередных угроз в свой адрес о привлечении к уголовной ответственности, увольнением и неприятностями по службе, свидетель отпускался, но и протокол допроса следователем не оформлялся.

Что касается указанных в статье показаний по уголовному делу в отношении контр-адмирала Дубкова И.М., данных капитаном 1-го ранга Долбенковым В.Ю. Ранее он (Долбенков В.Ю.) в разговорах с офицерами эскадры неоднократно заявлял, что ему пришлось под угрозами следователя Тихонова А.Г. дать не соответствующие действительности показания в отношении Дубкова И.М.; что если он (Долбенков В.Ю.) не подпишет составленные следователем показания в протоколе допроса, то в этом случае в отношении Долбенкова В.Ю. будет возбуждено уголовное дело, т.к. кто-то должен отвечать за то, что, как бы, Мошинец С.А. не исполнял обязанности военной службы во время командования Долбенковым В.Ю. 158-м экипажем, но получал денежное довольствие. В настоящее время Долбенков В.Ю. почти не общается с сослуживцами, избегает разговоров по поводу возбужденного в отношении контр-адмирала Дубкова И.М. уголовного дела.

Изложенное нами выше в обращении — это правда, и это обращение — наша позиция к возбужденному в отношении контр-адмирала Дубкова И.М. уголовному делу и ходу его расследования. Не указываем свои воинские звания, должности и фамилии, т.к. без разрешения командования эскадры и согласования с ним позиции не имеем права обращения к средствам массовой информации.

<o:p> </o:p><o:p> </o:p>

С уважением, честь имеем!

04:47
1959
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Загрузка...