ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Обыск у адвоката на Камчатке как способ получения сведений, составляющих адвокатскую тайну

Обыск у адвоката на Камчатке как способ получения сведений, составляющих адвокатскую тайну

                23 ноября 2012 года в квартире адвоката Ольги Говоровой по уголовному делу, в котором она являлась защитником директора ФГУП «Октябрьское», на основании постановления следователя по ОВД следственного отдела по городу Елизово Следственного управления Следственного комитета РФ Пак Е.В., был произведен обыск. Обыск был санкционирован судьей Елизовского районного суда Камчатского края Пискун Ю.П.  Основанием для производства обыска послужило предположение следователя, что у адвоката в квартире могут находиться документы, которые имеют значение для уголовного дела только потому, что адвокат до возбуждения уголовного дела оказывал юридическую помощь предприятию  ФГУП «Октябрьское». Вновь органы следствия сделали попытку получить сведения, составляющие адвокатскую тайну.  

 

                До этого следственные органы уже пробовали допрашивать адвокатов в качестве свидетелей, но суд признавал такие действия незаконными. Обращение по поводу незаконности действий должностных лиц следственного комитета на Камчатке председателя Камчатской коллегии адвокатов «ЗАЩИТА» Игоря Копытова было уже рассмотрено исполняющим обязанности прокурора края Петром Храмушиным, который в своем ответе от 9 ноября 2012 года указал, что «В связи с выявленными нарушениями требований действующего уголовно-процессуального законодательства, подтвержденными в ходе судебного разбирательства по жалобе Шипиловского А.В. 09.11.2012 прокуратурой края в адрес руководителя Следственного управления Следственного комитета России по Камчатскому краю направлено информационное письмо о недопущении аналогичных нарушений закона впредь».  
                И вот 23 ноября 2012 года у другого адвоката, являющегося защитником по уголовному делу, проводят обыск в квартире.  Какие действительно цели преследовали должностные лица следственного комитета, если следователем в постановлении было указано о необходимости изъятия у адвоката электронных носителей информации (жесткие локальные диски, флэш носители, СД-носители и т.д.)? Как эти цели согласуются с правами граждан, которым адвокаты оказывают юридическую помощь и чем в нашем государстве гарантируется адвокатская тайна от вмешательства в нее правоохранительных органов?  Даст ли оценку этим обстоятельствам Камчатский краевой суд покажет время.  А пока данные нарушения профессиональных прав адвокатов стали предметом рассмотрения Совета адвокатской палаты Камчатского края на заседании, состоявшемся 28 ноября 2012 года. По результатам заседания было принято решение об обращении от имени адвокатской палаты Камчатского края в адрес прокурора Камчатского края Анатолия Князева и руководителя следственного управления следственного комитета РФ по Камчатскому краю Юрия Мороза.
                В силу ст.182 УПК РФ основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.
                Обыск – это следственное действие, основным содержанием которого являются поиск (отыскание) и изъятие предметов и документов, имеющих доказательственное значение.
Согласно требованиям статьи 447 УПК РФ адвокат относится к категории лиц в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам.
Согласно п.3 ст.8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» проведение следственных действий в отношении адвоката (в том числе жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения, принимаемого судом.
               Исходя из статуса лица, занимающего помещения, в строгом соответствии с практикой Европейского Суда, обыск адвокатских помещений должен быть предметом особенно тщательного контроля (см. постановление Европейского Суда от 13 ноября 2003 года по делу «Элджи и другие против Турции», жалобы №23145/93 и 25091/94, §669). При этом суд обязан установить эффективные гарантии против злоупотреблений или произвола при производстве действий, в том числе обязать присутствие независимого наблюдателя, обеспечивающего неприкосновенность предметов, относящихся к профессиональной тайне.
               При этом, следователем устанавливается конкретный перечень предметов и документов, подлежащих изъятию с тем, чтобы следователь имел определенное, ограниченное усмотрение при определении того, представляли ли документы интерес для расследования, также должны быть приняты меры к защите привилегированных материалов, а последствия обыска ограничены разумными пределами (см. постановление Европейского Суда от 22 мая 2008 года по делу «Илия Стефанов против Болгарии», жалоба №65755/01, §41; и постановление Европейского Суда от 9 декабря 2004 года по делу «Ван Россем против Бельгии», жалоба №41872/98, §45).
               Как следует из действующего законодательства адвокатская тайна представляет собой правовой режим, в рамках которого, с целью обеспечения иммунитета доверителя, осуществляется запрет на неправомерное получение и использование третьими лицами любой информации, находящейся у адвоката в связи с оказанием правовой помощи доверителю, а также на несанкционированное доверителем нарушение адвокатом конфиденциальности переданных ему сведений.
               В соответствии в пунктом 5 статьи 6 КПЭА правила сохранения адвокатской тайны распространяются на:
— факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;
— все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;
— сведения, полученные адвокатом от доверителей;
— информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;
— содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;
— все адвокатское производство по делу;
— условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;
— любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.
                Согласно ст.8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и ст.6 Кодекса профессиональной этики адвоката, регулирующих вопросы соблюдения адвокатской тайны, адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известными в связи с исполнением профессиональных обязанностей.
                Уголовно-процессуальное законодательство устанавливает аналогичное правило в отношении сведений, которые стали известны адвокату в связи с осуществлением его профессиональной деятельности. Так, адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи. В отношении сведений об этих обстоятельствах адвокат наделен свидетельским иммунитетом (пункт 40 статьи 5, подпункты 2 и 3  пункта 3 статьи 56 УПК РФ).
 
                И поэтому на вопрос: может ли гражданин России быть уверен в том, что его тайна, доверенная адвокату на Камчатке, не станет достоянием правоохранительных органов, по причине возможности обыска в квартире адвоката, вероятно вскоре разрешится.

 

22:32
1890
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Загрузка...