ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Обвиняемый отказался от услуг защитника, который ему эти услуги и не оказывал

Обвиняемый отказался от услуг защитника, который ему эти услуги и не оказывал

 


Уголовное дело в отношении контр-адмирала Игоря Дубкова, расследуемое уже более 2, 5 лет следователями военно-следственного управления следственного комитета по Тихоокеанскому флоту, вновь напомнило о себе с неожиданной стороны.   Это уголовное дело, в свое время возвращенное из гарнизонного военного суда, в том числе с целью его соединения с уголовным делом, возбужденным в отношении  Владимира Долбенкова, сменившего в свое время Игоря Дубкова в должности командира подводной лодки и являвшегося на протяжении длительного периода времени основным свидетелем обвинения, все еще находится в стенах следственного органа, правда в настоящее время в стадии ознакомления обвиняемого Игоря Дубкова и его защитников с материалами уголовного дела.  Владимира Долбенкова же следственный орган по ч.1 ст.286 УК РФ – превышение полномочий, амнистировал, но, вероятно, перед принятием решения об амнистии в отношении Владимира Долбенкова, с последним что-то происходило и  что-то не вполне объяснимое. Так, Владимир Долбенков ни с того, ни с сего написал заявление об отказе от услуг адвоката Игоря Копытова, который ему эти услуги никогда и не оказывал.

 


Заявление написано оказалось на имя заместителя руководителя ВСО ВСУ СК России по ТОФ А.П.Олещука, а, значит, уже тогда, когда уголовное дело было передано в производство последнему.   

Вот что написал офицер (если его можно отнести к этому высокому сословию) Владимир Долбенков:

 

В материалах уголовного дела нет ни ордера адвоката Игоря Копытова, ни его какого-либо заявления или письма в интересах Владимира Долбенкова, ни самого главного – решения о его допуске в качестве защитника Владимира Долбенкова.  Со слов адвоката Игоря Копытова, он никогда не оказывал юридической помощи Владимиру Долбенкову и не мог ее оказывать в силу того, что оказывал таковую Игорю Дубкову, хотя по уголовному делу в качестве защитника не участвовал. Владимир Долбенков приходил в коллегию однажды, примерно полтора года назад, но о своей защите разговаривал с другими адвокатами. Почему же и зачем было составлено и написано данное заявление?  А, может быть, оно было написано по «просьбе»?  Ведь, если посмотреть  положения закона, то закон (УПК РФ) не допускает оказание юридической помощи адвокатом одновременно лицам, с противоречащими интересами.  Само собой интересы контр-адмирала Игоря Дубкова не совпадают с интересами Владимира Долбенкова, который на протяжении всего периода следствия, как это следует из обращений защиты Игоря Дубкова,  старался выполнять все просьбы органа следствия, на каком бы этапе эти просьбы не возникали.  Он же согласился и с совершенным им преступлением, попросив орган следствия применить к нему амнистию. А контр-адмирал Игорь Дубков никогда себя виновным не считал и как настоящий офицер Российской Армии своих позиций не менял.  Но орган следствия, под руководством руководителя следственной группы А.П.Олещука, юридически принудил Игоря Дубкова находиться не по постоянному месту своего жительства, а в г.Владивостоке, всеми силами, фактически, стараясь заставить его, пойти на уступки следствию и дать согласие на прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, в том числе используя то обстоятельство, что основной защитник Игоря Дубкова — адвокат Евгений Длужевский, находится в Петропавловске-Камчатском и ограничен в возможности более полного оказания юридической помощи.  Но причем здесь адвокат Игорь Копытов? И здесь у руководства следственной группы тоже, вероятно, есть своя логика. Не исключено, что «одаренный следственный ум» предположил, что в качестве защитника Игоря Дубкова во Владивосток прибудет именно адвокат Игорь Копытов и родилась идея, представить дело так, что Игорь Копытов уже оказывал юридическую помощь другому уголовно-преследуемому лицу -  Владимиру Долбенкову и, тогда, у органа следствия появлялись все основания отказать адвокату в допуске того в качестве защитника Игоря Дубкова в уголовное дело.  Да, встречаются еще случаи фабрикации некоторых обстоятельств по уголовным делам следователями. Каждый такой следователь объясняет свои поступки неизвестными никому государственными интересами…  И, потому, если А.П.Олещук и, предположим, попросил В.Долбенкова написать заявление об отказе от того, чего не было,  это одно, но почему В.Долбенков пошел на такое «сотрудничество», основанное на неправде, это другое.  Часто говорят об офицерской чести. Поступил ли В.Долбенков как офицер или он, в случае этого вопроса к нему, сошлется на то, что он законов не знает, а следователь знает?.. А не трусость ли это  перед мощью следственного органа?  Как же он как командир отдает приказы своим подчиненным?  И как ему, вот такому командиру руководство Министерства обороны доверяет управлять своими офицерами и солдатами?  А, может, просьбы не было никакой, просто Владимир Долбенков сам в один из дней встал, и написал заявление ни с того ни  с сего?  Но, в этом случае все выглядит, как представляется, все гораздо печальнее….  Ведь если уже офицеры российской армии пишут заявления о том, чего не было, армии может скоро и не стать…

А на сегодняшний момент, на вопрос защитника Игоря Дубкова адвоката Евгения Длужевского о происхождении указанного заявления, никакого вразумительного пояснения дано не было… 

 

Ранее по этой теме:

В круге втором
Военный суд по просьбе прокурора исключил из материалов уголовного дела часть этих материалов и «поправил» конституционные права подсудимого
35 гарнизонный военный суд выяснил, что в материалах уголовного дела содержится государственная тайна
Без права на защиту
Дело – под грифом «Секретно»
Офицеры-подводники обратились в газету в защиту бывшего командира подводной лодки
Охота на контр-адмирала

19:21
1048
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Загрузка...