ЗАЩИТА

КАМЧАТСКАЯ
КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ

г.Петропавловск-Камчатский
пр. 50 лет Октября, 20, офис 50
тел. +7 (4152) 236255

4 июля 2012 года прекратило существование уголовное дело, возбужденное в сентябре 2009 года, в отношении, в то время главы ЗАТО г.Вилючинска, Александра Маркмана

4 июля 2012 года прекратило существование уголовное дело, возбужденное в сентябре 2009 года, в отношении, в то время главы ЗАТО г.Вилючинска, Александра Маркмана

 

4 июля 2012 года следственным управлением следственного комитета РФ по Камчатскому краю окончательно прекращено уголовное преследование Александра Маркмана по п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.285 УК РФ, да и дело прекращено в связи с отсутствием преступления, предусмотренного ч.1 ст.293 УК РФ. Таким образом, орган следствия признал доводы защитников Александра Маркмана адвокатов Игоря Копытова и Елены Комлевой, в этой части, правильными.
 

 

История этого дела относится к 2005 году. Уже тогда, сотрудники федеральной службы безопасности РФ по Камчатскому краю начали изымать в администрации множественные документы, все пытаясь найти что-то преступное, как будто их об этом просили.
Именно начальник управления РУ ФСБ РФ по Камчатской области Нечипорюк В.П. с ноября 2005 года стал направлять материалы прокурору Камчатской области для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. А в адрес начальника РУ ФСБ РФ по Камчатской области материалы представлял оперуполномоченный РУ ФСБ РФ по Камчатской области Э.В.Стегней и старший оперуполномоченный РУ ФСБ РФ по Камчатской области А.В. Овчинников.
С этого периода выносилось не одно постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
С февраля 2009 года позиция сотрудников РУ ФСБ РФ по Камчатскому краю (после образования края) была усилена заявлениями Михаила Беликова, проигравшего Александру Маркману перед этим выборы на должность главы администрации, о совершении преступлений главой ЗАТО г.Вилючинска, которые неоднократно также проверялись. И вновь следователи следственного комитета отказывали в возбуждении уголовного дела.
Может быть, и не было бы никакого уголовного дела, если бы ни… появление еще одного заявителя. Нина Елисеенко, работавшая с 1995 по 2005 годы в должности начальника отдела по учету и распределению жилой площади при администрации г.Вилючинска (она как раз и отвечала за очередность и распределение жилья в ЗАТО) и получившая в 2001 году по программе переселения двухкомнатную квартиру в г.Железнодорожном, 27 августа 2009 года, то есть через восемь лет, осознала незаконность своих действий и прибыла к следователю с явкой с повинной, в которой она указала, что хоть и стояла в очереди на жилье с 1994 года, но получила двухкомнатную квартиру незаконно, так как с мужем, с которым она проживает более двадцати лет состоит в гражданском браке. То есть, получается ей была положена однокомнатная квартира, а получила она двухкомнатную. Конечно, в своей явке с повинной Нина Елисеенко не указывает, что документы на квартиру готовились под ее личным руководством, а в комиссии, на которой должен был рассматриваться вопрос о предоставлении ей жилья, Александр Маркман не состоит. При этом постановления по выделению жилья Александр Маркман подписывал на основании тех материалов и тех решений, которые готовились именно Ниной Елисеенко и принимались комиссией, где она и была председателем.
Теперь то, можно представить, как вспоминала свои преступные действия Нина Елисеенко, если через восемь лет оказалась в кабинете следователя с явкой с повинной. Ведь никто не поверит, что туда она пришла по своей собственной инициативе. Остается предположить, что ее появлению у следователя в кабинете предшествовала ни одна «беседа» с оперуполномоченными РУ ФСБ РФ по Камчатскому краю. А явку с повинной принимал следователь Елизовского следственного отдела следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ Круглов К.С.
1 сентября 2009 года было возбуждено уголовное дело №918022 в отношении главы ЗАТО г.Вилючинска Александра Маркмана. По ч.2 ст.285 УК РФ.
4 сентября 2009 года указанное постановление о возбуждении уголовного дела было признано незаконным заместителем прокурора Камчатского края и отменено.
И вновь на сцене оказался Михаил Беликов, который обжаловал решение заместителя прокурора Камчатского края в суд и суд признал постановление заместителя прокурора края необоснованным, поэтому, в связи с решением суда это постановление было отменено решением прокурора Камчатского края.
Так трудно начиналось это уголовное дело, по которому Александр Маркман отстранялся от должности, проводилось множество разных экспертиз, проверок, обысков, выемок, судов и т.д.
Орган следствия, так как уголовное дело возбудил руководитель следственного управления следственного комитета РФ по Камчатскому краю Юрий Мороз, стремился всячески получить доказательства виновности Александра Маркмана, даже там где их быть не могло. Следователь инициировал проведение проверки ТУ Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Камчатском крае, которая, как ни странно, проводилась в кабинете следователя, по материалам, предоставленным следователем. Появился на свет акт проверки №113, составленный по результатам проверки, проведенной главным контролером-ревизором Котеневой В.И. при участии старшего контролера – ревизора Зверевой В.Д., на основании письма Следственного управления СК при прокуратуре РФ по Камчатскому краю.
Конечно, сам акт не мог быть обжалован в суде. Но на основании этого акта ТУ Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Камчатском крае вынесло предписание об устранении нарушений законодательства от 19.08.2010 года №47 и представление о ненадлежащем исполнении бюджетного процесса от 19.08.2010 года №81, в которых были изложены все обстоятельства, изложенные в акте №113 и расцененные как нарушение закона.
Решением арбитражного суда Камчатского края от 13 января 2011 года (дело №А24-3857/2010), вступившим в силу на основании решения Пятого арбитражного апелляционного суда от 19 апреля 2011 года, оставившим решение арбитражного суда Камчатского края без изменения, признаны не действительными как не соответствующие бюджетному законодательству вынесенные Территориальным управлением Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Камчатском крае предписание об устранении нарушений законодательства от 19.08.2010 года №47 и представление о ненадлежащем исполнении бюджетного процесса от 19.08.2010 года №81.
Иными словами, все, что указали должностные лица в акте, арбитражным судом было признано неправильным. Оценку в решении арбитражного суда получило и предоставление жилья и Нине Елисеенко как не имеющего доказательств, что такое предоставление было произведено в нарушение закона.

В целом дело у следственного органа ни как не клеилось.
Самым проблемным в доказывании оказался мотив. За получаемые людьми квартиры Александр Маркман денег не брал и ничего не просил в замен. Но преступления не могло быть, если у обвиняемого не было никакого мотива в виде личной заинтересованности или корысти. Кто уж придумал в следственном управлении мотив для Александра Маркмана, история это умалчивает, но в итоге следователь сформулировал его как из иной личной заинтересованности, выразившейся в желании показать себя как лицо, которое может оказать содействие в решении любого вопроса на территории ЗАТО г.Вилючинска.
Защита неоднократно обращало внимание на то, что лицо и есть лицо, но следствие было непреклонно.
Защитники адвокат Игорь Копытов и Елена Комлева отстаивая свою позицию отсутствия какого-либо состава преступления, обращались в различные инстанции, суд, прокуратуру, следственный комитет. Их доводы неоднократно проверялись, но следствие мотив устраивал, как и прочие обстоятельства, которые защитники считали либо не обоснованными либо попросту выдуманными.
 Однако с придуманным органом следствия мотивом не согласился прокурор, который по сути согласился в этой части с позицией защитников… Когда следователь в 2010 году решил первый раз направить уголовное дело в суд, прокурор вернул его на доследование с указанием, в том числе, необходимости поиска доказательств преступности мотива. 
Следствие пыталось найти доказательства. Но никто ничего не мог вспомнить такого, чтобы можно было отнести к личной заинтересованности главы ЗАТО.
Защитники в это время настаивали на прекращении уголовного дела, срок расследования по которому уже выходил за рамки разумного.
Понимая, что найти больше ничего не удастся следственное управление следственного комитета РФ по Камчатскому краю начало битву за направление уголовного дела в суд, стремясь обязать прокурора утвердить обвинительное заключение.
И в этом случае рождался прецедент. Руководство следственного управления посчитало, что сможет заставить прокурора «подчиниться» и обязать того, через вышестоящих должностных лиц утвердить обвинительное заключение.
Заместитель прокурора Камчатского края Петр Храмушин занял принципиальную позицию, согласно которой отказался утверждать обвинительное заключение, составленное следователем следственного управления, так как нельзя поддерживать в суде обвинение, с которым не согласен, и в материалах дела которого отсутствуют доказательства совершенного человеком преступления.
На решение заместителя прокурора края была подана жалоба, но прокурор края ее отклонил. Тогда орган следствия стал жаловаться в адрес Генеральной прокуратуры России на решения прокурора края и его заместителя, пытаясь заставить их подписать обвинительное заключение. С третьей попытки органу следствия удалось направить жалобы в адрес вначале заместителя Генерального прокурора РФ, а затем и Генерального прокурора, но позиция должностных лиц прокуратуры оказалась единой.
С апреля 2012 года орган следствия не знал, что дальше делать. Но делать было что-то надо. Адвокат Игорь Копытов обратился с просьбой найти «потерянное» уголовное дело, обжалование решения прокурора по которому как-то затянулось. Дело нашлось. Но от такого продолжительного уголовного дела уже устали все. Больше всего, конечно, Александр Маркман. И хотя его на следственные действия уже никто не приглашал, но любая поездка требовала обращения к следователю за разрешением, да и само осознание наличия уголовного дела далеко не радовало. И вот наконец-то, орган следствия, в лице следователя Сергея Нестерюка, вынес постановление о прекращении уголовного дела. Сейчас то, все, кто был причастен к рождению этого уголовного дела, уже этого не помнят, либо делают вид, что к нему не имели никакого отношения. А интересно как сложился их карьерный рост? Не исключено, что они, как у нас обычно на Руси заведено, получили награды и повышения по службе за уголовное преследование невиновного человека. И хотелось бы узнать, а что двигало этими должностными лицами? Какой мотив был у них, когда они принимали все меры к возбуждению уголовного дела? Не желали ли они показать гражданам России себя как лицо, которое может оказать содействие в решении любого вопроса на территории Камчатского края, в том числе в вопросе возбуждения уголовного дела?
 

00:48
1588
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Разблокировать
Загрузка...