ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

Анонимные адвокаты попросили помощи у прокурора

Анонимные адвокаты попросили помощи у прокурора

 

В №12 «Новой адвокатской газете» (16-30 июня 2014 года) опубликована статья Александра Крохмалюка, под названием ««Карманные»: Прокурорский Рубеж», в которой автор рассказывает, как прокуратура Ставропольского края стала на защиту, якобы анонимных адвокатов, желающих оказывать юридическую помощь гражданам в качестве их защитников, при содействии в этом органов следствия. В России таких адвокатов давно окрестили «карманными», то есть такими, которые «появляются» на следствии в качестве защитников по приглашению следователей, либо после того, как следователь сам навязал гражданину фамилию этого адвоката. Деньги такие адвокаты получают за работу от государства, но вот оказывают ли они реальную юридическую помощь гражданам, сказать сложно. Ведь, порой, нужно признать, что следователь приглашая адвоката в качестве защитника по назначению, будучи лично уполномоченным выносить постановление об оплате труда такому защитнику, рассчитывает на свое понимание «помощи» приглашенного им адвоката. В приведенной ниже статье автор рассказывает, как прокуратура решила отстаивать права и каких адвокатов.

Ниже публикуется статья ««Карманные»: Прокурорский Рубеж».

 

 

 

«КАРМАННЫЕ»: ПРОКУРОРСКИЙ РУБЕЖ

На внеочередном заседании Совета Адвокатской палаты Ставропольского края (АП СК) был рассмотрен протест прокуратуры на решения Совета о порядке участия адвокатов в защите по назначению

6 июня состоялось внеочередное заседание Совета АП СК, где был рассмотрен протест заместителя прокурора Ставропольского края А.С. Гуськова на решения Совета АП СК от 11 ноября 2008 г. «О порядке участия адвокатов Ставропольского края в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда» и от 19 ноября 2013 г. «О порядке участия адвокатов Ставропольского края в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда, в гражданском судопроизводстве по назначению суда».

 

Цели одни – методы разные.

Прокуратура усмотрела в названных выше решениях Совета несоответствие действующему законодательству, в том числе Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатской деятельности) и Конституции РФ, отметив, что ряд положений в решениях Совета «нарушают права и законные интересы как подозреваемых (обвиняемых), так и адвокатов».

Основанием для прокурорской проверки и вынесения протеста явились анонимные обращения нескольких адвокатов АП СК, недовольных новым порядком участия в защите по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда. Этот порядок был установлен Советом АП СК в конце прошлого года на основании опыта Палаты адвокатов Самарской области, получающего все большее распространение в адвокатских палатах других субъектов. Суть его заключается в «обезличенном» выборе адвокатов, привлекаемых к защите по назначению, через операторов центра помощи по назначению, распределяющих заявки, поступающие от органов дознания, предварительного следствия и суда. Выбор происходит автоматически с использованием компьютерной программы по списку очередности. При этом фиксируется субъект, от которого пришла заявка, время, а также данные адвоката, который принимает запрос на участие в защите.

В результате использования данной системы в Самарской области практически была решена проблема так называемых «карманных адвокатов», разрушены коррупционные смычки между недобросовестными защитниками и представителями государственных органов, действующими «по соглашению», но между собой.

С введением нового порядка назначения защитников в Ставропольском крае ситуация также стала меняться к лучшему. Однако у нововведения нашлись противники. Нетрудно понять, почему они не решились поставить подписи под своими жалобами в прокуратуру. Как нам сообщили в АП СК, после введения нового порядка назначения адвокатов для защиты граждан, имеющих право на «бесплатного» адвоката, не стало случаев, когда один и тот же защитник участвовал в подобных делах по десять и более раз в сутки. Понятно, что обеспечить качественную защиту такой адвокат даже физически не мог, поскольку дела, требующие участия защитника, шли одно за другим, а подчас и одновременно. Признать такую «защиту» приемлемой – значит заведомо расписаться в действиях, противоречащих не только адвокатской этике, но и сути адвокатской профессии. Тем не менее мотивы, руководившие анонимщиками, понятны. Ведь даже казенные гонорары при «конвейерной» защите составляли кругленькую сумму. Но что заставило руководителей прокуратуры Ставропольского края принять доводы таких защитников? Можно выдвинуть несколько гипотез. Однако целью данной статьи не является каким-либо образом скомпрометировать органы прокурорского надзора, и мы будем исходить из того, что представители прокуратуры в стремлении утвердить торжество закона руководствовались самыми искренними намерениями. Как сказала президент АП СК Ольга Руденко, открывая заседание Совета: «Мы работаем в одном правовом поле и во многом преследуем одни цели, среди которых защита законных прав и свобод наших граждан является приоритетной. Вот только методы достижения этих целей у нас разные».

В принципе, Совет мог и вовсе не рассматривать протест прокуратуры, поскольку он был внесен не по адресу. Положение о Министерстве юстиции РФ (утверждено Указом Президента РФ от 13 октября 2004 г. № 1313) относит адвокатуру к сфере деятельности Минюста России. Осуществление на территории Российской Федерации функции по контролю и надзору за соблюдением законодательства РФ адвокатами, адвокатскими образованиями и адвокатскими палатами относится к полномочиям Минюста России (подп. 30.16 п. 7). А согласно Федеральному закону «О прокуратуре Российской Федерации» (п. 2 ст. 21) «при осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы».

Тем не менее, учитывая важность вопроса для адвокатского сообщества в целом, Ольга Борисовна Руденко приняла решение рассмотреть протест заместителя прокурора края на заседании Совета палаты с участием представителя прокуратуры Елены Ворошиловой.

 

Позиция прокуратуры

В протесте на решения Совета указывается, что решением Совета от 11 ноября 2008 г. установлен территориальный принцип участия адвокатов в делах по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда. По мнению заместителя прокурора Ставропольского края, это означает запрет на участие адвокатов в качестве защитников по назначению за пределами административного района, тогда как Закон об адвокатской деятельности не ограничивает право адвоката осуществлять свою деятельность на всей территории Российской Федерации.

Решением Совета от 19 ноября 2013 г. установлено, что лицо, пользующееся правом на защиту по назначению, не вправе при этом требовать назначения конкретного, выбранного им адвоката. В протесте указывается, что это ограничивает конституционное право данного лица на защиту.

«…Если обвиняемым было заявлено ходатайство о назначении ему конкретного адвоката, оно было удовлетворено, а адвокат имеет возможность оказать юридическую помощь, то ограничение полномочий адвоката, действующего по назначению, рамками порядка, предусмотренного решением Совета, не соответствует законодательству об адвокатской деятельности», – говорится в протесте.

Заместитель прокурора указал также на противоречия между нормами решения Совета от 11 ноября 2008 г., разрешавшими адвокату самостоятельно принимать требование (заявку) на участие в качестве защитника по назначению, и нормами решения Совета от 19 ноября 2013 г., запрещающими адвокату самостоятельно принимать такие заявки.

Стилистика протеста и аргументы, в нем приведенные, не оставляют сомнений в том, что его готовил человек кровно заинтересованный в сохранении старой системы назначения адвокатов. Хотелось бы верить, что он так же искренен в стремлении отстоять права граждан и их защитников. Но ответ Совета палаты на прокурорский протест заставляет в этом усомниться.

 

Позиция Совета

В отличие от прокуратуры, Совет АП СК не видит в территориальном принципе признаков крепостного права. Этот принцип, говорится в возражении, положен в основу деятельности органов власти любого уровня, обеспечивает их доступность для населения, целевое использование бюджетных средств, рациональное распределение временных и трудовых затрат. Адвокатура, не являясь государственным органом, не может находиться вне рамок понимания нужд правосудия в своевременном и четком обеспечении права на защиту, нужд правоохранительных органов в обеспечении процесса законного расследования с соблюдением прав лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений. В том числе адвокатура не может находиться и вне рамок бюджетного процесса, одним из приоритетов которого является рациональное и целевое использование бюджетных средств, выделяемых на обеспечение права на защиту путем оплаты труда адвокатов по назначению. Территориальный принцип участия адвокатов в делах по назначению в данном разрезе является наиболее разумным и целесообразным, сводя к минимуму выплаты из бюджета на транспортные расходы, суточные и т.д.

Современное устройство адвокатуры также основано на этом принципе. Адвокатские палаты действуют в рамках соответствующих субъектов Федерации. Закон об адвокатской деятельности наделяет Советы адвокатских палат правом определять порядок оказания адвокатами помощи по назначению (ст. 31) в конкретном субъекте. При этом ни в коей мере не подлежит сомнению или умалению право адвоката осуществлять свою деятельность на всей территории РФ без дополнительного разрешения (п. 5 ст. 9).

Нарушение принципов территориальности и деперсонификации при назначении адвоката в порядке ст. 51 УПК РФ приведет к нарушению равномерности распределения нагрузки между адвокатами, участвующими в делах по назначению, к конфликтным ситуациям, срывам судебных процессов и следственных мероприятий, создаст благоприятные условия для возникновения коррупционных связок «адвокат-должностное лицо». Именно в этом кроется угроза правам граждан на квалифицированную юридическую защиту, а не в системе назначения адвокатов, которая вызвала протест прокуратуры.

Что касается права лица на выбор конкретного защитника, нарушение которого усматривается в протесте, то об этом лучше всего сказано в заключении экспертно-методической комиссии Совета ФПА. «Уголовно-процессуальный кодекс РФ ни в одной статье, регламентирующей защиту подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, не предусматривает обязанность дознавателя, следователя или суда назначать в качестве защитника конкретного адвоката, указанного этими участниками уголовного судопроизводства, – говорится в заключении. – Статьи 49 и 50 УПК РФ предусматривают допуск конкретного адвоката для участия в качестве защитника в уголовном деле лишь в том случае, когда он приглашен подозреваемым или обвиняемым. В случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника».

 

Последний рубеж

Казалось бы, для любого юриста – эти доводы понятны и очевидны. Не смогла на них возразить и представитель прокуратуры Елена Ворошилова. Чем, в таком случае, был продиктован протест, появившийся в Совете АП СК? В качестве ответа приведу небольшой эпизод, о котором мне рассказал вице-президент палаты Владимир Шатурин.

Незадолго до принятия решения Совета о новом порядке участия адвокатов в качестве защитников по назначению одна из адвокатов пришла в палату за бланками ордеров. «Помилуйте, – сказали ей, – ведь неделю назад вам выдали пачку. Вы что, дела штампуете?». «У меня такое тяжелое материальное положение, – взмолилась дама. – Дайте хоть напоследок».

Комментарии здесь излишни…

Совет АП СК отклонил протест прокуратуры как необоснованный и незаконный.

 

Александр КРОХМАЛЮК,
главный редактор «АГ»

22:13
1062
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Загрузка...